Поддержать TUT.BY
68 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Четыре спальни, гостиная и терраса. Проект каркасного дома на 108 «квадратов» со сметой
  2. Экс-студента БГУИР судят за частичный срыв занятий. Кажется, преподаватели не согласны с тем, что «срыв» был
  3. Смотрите, что творится на дорогах Гродненщины, которую накрыл циклон «Ларс»
  4. Собрали протестные флаги районов Минска в одну карту. Полюбуйтесь на этот креатив
  5. Предложения по Конституции: Утверждать результаты президентских выборов будет Всебелорусское собрание
  6. У Комитета госконтроля новый «старый» руководитель
  7. Экс-студента БГУИР, которому суд дал 114 суток ареста за марши, внезапно отпустили с Окрестина
  8. Задержанные на акциях в поддержку Навального — о нарушении прав, отношении полиции и своей мотивации
  9. «Выживали — по-другому и не скажешь». Каково сейчас на Окрестина, где не принимают передачи
  10. «В весе 115 кг я перестала выходить из дома». История девушки, похудевшей на 55 килограммов
  11. Долги давят на баланс. БМЗ ждет новую порцию поддержки от государства
  12. Кадровый вторник, представители МВД в суде, Ян Солонович на свободе. Что происходит 26 января
  13. «Силовики противостоят спонсируемой из-за рубежа революции». Эксперты о протестах у нас и в РФ
  14. Топ-баскетболистка Беларуси не верит, что в стране все останется как есть. И вот почему
  15. Тайна, которую хранили 30 лет. Белоруска узнала, что мать всю жизнь скрывала: она ей не родная
  16. «Скучно, девочки». Путин прокомментировал расследование ФБК о дворце в Геленджике
  17. За сутки в стране всего 847 случаев COVID-19 — в два раза меньше, чем в воскресенье
  18. Видеофакт. В Минске замечена бронемашина — ранее ее не удавалось опознать
  19. Активно протестовавший «Гродно Азот» доверили бывшему вице-премьеру Ляшенко
  20. Песков — о дворце в Геленджике: Кремль не имеет права разглашать
  21. «Люди спрашивали, как мы живем». История семьи с незрячими родителями и здоровым малышом
  22. «Как будто хотят сделать процедуру сложнее». Ковалкин — о грядущих изменениях по обращениям
  23. И ездить не стыдно, и налог платить не надо. Подборка крутых автомобилей старше 1991 года выпуска
  24. «Службой был доволен, не жаловался». Что известно о погибшем в части в Островце 18-летнем срочнике
  25. Прокурор запросил пять лет за тяжкие телесные повреждения милиционера. Обвиняемый 12 дней был в реанимации
  26. «Шатать и раскачивать нас будут». Лукашенко назначил нового госсекретаря Совбеза
  27. Узнали, какая ситуация с краудфандинговыми площадками, основатель которых — Эдуард Бабарико
  28. Врач Никита Соловей больше не главный инфекционист Минска
  29. «Людей лишают «плюшек». Официальные профсоюзы придумали, как удержать работников и «наказать» тех, кто вышел
  30. У кого было больше шансов найти работу в кризисный 2020 год? Вы удивитесь, но это не «айтишники»


/

Адрес этого места строго засекречен. Его постояльцы - пострадавшие от домашнего насилия женщины. Зачастую - с детьми. Недавно в Минске открылся единственный в столице, но уже третий в Беларуси шелтер. Подобные убежища есть в Могилеве и Лиде. К сожалению, в просьбе заглянуть в минский шелтер TUT.BY вежливо отказали - в строгих правилах его посещения нет поблажек даже журналистам. Как попадают и живут в шелтере, что он собой представляет и кому может быть полезен - корреспонденту портала рассказала Ольга Горбунова, председатель правления общественного объединения "Радислава", которое и реализует этот проект в Минске.

Открытие нынешнего шелтера в Минске - уже четвертая попытка ОО "Радислава" создать в столице убежище для женщин, страдающих от домашнего насилия. Предыдущие 3 помещения закрывались по разным причинам. Спонсор проекта - гражданин Великобритании Ричард ла Руина.

По словам Ольги Горбуновой, типичный постоялец шелтера - это женщина 35-45 лет с детьми, минимум с одной работой и несколькими подработками, решившая уйти от партнера. Либо женщина до 30 лет, находящаяся в декретном отпуске. Традиционно это пострадавшие от насилия от мужей, реже - от сожителей.

Шелтер в столице только открылся, но в него уже поступили первые обращения за помощью. Перед тем как сообщить пострадавшим адрес центра, с ними встречается специалист - беседует, проясняет ситуацию, узнаёт, насколько женщина действительно нуждается в убежище. Каждый, кто в него попадает, пишет расписку о неразглашении адреса шелтера - ведь как только информация об этом станет публичной, функция "скрыть жертву от насильника" сведется к нулю.

- Мы можем принять только совершеннолетнюю и дееспособную женщину, - отмечает специалист. - Людей с психическими отклонениями, а также инвалидов-колясочников мы принять не сможем - к сожалению, наше помещение для этого не оборудовано.

Условия жизни в шелтере


Минский шелтер расположен в жилом фонде города. Безопасность обеспечивают решетки на окнах, металлическая дверь, в ближайших планах - кнопка сигнализации для экстренного вызова милиции. Помещение рассчитано на 9 койко-мест: по 3 места в каждой комнате (в настоящее время оборудуется еще одна комната). Работает он круглосуточно семь дней в неделю. Размещение пострадавших проходит в порядке живой очереди. В ближайшие 48 часов после заселения женщина должна принести справку о состоянии здоровья. Проживание в убежище бесплатное, в нем есть оборудованная кухня, бесплатно выдается постельное белье. А вот за питание и за своих детей женщины должны отвечать сами. Если заселение происходит с детьми, то (согласно правилам внутреннего распорядка) после 10 вечера женщина должна находиться на территории центра.

- Человек может у нас как просто переночевать, так и проживать более длительный период - как правило, от трех до шести месяцев, максимум - до года. С каждым сроки оговариваются индивидуально.

Важно, что в столичный шелтер могут принять не только минчан, но и пострадавших со всех областей Беларуси, и даже иностранцев.

С
менить быт и картинку, чтобы взглянуть на ситуацию со стороны

Собеседница поясняет, что обычно люди идут в шелтер, когда разговорами решить проблему насилия в семье уже невозможно. Есть синдром тоннельного видения, когда женщина, наблюдая, что ничего не меняется, не может увидеть выход из ситуации - многие живут так десятилетиями.

- К нам поступают звонки даже от женщин, которые уже много лет живут в разводе с мужьями, но все еще подвергаются насилию. Им нужно резко сменить быт и картинку, чтобы взглянуть на ситуацию со стороны и, отдохнув, получив помощь специалиста, принять решение. Порой убежище может спасти жизнь человеку, - считает Ольга Горбунова.

При этом она отмечает, что психологическое насилие может быть куда травматичнее физического. Поэтому даже если женщина не пострадала от рукоприкладства, но специалисты видят, что человеку очень нужна передышка и помощь - в шелтер также принимают.

Где гарантия, что человек не будет вас эксплуатировать, желая пожить за чужой счет?


- Мы готовы к тому, что нами пользуются, но для этого мы и существуем. Поймите, мы не тот центр, куда престижно обращаться. Женщины признаются, что знали о наших прошлых шелтерах несколько лет, но боялись обратиться от стыда и боли. Когда работаешь с семьей, видно, по каким причинам человек просит убежища, формат иждивенчества у нас долго не работает, - заверяет она.

Помимо прочего, с пострадавшими в шелтере работает психолог, социальный работник, им предоставляется юридическая консультация вплоть до услуг адвоката на суде в крайних случаях.

А вы работаете с мужьями пострадавших от насилия женщин?

- Мы не ставим себе такую цель. Мы не занимаемся расследованием и не пытаемся докопаться до истины, кто более виноват в насилии. Мы лишь помогаем тем, кто обращается к нам за помощью.    

А если жертва - мужчина?

- Мы организация женская, и своей миссией видим помощь женщинам и детям. И мы не называем их жертвами, а пострадавшими от насилия, - обращает внимание специалист. - В нашей практике есть единичные обращения со стороны мужчин, но это не запросы на проживание в шелтере. Вспоминая о мировой статистике и механизмах домашнего насилия, мы понимаем, что страдают от насилия в семье, особенно физического, в большинстве своем женщины. К сожалению, сервисов, готовых помогать пострадавшим мужчинам либо тем, кто совершает насилие, - нет. В Беларуси нет коррекционных программ для мужчин, склонных к агрессии.

Сегодня в Беларуси существует только три шелтера: в Минске, в Могилеве, где его функцию взял на себя приют для мам с детками при SOS - детская деревня, и в Лиде, где при православном сестричестве работает кризисный центр для женщин.

- Также в территориальных центрах созданы кризисные комнаты - всего их по стране 51, но там пострадавших принимают на очень короткое время проживания, - уточняет собеседница.

Как те, кто не прочитает эту новость, могут узнать о шелтере в Минске?

- Очень много обращений поступает к нам по принципу сарафанного радио. Напрямую мы сотрудничаем с партнерскими общественными объединениями, с РУВД, где есть буклеты с информацией о деятельности центра. Готовим раздатку для территориальных центров социального обслуживания населения, чтобы и они информировали граждан о запуске нашего проекта.

Уже сегодня женщины, пострадавшие от домашнего насилия, которые нуждаются в убежище, могут обращаться за помощью по телефону: +375-29-610-83-55 или 280-28-11 (09.00-17.00).
-25%
-10%
-20%
-30%
-15%
-25%
-13%
-25%
-10%
-15%