/ фото автора,

В Минске каждый месяц умирает примерно 1200 человек. Сколько людей в столице уходит в иной мир ежегодно, несложно подсчитать. Каждого умершего нужно похоронить, а за похоронами стоит целая индустрия, о которой очень мало говорят. Журналист TUT.BY отправился на самое скорбное производство в стране – Спецкомбинат КБО - и своими глазами увидел этапы производства предметов, на которые люди стараются лишний раз не смотреть.

Фото: Снежана Инанец, TUT.BY
В этой камере под большим давлением окрашивают гробы

О гробах для бедных и для богатых

...Доски, поступающие на предприятие, тщательно просушиваются, а потом отправляются на производство. В цеху деревообработки, как и в других, сейчас пустынно – мы пришли в самое тихое, обеденное время. Остаются в цеху и во время обеда редкие люди. Вот и сейчас, под веселые песни радиостанций, продолжают работать всего пара человек. Один из них сразу предупреждает журналиста TUT.BY: "Меня не фотографируйте!". Ослушаться не решаемся – мы уже знаем, что некоторые работники похоронного дела не рассказывают о том, где работают, близким.
 
 
 
 
 
В огромном, залитом солнцем помещении стоят гробы разной степени готовности: с одной стороны - заготовки, а с другой - обтянутые тканью и лакированные изделия.
 
- Лакированные изделия более дорогие. Сборка, сушка лака, обивка лакированного гроба занимает два дня. А обычный, обтянутый тканью гроб можно сделать с нуля за полтора-два часа, - рассказывает нам начальник цеха №5 Анатолий Циунчик.
  
Есть и особые социальные изделия, которые государство предоставляет бесплатно для безымянных захоронений и для могилок людей, родственники которых так и не нашлись: простенький гроб и тумба вместо креста или памятника. На такую тумбу вешают табличку с фамилией. Если, конечно, фамилия известна.

 
 
Анатолий Циунчик рассказывает, что бывают и спецзаказы. По просьбе некоторых родственников могут даже дизайнера пригласить. Однако чаще всего спецзаказы подразумевают, что нужно похоронить человека нестандартного размера или тело, сильно деформированное во время аварии.


 
Мужчина по имени Антон работает в цеху уже второй десяток лет. Он обивает тканью гробы. Следит, чтобы ровно и правильно легло золотистое кружево. Работы своей не стесняется и, кажется, поговорил бы с журналистом. Правда, времени особо нет – нужно готовить заказ.

 

На Спецкомбинате КБО – шесть цехов. Большинство из них мы сегодня пройдем вместе с заместителем директора предприятия Сергеем Туром. Например, в покрасочной камере краска под большим давлением разбрызгивается на гроб.
  
Дальше – цех по изготовлению железобетонных изделий и памятников. Мозаичные памятники чаще всего заказывают люди среднего достатка. Те, кто хочет почтить память близкого человека, но нет возможности купить что-нибудь подороже. Заказывают их и для того, чтобы привести в порядок совсем старые захоронения на сельских кладбищах. Тут же делают каркасы для венков.


 

Цветы и люди

Только в веночном цеху, если не считать ритуального магазина, можно увидеть работниц-женщин. С цветами, пусть и искусственными, работать все-таки полегче, чем с другой продукцией спецкомбината.
  
Работница веночного цеха, которую мы застали в обеденное время на месте, говорит, что работает на предприятии уже больше 20 лет. В день тут делают в среднем по 25 венков и корзинок. По словам Сергея Тура, каждый месяц дизайнер предприятия придумывает новые образы для венков и корзинок.


 

Любопытно, что в ритуальном магазине мы потом увидим необычные корзины из живых цветов и сухоцветов. Хорошая идея, но цена на такие корзины кусается – примерно 850 тысяч рублей.

В неприметных, огромных цехах, пахнущих краской и деревом, то тут, то там обнаруживаются вазоны с живыми цветами. На фоне кирпичных стен они смотрятся очень робко и неожиданно.

Наш сопровождающий комментирует:

- Живые цветы, конечно, разводить стараемся! Жизнь-то продолжается!
  
Уже выйдя на улицу, Сергей Тур обращает внимание на то, что в последние годы одного ритуального зала стало не хватать – пришлось открыть еще один. Они востребованы у минчан. Все больше людей предпочитают не завозить усопших домой, а снимают для того, чтобы попрощаться с человеком, официальное помещение… Зайти в ритуальные залы мы не смогли – там как раз проходили церемонии прощания.
-10%
-10%
-10%
-50%
-20%
-65%
-26%
-20%
-20%
0070970