/

"Огурцы – рискованный бизнес. Тут лотерея: один сезон заработаешь, другой – в долги уйдешь". Сколько зарабатывают за сезон "огуречники" и тратят на одной поездке перекупщики? Почему одни ольшанцы продолжают ухаживать за теплицами, а другие бросают? За ответами на эти вопросы TUT.BY отправился в огуречную столицу республики, агрогородок Ольшаны.



Около 6 часов утра на оптовом рынке в Ольшанах царит тишина. Двери прицепов заперты, а сотрудники торговой точки заканчивают приготовления к началу нового трудового дня: рабочий шлангом смывает грязь с асфальтированной площадки, уборщица сгребает побитые огурцы из-под наглухо запертых прицепов фур. Под каждой – около 2-3 килограммов. Вокруг царят тишина и покой. С трудом верится, что уже через час это место будет кипеть, орать, трещать по швам от желающих купить и продать.

Теплицы – не мое

Время в ожидании первых огуречников мы коротаем в беседе с уборщицей рынка. Работает она посменно: день через день. Когда не работает на рынке, трудится в теплице.

- У меня пятеро детей, надо ведь как-то жить, - говорит женщина.

По ее словам, в день собирает около 500 кг огурцов. Вчерашняя цена - 1500 белорусских рублей за килограмм - ее мало устраивает. Ведь сдав 500 кг по такой цене выручит лишь 750 тысяч. При этом на все приготовления к сезону: пленка, дрова для теплицы, семена - тратит около тысячи долларов.

- При хорошей цене по 2,5 миллиона за день зарабатывала. Тогда скопили денег и старшей дочке дом построили. Но она у меня студентка, уехала из Ольшан учиться и возвращаться домой не собирается. Сказала, что теплицы – это не ее.

Вопрос, куда потратит деньги, заработанные на огурцах за сезон, перед женщиной не стоит:

- У меня три студента, которым надо помогать. Вот и занимаюсь этими огурцами. А младшенькие мне помогают. Летом проще – у них каникулы, а в школьное время приходится их отпрашивать, чтобы в теплице поработали.

Всем работа

Рынок начинает потихоньку оживать: прицепы распахиваются и возле них мгновенно появляются весы.



Постепенно у въезда собираются лица кавказской национальности. Сразу становится понятно, кто здесь рулит. При этом рулит всем и всеми. Сжимая в руках внушительные стопки белорусских рублей, они являются своеобразными "градообразующими" фигурами этого небольшого белорусского агрогородка. В отличие от колхоза кавказцы дают работу всем: ольшанцам и жителям соседних деревень, которые выращивают и сдают огурцы; мужикам и подросткам, которые стоят у въезда на рынок, выкрикивают цену и отправляют машины к фурам; грузчикам, которые сортируют зеленый товар по ящикам и водителям фур, которые урожай развозят. Да и администрации рынка грех на что жаловаться. Место на территории для одного автопоезда обходится в 400 тысяч рублей за сутки.

Вслед за кавказцами на рынок прибывают грузчики. Возле самого въезда одиноко стоит компания из трех школьников. На вопрос "местные?" они отвечают немного растеряно: "почти". Приехали из соседней деревни, учатся в школе, а в каникулярный период решили подработать грузчиками. Двое раньше здесь не работали, а третий приезжает во второй раз.

- Платят тут хорошо. За загруженную фуру дают на всех 1,4 миллиона. Работают по семь человек. Получается по 200 тысяч на брата. Заработаем и на пляж отдыхать поедем, - отвечает самый опытный из компании.

Тем не менее новеньким найти здесь работу непросто. Как пояснили местные, грузчики работают на регулярной основе с определенным хозяином, как они сами называют своих нанимателей. Постороннему найти работу здесь сложно. Уже ближе к полудню нам на глаза вновь попались эти школьники. Через несколько часов после нашей беседы они все еще ходили от фуры к фуре, от буса к бусу и предлагали свои услуги.

В чем правда

Тем временем худенькими ручейками к рынку начали стекаться первые продавцы: бабушки и дедушки преклонного возраста на велосипедах или мотоциклах.



Тут важно отметить, что в Ольшанах мототранспорт модифицирован и приспособлен для перевозки огурцов. Для этого в стареньких мотоциклах с колясками, "люльку" снимают, а на ее месте укладывают небольшой деревянный поддон. В редких случаях к мотоциклам цепляют еще и прицепы.



Местные к журналистам привыкли, но относятся несколько насторожено. Будто обиду затаили. Как пояснила одна наша собеседница, женщина лет пятидесяти: "Бо неправду пишете".

- А в чем правда? - интересуемся мы.

- А правда в том, что мы тут не живем, как короли, и не зарабатываем по 10 тысяч долларов за сезон. Может, кто-то и зарабатывает, но не мы, обычные люди. Не дарим машин своим детям, не строим замки. Мы пашем на этих огурцах с утра до вечера и зарабатываем не больше других. Все считают нашу прибыль, а вы посчитайте, сколько мы на те теплицы тратим. Если цена плохая или сезон неудачный, то некоторые и в долги влазят.

16 тысяч "чистыми"

У въезда на рынок нам повстречался ольшанец Иван, который совмещает огуречный бизнес с постоянной, но неофициальной работой здесь на кавказцев. Он занимается тем, что стоит у въезда и выкрикивает проезжающим огуречникам установленную своим нанимателем цену. Если стоимость килограмма проезжающего устраивает, Иван показывает к какой фуре ему нужно подъехать. В день нашей с ним встречи он кричал: "2500".



- Рассказать вам, как работают ольшанцы? - начинает он, - У меня 20 соток капусты, 7,5 соток огурцов, жена в садике работает, а я тут помогаю азербайджанцам. Если бы я за сезон на огурцах зарабатывал 10 тысяч долларов, я бы тут работал? Нет. Вранье это все. Работаем с утра до ночи, а ради чего? Ради вот этого (и указывает на кирпич. – Прим. автора). Дом надо построить. Вот и работаем, откладываем понемногу. Заработки мои зависят от сезона. Один год нормально идут овощи, а другой – в убытке. Вот несколько лет назад капусту вообще не брали. Так я отдавал ее бесплатно, лишь бы приезжали и срезали.

По его словам, в среднем, если хороший сезон, то заработать на огурцах можно около трех тысяч долларов, потратив при этом около тысячи на подготовку.

- Хотя мой знакомый с 30 соток за сезон получает под 20 тысяч долларов. Вычитаем 4 тысячи на теплицу, получается 16 тысяч "чистыми".

Работа ради работы

На часах около 8 утра, и у въезда на рынок скапливается пробка. Медленно и целеустремленно стройными рядами на территорию заезжают легковые автомобили, мотоциклы, гужевые повозки. Все до верху забиты мешками с огурцами, капустой, реже – помидорами. По дороге неспешно ведут велосипеды две пожилые бабушки, две Александры. Та, что Николаевна жалуется, что в этом году торговля идет плохо:



- Бывало, что и по 500 рублей за килограмм давали, вчера цена была 1 тысяча. Сегодня уже 2500. Да разве это деньги?.. - сетует женщина.

По ее словам, в среднем за сезон со своих шести соток зарабатывает немногим более одной тысячи долларов, при этом на теплицу тратит столько же.

- А зачем тогда работаете? - интересуемся мы.

- Как зачем? - недоумевает женщина. - Чтобы работать, а не сидеть на месте. Вот сейчас огурцы сдала, пойду еду готовить, а потом опять в теплицу.

10 человек живут, остальные выживают

Теплицы в Ольшанах есть практически возле каждого дома. Есть они и там, где домов нет. Сразу за оптовым рынком на пустыре раскинулись обширные огуречные плантации. В одной из них работает ольшанец Андрей. Он арендует теплицу, в которой выращивает огурцы и помидоры. Сам Андрей – отец пятерых детей, в сезон работает в теплице, в "свободное" время – в колхозе за 1,5 миллиона в месяц. Ему тоже есть что сказать журналистам.

- Пишут, что мы тут машины дорогие покупаем, дома строим с заработков на огурцах. Да вы посмотрите вокруг! Какие машины? Тут, как и везде: 10 человек живут, а остальные выживают. Конечно, может быть, тот ольшанец, у кого нет семьи, нет детей, который каждый год откладывает, и может себе позволить купить машину. Да и то - последние деньги на нее отдаст.



По признанию Андрея, со своих 16 соток огурцов баснословных заработков не имеет.

- Посчитайте: в прошлом году я за сезон заработал 60 миллионов, а на подготовку к сезону отдал 25 миллионов. Получается 35 миллионов чистой прибыли. И работать в теплице я начинаю уже с конца февраля и до самой осени. Работаю с 4 утра до позднего вечера. Детей месяцами не вижу, только и хватает времени, что на обед. При этом и мама, и жена со своими родственниками - все в этих теплицах. Да если бы был выбор, работал бы я тут? А так получаю в колхозе 1,5 миллиона. Разве на такую зарплату можно семью прокормить? Вот поэтому и занимаюсь огурцами. Хотя сейчас все больше людей от этого отказываются.

Найти кентавра

Несмотря на бытующее мнение, что легче найти в белорусских лесах кентавра, чем в Ольшанах человека, который не выращивает огурцы, нам все-таки улыбнулась удача. Конечно, встретить того, кто добровольно отказался от огуречного бизнеса в агрогородке, сложно, все-таки, проходя по узким улочкам Ольшан, первое, что бросается в глаза – это многочисленные теплицы. Однако при должном усердии это возможно.

Татьяна Ивановна раньше выращивала огурцы, была у нее и теплица. Однако после того как умер ее муж, нашла постоянную работу и от такого заработка отказалась.

- Почему бросила? Да потому что не справилась бы одна. Это очень тяжелый труд, который далеко не всегда прибыльный. Это посторонним кажется, что мы тут ничего не делаем и миллионами ворочаем. На самом деле все не так. Это бизнес, даже, скорее, казино. Здесь можно заработать, а можно в долги уйти. Вот мой родственник занял у людей денег, построил у себя теплицу, посадил огурцы и уже второй сезон не может заработать так, чтобы долги отдать хватило.

Ольшанец Анатолий, который работает сторожем на рынке, тоже от огуречных дел далек: не занимался, не привлекался.

- Я у себя ничего не выращиваю. У меня есть постоянная работа. А огурцы – это рискованный бизнес. Тут лотерея: один сезон заработаешь, другой – в долги уйдешь.

Сколько зарабатывают перекупщики

Подавляющее большинство "перекупов" на рынке – кавказцы, но, как выяснилось, не все. Предприниматель из Столина, который отказался представляться, сказал, что и сам скупает овощи, чтобы затем реализовывать "на внутреннем и внешнем рынках". По его словам, дело перекупщика - рискованное и не всегда прибыльное:

- Бывает, что тут за 1500 купишь, а в Москве и дешевле продашь. Все считают, сколько мы зарабатываем, а сколько тратим – нет. Вы посчитайте: въезд фуры на рынок – 400 тысяч, фитосанитарный сертификат – еще около 400 тысяч, под 2 миллиона заплатить грузчикам за работу, один ящик для огурцов стоит 1,4 доллара. В фуру влазит около 500 ящиков. Итого 700 долларов за ящики. Это уже больше 1000 долларов. А добавить еще транспортные расходы. В среднем выходит около 2 тысяч долларов затрат. При этом Ольшаны – далеко не единственное место, откуда везут огурцы. Есть еще Ростов.



По словам перекупщика, именно Ростов и является главным конкурентом Ольшан.

- А почему нет? Огурцы там выращивают, а транспортные расходы ниже – до Москвы ближе.

- А по ценам как? - интересуемся мы.

- Сейчас узнаем, - перекупщик повернулся к своему знакомому, Юрию, который стал свидетелем нашей беседы, и попросил позвонить "коллегам" в Ростов. Юрий набрал номер и, будто в подтверждение, показал нам маленький дисплей старой "Нокии", на котором высветилось: "РСТВ". Через минуту был оглашен вердикт: 8 рублей за кило, то есть около 2,2 тысячи белорусских рублей.

- Вот они цену и сбивают, - сетует перекупщик.

Однако местные жители жалобы перекупщиков воспринимают в штыки:

"Вот они, как раз, и зарабатывают".

 
-40%
-25%
-10%
-20%
-40%
-40%
-32%
-9%
0070970