Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Никто не сомневается, что выборы-2001 в Беларуси окажутся гораздо более жесткими и насыщенными, чем выборы-94. Тогда правящий режим еще не отличался нетерпимостью к любому инакомыслию.

В 1994г. в Беларуси существовало множество активных политических центров, каждый из которых даже вел в какой-то степени самостоятельную игру. Любая политическая группа образца 1994г. могла не только выдвинуть своего кандидата в президенты, но и организовать вполне приемлемую избирательную кампанию. По крайней мере, тогда перед командами потенциальных кандидатов не стояла проблема первичной регистрации. ЦИК-94 был, конечно, строг и требователен, но все-таки старался работать исключительно в рамках закона, пребывая под тройным контролем - со стороны Кабинета министров, парламента, а также куда более самостоятельной прессы. "Телефонное право", которым пользуется нынешняя администрация, восстановило свои позиции несколько позже. Особенно ярко это проявилось осенью 1996г., после того как указом Лукашенко действующий председатель Центризбиркома Виктор Гончар был отстранен от должности.

Сегодня предвыборная ситуация кардинально отличается от ситуации 1994г. В Беларуси всего два полновесных инициативных центра. С одной стороны - Лукашенко и его ближайшее окружение, с другой - широкий демократический фронт, который предполагает выдвинуть единого кандидата. В отличие от 1994г. государство контролирует все коммуникации потенциальных избирателей, предпочитая изыски казенного агитпропа полновесному информационному плюрализму. Проще говоря, только кандидат от власти - возможно, Лукашенко - будет иметь право на полноценную работу с общественным мнением. Остальные кандидаты, окажись они зарегистрированы вопреки желанию правящей администрации, неизбежно столкнутся с сильным противодействием государственных институтов. Независимые кандидаты не получат доступ в трудовые коллективы, равно как и не смогут воспользоваться ресурсами государственных (в т.ч. региональных) СМИ. Наконец, в 1994г. команда "кандидата от власти" Кебича практически не прессинговала номенклатуру, предоставляя ей шанс сыграть самостоятельно. Сегодня ближайшее окружение Лукашенко активно атакует именно номенклатуру, пытаясь либо убедить последнюю в желательности активной работы на А.Г., либо запугать ее. В этой связи весьма любопытными представляются кадровые ротации, которые сегодня активно практикует Лукашенко.

Перестановки коснулись прежде всего представителей региональной элиты, а также руководителей крупных промышленных секторов. Лукашенко явно не хочет, чтобы в преддверии выборов у него в тылу оказались сильные "лидеры мнений", сплотившие вокруг себя либо отраслевую, либо региональную управленческую элиту.

Однако достаточно ли всего этого, чтобы считать "кандидата в президенты от официального Минска" будущим победителем?

Только сам Лукашенко и еще, возможно, пара-тройка не совсем дальновидных игроков из его окружения полагают, что исход выборов уже сегодня предрешен в его пользу. В реальности все менее предсказуемо. Ведь до сих пор Лукашенко так и не сумел (и, судя по всему, уже не успеет) представить заинтересованным сторонам некий общественный договор, который включал бы в себя определенные поствыборные гарантии для разных слоев отечественной элиты. Более того, своими последними действиями Лукашенко все больше отпугивает от себя потенциальных сторонников. А попавшие в СМИ по электронной почте документы, указывающие на якобы причастность ряда чинов из окружения А.Г. к исчезновениям видных оппозиционных деятелей только усилили страхи номенклатурных ньюсмейкеров. Мы не беремся оценивать правдивость всей этой электронной информации. Тем не менее, по нашим данным, по рукам представителей номенклатуры ходят распечатки посланий анонимных сотрудников КГБ и прокуратуры. Если добавить к этому резкое похолодание, которое возникло в последние месяцы между Москвой и Минском, а также одиозную и провокационную позицию, которую занимают проправительственные СМИ, картина для Лукашенко получается не слишком красивая.

В то же время на пресловутых внешних рынках уже сегодня произошла окончательная переоценка перспектив Лукашенко. Даже Россия, которая до последнего хранила верность А.Г., все больше понимает абсурдность дружбы с ним. По имеющейся информации, в кремлевских кулуарах все больше укрепляются во мнении, что Лукашенко не может выступать гарантом стабильности белорусско-российских экономических интересов.

Правда, не стоит забывать, что официальный Минск обладает серьезным влиянием на внутреннее общественное мнение - прежде всего через местные органы власти. Но не все так однозначно. Иван Пашкевич в своих недавних интервью только приоткрыл завесу, за которой можно обнаружить страх и растерянность местной номенклатуры. По сути, номенклатура больше не видит смысла работать на Лукашенко - слишком большая разница между его требованиями и благодарностью. За тот минимум привилегий, который предоставляет официальный Минск своим бюрократам, вряд ли есть смысл обеспечивать стабильность малоперспективной государственной системы.

Пока оппозиция пытаемся определить собственный формат участия в президентских выборах, совместить личные амбиции "четверки" в командной игре, подготовиться к противодействию регистрации единого кандидата на предварительных этапах, официальный Минск не менее старательно пытается укрепить свои тылы в преддверии сложной избирательной кампании.

Стало известно, что в недрах администрации президента разработаны черновые варианты трех "базисных" документов, которые будут координировать работу "основных направлений".

В частности, первый документ предполагает традиционное для официального Минска последней пятилетки закрепление за каждой областью высокопоставленного чиновника из ближайшего окружения А.Г. в качестве "смотрящего". Именно "смотрящий" должен будет координировать работу областного избирательного штаба (который, скорее всего, образует областной исполком), а также нести полную ответственность не только за процент явки избирателей, но и за процент "правильно проголосовавших". За "смотрящим" также будут закреплены вопросы оперативного управления избирательной кампанией по линии областных филиалов Центризбиркома (комплектация участковых комиссий, досрочное голосование etc.), агитационно-пропагандистские мероприятия в поддержку "правильного" кандидата. Пока еще сложно сказать, кто из нынешних VIP и какую именно область будет курировать. Идет своего рода заявительный период, когда каждый может высказать собственные пожелания о будущем "кураторском" назначении.

Еще один документ, находящийся в стадии "доводки", предполагает свод определенных инструкций для силовых структур на период активной избирательной кампании. В этом документе будет прописана процедура противодействия любым негосударственным массовым инициативам. Основной упор делается на профилактику массовых оппозиционных мероприятий.

Наконец, третий документ описывает формат информационной работы официального Минска с общественным мнением. Как и следовало предполагать, особую роль в данной работе активисты из ближайшего окружения А.Г отводят трудовым коллективам, рекомендуя именно туда перенести основную нагрузку воспитательно-информационных мероприятий. Кроме того, предполагается задействовать формальных и неформальных лидеров различных социальных групп - как по линии "производственных отношений", так и по линии неформальных коммуникаций. Однако вся эта активность исходит исключительно от одного известного человека, и поэтому вряд ли нынешний большой бумагооборот в администрации президента можно рассматривать в качестве фундаментальной подготовки официального Минска к выборной процедуре.

В этой связи весьма интересно проследить за положением основных игроков, которые пока еще занимают сторону Лукашенко.

Наиболее интересной и неожиданной оказалась позиция премьер-министра Владимира Ермошина. Он, конечно, не превратился в равного Лукашенко политического игрока на внутренней сцене, но в то же время не продолжил славные поведенческие традиции премьера Линга, абсолютно безликого и совершенно раздавленного высокопоставленного чиновника. Ермошину удалось добиться большей самостоятельности для Совмина. Министры наконец почувствовали свою карьерную защищенность, и это чувство они связывают исключительно с премьерской силой. Естественно, Лукашенко, когда обращается к экономической тематике, продолжает использовать советские популистские клише. Однако его влияние на экономические процессы в последнее время несколько уменьшилось, и это сразу немножко оздоровило ситуацию. Но самое главное - и это сегодня очень даже бросается в глаза - именно Ермошин рассматривается российской политической элитой в качестве оптимального представителя Беларуси. Через Ермошина (но не через Лукашенко) Россия пытается решать свои транзитные и в какой-то степени внешнеполитические интересы. Одним словом, Ермошин помимо собственной воли превратился в своеобразного гаранта как для местной, так и для российской управленческой номенклатуры. Чем это чревато в канун выборов?..

Первый заместитель главы президентской администрации Владимир Заметалин - человек совершенного иного рода. Он едва ли не самый активный игрок на стороне Лукашенко. О том, насколько полезна "созидательная" работа В.П., мы уже говорили подробно в прошлом номере "БГ". Отметим только, что, не обладая сколько-нибудь серьезными организационными способностями, Заметалин не только не сумеет организовать полноценную избирательную кампанию, но и отпугнет львиную долю местной элиты от команды Лукашенко. В то же время сегодня уже нельзя представить А.Г. без Заметалина. В противном случае Лукашенко придется отказаться от целого ряда информационных мифов, которые с удовольствием разработал и запустил В.П.

В частности, без Заметалина тут же умрет идея построения "Великого славянского государства" (пока в пределах РБ, но позже, возможно, и в рамках треугольника Россия-Беларусь-Украина), а также "загнется" концепция "органичного соединения" коммунистических и православных ценностей. Одним словом, у Лукашенко уже нет времени для кардинального изменения своей информационной политики, построенной на провокации внутреннего и внешнего общественного мнения. Между прочим, В.П. так и не научился работать в "прямом эфире", как того требует современная этика избирательных кампаний. Так, на наше предложение откровенно ответить Ивану Пашкевичу на выдвинутые им обвинения в приемной В.П. сообщили, что он сиюминутно вынужден уехать в длительную командировку.

Еще один персонаж, который неизменно играет на стороне Лукашенко, - вице-спикер ПП НС-2 Владимир Коноплев. В отличие от того же Заметалина Коноплев никогда не отличался особой склонностью к серьезной информационной или идеологической работе. Владимир Николаевич к этому просто не готов. Он искренне считает Лукашенко идеальным президентом, и этого ему достаточно. По большому счету, от Коноплева не следует ждать самостоятельной игры, он просто очень хороший исполнитель, который в одиночку сможет "закрыть" целую Могилевскую область. Кроме того, именно Коноплев обязан помогать местному МИДу "прорубать окно в Европу". Иначе говоря, создавать лояльное общественное мнение на внешних рынках. Это особенно актуально в связи с появившейся информацией о том, что Лукашенко в любом случае не будет признан легитимным президентом в Западной и Восточной Европе, США и даже в ряде государств СНГ. Для чего, собственно, Коноплев, как умелый режиссер, и вывозит раз за разом в Европу местных "парламентских демократов" Ольгу Абрамову и Владимира Новосяда. Впрочем, на внутреннем рынке Коноплев занимается не менее одиозным, чем тот же Заметалин, госстроительством, пытаясь вместе с депутатами Костяном, Котляровым и Шпилевским организовать мощную "парламентскую ось" специфической направленности.

Генеральный прокурор Виктор Шейман - очень живописная личность. Несмотря на привычку постоянно молчать, именно Шейман является поставщиком самых сенсационных новостей. Во время нынешней избирательной кампании именно на Шеймана выпадет основная нагрузка по обеспечению контроля за многочисленными "контролерами". Чтобы не произошло незапланированной утечки компромата. Особенно на российский рынок масс-медиа. Шейман, скорее всего, обеспечит координацию работы местных силовых структур.

Владимир Наумов в должности руководителя МВД уже сам по себе является гарантом полной поддержки этой силовой структурой Александра Лукашенко. По некоторым сведениям, для офицеров МВД негласно введен жесткий "кодекс поведения". Чуть ли не каждодневно на разных уровнях осуществляется проверка офицеров на лояльность Лукашенко. И если возникает хоть малейшее сомнение, офицера как минимум переводят на менее значительное функциональное место.

Некогда действительно влиятельный глава президентской администрации Михаил Мясникович все более уподобляется "мальчику на побегушках" или даже "мальчику для битья". В кулуарах уже слагают анекдоты о том, как А.Г. "разговаривает" с Михаилом Владимировичем при помощи невербальных приемов. Видимо, отношения Лукашенко и Мясниковича все-таки потребуют от нас отдельного большого разговора. Как бы там ни было, сегодня уже никто не возразит против того, что Мясникович - более чем осторожный чиновник, который на сегодняшний день ничего уже не курирует. Определенная знаковость его нахождения на должности главы администрации по-прежнему имеет значение для былых соратников Михаила Владимировича. Но не более того. Мясникович - полностью отыгранная карта.

В заключение следует заметить, что из серьезной игры пока полностью выведены КГБ и руководство Совета безопасности. Леониду Ерину Лукашенко просто не доверяет. Тем более что председатель КГБ весьма часто контактирует с Москвой, где по-прежнему находится его предшественник Владимир Мацкевич.

Госсекретарь Совбеза Урал Латыпов просто самоустранился. Он хотел создать себе имидж респектабельного VIP, и какое-то время это ему удалось. Но руководство СБ - это не управление МИДом. Тем более что самому Совбезу сложно отказаться от той одиозной роли, которую это ведомство играло в бытность руководителем Виктора Шеймана.

Белорусская Газета