Коронавирус
Выборы-2020
Задержание «бойцов ЧВК» в Беларуси


Сергей Антонов,

В судебном процессе по делу об убийстве работника МЧС Алексея Краско прошли прения сторон. Государственный обвинитель считает полностью доказанной вину Андрея Кочкина по всем четырем инкриминируемым ему преступлениям и попросил назначить наказание в виде лишения свободы на 25 лет. Адвокат настаивает: органы предварительного расследования не представили прямых доказательств совершения его подзащитным убийства, следовательно, подсудимого следует оправдать по ключевому пункту обвинения.

Алексей Краско. Фото: из социальных сетей

Напомним, что 42-летний А. Кочкин обвиняется в совершении преступлений по четырем статьям Уголовного кодекса Беларуси (незаконные действия в отношении оружия, убийство, разбой и угон транспортного средства).
Самым тяжелым из них является обвинение по п. 12 ч. 2 ст. 139 "Убийство из корыстных побуждений, сопряженное с разбоем", предусматривающей наказание вплоть до пожизненного заключения либо смертную казнь.

Подсудимый в самом начале процесса отказался от признательных показаний, данных им на предварительном следствии, и заявил о своей невиновности по всем эпизодам обвинения. Лишь перед самым завершением судебного следствия он решил сознаться в похищении денег и имущества убитого, а также угоне автомобиля.

В ходе прений прокурор Алексей Толкачев напомнил фабулу инкриминируемых подсудимому деяний и заявил, что его вина полностью подтверждена собранными доказательствами. "В своих показаниях в суде Кочкин зачастую сам себе противоречил, мотивация его поведения абсурдна", – отметил А. Толкачев, добавив, что само преступление было идеально спланировано, а отвергая корыстный мотив, обвиняемый пытается избежать ответственности за совершение более тяжкого преступления.

С учетом представленных доказательств и личности подсудимого, отсутствия раскаяния прокурор попросил суд признать А. Кочкина виновным в совершении четырех преступлений и по совокупности назначить наказание в виде лишения свободы на 25 лет с конфискацией имущества, а также принудительного лечения от алкоголизма. Гособвинитель также поддержал иск матери А. Краско к подсудимому на 200 миллионов рублей.

Адвокат Денис Ястреб сразу обратил внимание суда на выводы предварительного следствия, которые, на его взгляд, ошибочны, и появились лишь "ввиду похвального стремления сотрудников милиции раскрыть убийство". Позиция защиты основана на нескольких ключевых аргументах. Ни одно из орудий убийств (обрез ружья и нож) найдено не было. Ни один свидетель не является очевидцем совершения А. Кочкиным убийства, а выводы следствия основаны на косвенных доказательствах. Кроме того, на ошибочность версии о корыстном мотиве преступления указывают такие факты: А. Кочкин не забрал с места преступления золотую цепочку и печатку убитого, ряд других ценных вещей в автомобиле, а сам, как бывший таксист, не мог не предполагать, что представители этой профессии не возят с собой больших сумм денег. Усомнился адвокат и в явке с повинной, а также признательных показаниях А. Кочкина, которые возникли на фоне документально зафиксированных телесных повреждений у подзащитного.

Имеющиеся в деле доказательства свидетельствуют о том, что он был на месте преступления, перегонял машину, забрал вещи убитого, но ни одно не указывает на то, что именно он совершил убийство, заявил Д. Ястреб. С учетом позиции подзащитного адвокат считает возможным оправдать А. Кочкина по обвинению в убийстве и разбойном нападении за недоказанностью его вины.

После таких аргументов государственный обвинитель, тем не менее, решил не использовать право на реплику с замечаниями на слова адвоката. В судебном заседании объявлен, вероятно, предпоследний перерыв.
-50%
-10%
-25%
-40%
-30%
-40%
-50%
-15%
-20%
-25%
-20%
-21%