Поиск людей, пропавших после акций
Что делать, если вас задержали и избили


/ фото: Игорь Матвеев,

Утро 1 августа жители деревни Суйково Зароновского сельсовета на Витебщине ожидали с тревогой. Населенный пункт попал в карантинную зону в связи с АЧС. И именно на сегодня был назначен "день икс" – изъятие у сельчан свиного поголовья. Подворий, где в хлеву еще кто-то хрюкал, в Суйково осталось всего четыре. Остальные люди вырезали живность, не дожидаясь приезда "продразверстки" (так представителей ветслужбы окрестили сами сельчане). А семьи, которые не согласились убивать своих животных, пригласили на процедуру "изъятия" журналистов. Под прицелом фотокамер "продразверстка" забирать свиней не стала. Собралась и уехала. Но жителям Суйково от этого не легче: кара над их животными просто отодвинулась на некоторое время.



"Изъятие" было назначено на 9 утра. Мы приехали в Суйково заранее, к восьми: а вдруг "продразверстка" явится раньше?

Заходим во двор к Валерию Лосеву, который несколько дней назад позвонил на горячую линию TUT.BY и рассказал о своей беде. На пороге нас встречает его жена Елена. В слезах.

– Понимаете, я уже и не хочу плакать. Но слезы сами льются, не могу их остановить… Очень привыкла к этим свиньям. Я, городская жительница, как завели это хозяйство, изучила свиноводство до тонкостей. Роды у этих хрюшек своими руками принимала. А теперь вот что делается… – делится женщина.

Идем за хозяевами в хлев. "Свиньи у нас живы, здоровы, чуметь не собираются, – уверен Валерий. – Но четыре свиноматки пришлось зарезать, в воскресенье до 12 ночи с этим мясом управлялись. Какой нормальный человек летом свиней бьет? Жара такая стоит. Мухи летают, аж черно от них, тут же яйца на мясе откладывают. В общем, ужас! Теперь забиты два холодильника и два морозильника. Бытовую технику пришлось брать в кредит. "Атлант" поднялся "от и до" только на одной нашей деревне. Мяса – на год вперед. Придется есть. Только это мясо в горло не лезет. Это когда нормальная свеженина, когда все по-людски делается, тогда в доме праздник. А это что? Вынужденная мера".



Теперь у Лосевых остались три кабана, две свиньи и 30 поросят. Малыши жмутся к теплому мамкиному боку и словно знают о своей горькой участи – в глазенках испуг. "А эти вот три мальчика черных – сироты, их мать пришлось зарезать. А их не поднялась рука. Они ж, как собачата, бегают за нами по двору, просят ласки – почесать бочок или спинку. Соседи нам говорят: "Отымайте их от матки и пускайте на шашлыки. Но мы не можем. Муж сказал: "Я уже устал от этой крови. Пусть приезжают и сами их убивают".



– Видите, сколько бураков, гарбузов мы насадили для свиней? – продолжает Елена. – А яблок сколько! Три года не было, а в этом году как назло уродили. Все в навоз теперь пойдет.



– А может, у меня государство скупит эти бураки, по второй наценочной? Они ж жирные, на курином помете растут, – пытается шутить Валерий. Но видно, что ему вовсе не смешно. Мужчина в ожидании "продразверстки" нервно курит одну сигарету за другой.





Приходит соседка Лосевых, Елена Янушковская: 

– Я вам сейчас расскажу вообще отпад. Эту новость сообщили из деревни Ског под Богушевском в Сенненском районе. Так там компенсацию за свиней собираются давать тушенкой из изъятых свиней. Представляете?

Елена Янушковская

По мнению суйковцев, частники, выращивающие свиней, стали конкурентами государству: "Кто хочет есть комплексную дохлятину? Это разве мясо? Его ж, если жарить начинаешь, так еще масла на сковороду подливаешь. Вот нас и хотят "зачистить". Только пока непонятно одно: это диверсия против народа или диверсия против государства – в виде свиной чумы? Но власти виноваты в том, что нас вовремя и цивилизованно не информировали. Если бы они это сделали, никакой бы "бучи" со стороны народа не было".



Во дворе у Елены – сцена не для слабонервных. Женщина на днях зарезала свиноматку. Через месяц она должна была опороситься. Не родившихся поросят было шестеро.

Держа в руках "абортные" комочки, Елена срывается на слезы: "Их достали из мамки. Троих сварили и скормили собакам, а троих оставили. Пусть лежат в морозилке. Для предъявления суду или для экспертизы. Потому что я не намерена это дело так просто оставлять: почему и на каких основаниях меня лишают своего, кровно заработанного? У человека нельзя забирать последнее – тогда он точно станет на дыбы".



Тут нам передают распоряжение председателя Зароновского сельсовета Раисы Ярошкиной: "Пусть ваши корреспонденты уезжают, снимать им все равно ничего не дадут. А если не уедут, то их лишат лицензии". Раиса Николаевна, видимо, имеет очень туманное представление, что такое Закон Беларуси о СМИ. Поскольку он главенствует над такими вот "распоряжениями", то мы остались.

Через минут 15 раздается звонок на мобильный Валерия – "продразверстка" на соседней улице. Свиней собираются изымать у Натальи Лукьяновой. Едем туда. Возле дома этой семьи – председатель сельсовета Раиса Ярошкина, несколько работниц районной ветстанции, несколько авто, в том числе машина-погрузчик.





Журналистов встречает милиция в штатском.

Дорогу журналистам преграждают два сотрудника милиции в штатском. "Здесь карантин. Ходить тут запрещено!" – говорит один из них. Спрашиваю: "Почему тогда тут ходите вы, а вон еще и дети, и старики, вообще, полная улица народа? Выходит, в данный момент ходить по Суйково нельзя только нам, журналистам?" Этот сотрудник не знает, что возразить, и перенаправляет нас к своему коллеге. Тот твердит то же самое: "В деревне эпидемия. Находиться здесь нельзя". Просим его показать свое удостоверение. Показывает "корочку" без фамилии и имени. Мельком. Я успеваю увидеть только аббревиатуру УВД. На просьбу представиться сотрудник говорит: "Я не хочу лишней рекламы".





Председатель сельсовета особой ясности в происходящее не вносит. Издалека, на пару секунд, показывает бумагу – постановление об объявлении в Витебском районе карантинной зоны. Общаться отказывается. Говорит только, что "свиньи изымаются у людей добровольно, но снимать это не нужно". Увидев, что журналисты уходить не намерены, и что милиция, поначалу препятствовавшая нам в работе, перестала это делать, Ярошкина распоряжается: "Так, при этом цирке (под этим имелись в виду журналисты. – Т.М.) мы работать не будем. Уезжаем!"

Раиса Ярошкина



Местная администрация, сотрудники милиции и ветстанции садятся по машинам. Наталья Лукьянова стоит в немом шоке от финала этой истории. Потом до нее доходит: "Но ведь моих свиней все равно же приедут и убьют?! Только это все теперь перенеслось на неизвестно когда?"

Возле местного сельмага собрался народ и обсуждает происшествие, которое всколыхнуло деревню: "Хорошо, если у нас тут карантин, то почему нет шлагбаума перед деревней? Если они считают, что действуют законно, почему свиней не изымают при журналистах? Если в Суйково теперь "первая угрожаемая зона", то, выходит, под нее автоматически "ложится" и Витебск. Город же от нас всего в трех километрах".

На пороге сельмага появляются начальник отдела охраны общественного порядка и профилактики Витебского РОВД Василий Балад и участковый инспектор Заровновского сельского совета Дмитрий Комаров. Василий Балад требует, чтобы мы объяснили ему цель нахождения в деревне Суйково и предъявили свои "командировки".

Объясняем, что сегодня мы готовим репортаж из деревни Суйково, завтра – с футбольного матча, послезавтра – из заводского цеха, послепослезавтра – с археологических раскопок… И что редакция не выписывает на каждый день командировки каждому журналисту. Но сотрудник милиции настаивает на этой бумаге. Пришлось таковую "командировку" запрашивать – вскоре ее прислали из Минска в райотдел по факсу.



Возле двора Лосевых собралась группа поддержки. Среди них старушка, ее в шутку величают "фермерша" баба Валя. "В 55-м году придумали сибирскую язву у коров, – вспоминает она. – Теперь вот – чуму у свиней. Да, жили у меня Нюша и Гаврюша…" 

– А у меня – Настя и Боря, – подхватывает грустную тему соседка.

– Мой Алкоголик уже давно пошел на закуску, – сообщает еще один житель Суйково, сам по виду, тоже явно не сторонник ЗОЖ.

– Весь праздник испортили – День ВДВ, – сокрушается Валерий Лосев. И снова нервно закуривает.

Баба Валя: "Пережили сибирскую язву, переживем и африканскую чуму".


-25%
-10%
-50%
-30%
-50%
-30%
-55%
-20%
-10%