/ фото: Александр Корсаков,

Иногда мы читаем статьи о нищих, которые просят подаяния в подземных переходах. Однако кроме них на этом "минус первом" этаже нашего города можно найти много других любопытных людей. Мы прошлись по столичным подземным переходам и поговорили с их обитателями. О том, сколько может заработать учитель музыки, спустившись под землю, везет ли продавцам лотерей в жизни, а также о том, заламывают ли цену торговки цветами, читайте в нашем материале.

 Фото: Александр Корсаков, TUT.BY

Милиционер говорит: "Идите в филармонию играйте!". Мы отвечаем: "А мы там играли!" 

Когда мы шли по одному из переходов, молодые парни играли "Ляписов" - на баяне и на гитаре. Леша и Коля. Сами они не из Минска, а из Гомельской и Гродненской областей. На наш удивленный вопрос: "Неужто именно поиграть приезжаете?" - отвечают:
 
- Приезжаем город посмотреть, с друзьями встретиться. Здесь интересней гораздо. С коллегами видимся, обмениваемся опытом. А играть? Это ж по кайфу – играем, что хотим, себе и людям в удовольствие. Мужик вот сегодня стоял – девять песен прослушал.
 
- Денег оставил? – киваем на гитарный чехол, в который прохожие кидают мелочь.
 
- Да нет, ничего не оставил. Но это ничего страшного, самое главное, что послушал!
 Фото: Александр Корсаков, TUT.BY
 
Однако собеседники и не отрицают, что заработать тоже надеются.
 
К тому же выясняется, что зарабатывать на жизнь музыкой молодые люди имеют полное право: у обоих музыкальное образование. Учились в Лиде: Коля тромбонист, а Леша – баянист, нынче педагог в музыкальной школе.
 
- А дети знают, что вы в переходе играете?
 
- Ученики, конечно, пока не знают, но если и узнают – ничего страшного, - Леша веселыми глазами смотрит на нас сквозь большущие смешные очки.
 
Парни вспоминают, как во время учебы в Лиде, возле рынка, заодно подрабатывая, готовились к экзаменам. Коля играл на тромбоне, еще один друг на валторне, а Леша, отдельно, на баяне.
 
Судя по всему, по заработкам музыканты далеко от тех студенческих лет пока не ушли.
 
- В нашей профессии сегодня зарплаты очень маленькие. Мы в переходе когда играем, если вывести дневную норму, то выйдет, что мы зарабатываем в день иногда больше, чем музыкант в той же филармонии на ставку. Он в день получит 120 тысяч, допустим, а мы можем и по 250 заработать. И это не за целый день, а всего за несколько часов.
 
Однажды ребята поставили рекорд: за выходные на двоих заработали миллион рублей – два дня подряд играли в переходах часа по полтора. Говорят об этом случае: "Повезло!".
 
- А бывает, что и ста тысяч не наскребем на выходных, - рассказывает Коля.

Фото: Александр Корсаков, TUT.BY

- Я когда заканчивал училище, думал, что свадьбы буду играть. Но для этого надо команду. Теперь же те, с кем я закончил училище, поразъезжались, многие из музыки ушли, - сетует Леша.
 
- Да и как не уйти? Вот ставка у учителя музыки – 1,8 миллиона рублей. В оркестрах в Минске по три миллиона зарабатывают. Ну что это за зарплаты… - разводят руками ребята.
 
Собеседники утверждают, что неприятных ситуаций с прохожими удается избежать.
 
- Бывает, правда, подходит всякое быдло. Но обычно эти люди неагрессивные, выпить предлагают… Мы отказываемся, потому что и так могут нас прогнать, а если будем выпившие, то и забрать могут. Такого, чтобы драться лезли - не было. Сегодня вот только один подходил странный человек – все про Вселенную рассказывал и про то, что мы дурные и людей к дьяволу переманиваем…
 
С милиционерами тоже как-то находят общий язык:
 
- Милиционер говорит: "Вот идите в филармонию и играйте!". А мы честно отвечаем: "А мы там играли!". А я в прошлом году, правда, выступал в филармонии, с оркестром, - улыбается Коля.

Однако время тратить на милицию все-таки приходится.

- Когда просят уйти, мы снимаемся и переезжаем на другое место. Минут сорок обычно на этот процесс уходит, - рассказывает Коля.

Фото: Александр Корсаков, TUT.BY

Женщина с чехлами для гладильных досок: "Сегодня вот опять штраф пойду платить"

Бабульки, торгующие всякой весенней всячиной вроде цветов и черемши, сообразив, что покупать мы ничего не собираемся, ведут себя одинаково: хватают торбочку или сумку, прячут в нее свой товар и отбегают шагов на пятнадцать. Убеждения журналистов вроде "Мы ж не милиция и не налоговая", не помогают: бабушка еще несколько минут на "безопасном" расстоянии от тебя будет переминаться с ноги на ногу, будто посылая сигнал - я тут ни при чем и я здесь ничего не продаю. 

 

Соглашаются на анонимный разговор не бабушки, а дамы бальзаковского возраста. У первой нашей собеседницы через руку перекинуты яркие чехлы для гладильных досок.

- Неужели покупают у вас их? Вот так, в переходе, на ходу? - удивляемся мы.

- Народу много идет, поток целый, конечно, покупают. Да и цена: если в магазине такой чехол сто сорок тысяч, а у меня сорок – где купят быстрее? А еще магазинные на завязках, а у меня на резиночке. Чпок - и надел, никакой тебе мороки. Так еще ходят и спрашивают: а где эта женщина, которая чехлы шьет? - успевает похвалить свой товар собеседница. 

Однако все это время она с опаской озирается по сторонам:

- Милиция хорошо работает, я вам скажу. Ловят нас: и "метровские", и районные. Потом штрафы присылают и вызывают нас на исполком. Штрафуют за то, что стоим там, где не положено - тут же нет торговых мест. На рынок отправляют. А сколько ж мне надо продать, чтобы оплатить это место?

Женщина рассказывает, что как раз сегодня она пойдет оплачивать штраф - 300 тысяч, уже во второй раз...

- И неужели при таких штрафах все равно выгоднее стоять в переходе, а не на рынке? - удивляемся.

- Выгоднее. Ну а что? Жить-то надо. Заплати штраф и спи спокойно. Есть и те, кто не платит штрафы: цыган много торгует тут у нас. Они вообще штрафов не платят - кто их поедет в Колодищи искать или в Степянку? Только вот наши люди и платят, - уверена собеседница. - Причем и бабулек штрафуют по полной программе: вот там наверху стоит женщина, она инвалид, у нее эпилепсия – и все равно платит!
 
Фото: Александр Корсаков, TUT.BY

"На тему потопа нам сказали журналистам ничего не говорить!"

В подземном переходе на перекрестке улицы Ленина и проспекта Независимости мы хотели поговорить о последствиях локального потопа - не так давно переход основательно затопило горячей водой. Однако в нескольких киосках, работавших под вечер, говорить на эту тему напрочь отказались.

- Девушка, честно сказать, на эту тему даже не хочется разговаривать, потому что все, что происходит, – это большой обман и надувательство со стороны нашего государства. Я просто не верю, что благодаря вам, журналистам, какие-то вопросы решаться будут, - отнекивалась работник цветочного киоска. 

- Извините, но я вам ничего по этому поводу не могу сказать, - потупила взор продавец в магазинчике, где продаются аккумуляторы и телефоны.

- Честно скажу: я во время потопа на больничном была, пришла только когда ремонт здесь закончился, ничего не знаю, - убедила нас продавец театральных билетов.

А вот Алла, нелегально торгующая симпатичными букетиками в том же переходе, о потопе даже не знает. У нее - своя жизнь, независимая от тех, кто официально арендует в этом переходе в центре города торговые площади.

- Я боец по жизни – мне это помогает, в том числе стоять здесь, продавать цветы. Последнее время милиция нас не трогает, а раньше очень большие были проблемы. Начинала я все это лет 20 назад, и тогда надо было еще и взятки давать. А я до этого на заводе работала, инженером. Так нам платили маленькую совсем зарплату, в то время как начальство жировало - вот я и ушла оттуда. Гляжу, а тут то же самое. И меня заедало: почему я должна давать взятки? И я не давала взяток, и поэтому у меня были проблемы.

Нынешние милиционеры, уверяет Алла, взяток у торговок в переходах не просят.

Собеседница наша долго рассказывает о своей жизни и о том, как иногда получается взять подороже с иностранцев.

Фото: Александр Корсаков, TUT.BY

- Если я прочувствую заранее, что это иностранец, конечно, я ляпну побольше цену. А белорусу я, конечно, столько не скажу. У иностранца выше уровень жизни и, допустим, 10 долларов для него копейки, а для нас это чувствуется. Русских много перед Новым годом ходило, очень хорошо покупают букеты. Наших же мужиков уговорить купить букетик очень сложно - даже когда с девушкой идет.

Одновременно Алла сетует на свою не очень простую долю. Женщина получает пособие по инвалидности - 880 тысяч рублей в месяц.

- Мне нужен был протез. Я заказала, мне его сделали - за миллион сто. Исполком дал мне 290 тысяч помощи на тот же протез. Ну и никто не спросит: как ты жить будешь? И самое интересное, что протез не подошел – аллергия какая-то пошла, - вздыхает она.

Помогают в жизни Алле уже много лет цветы, которые она выращивает, и ее бойкий характер.

- Кто послабее по характеру - тут не задерживается. Слабым людям тут тяжело...

Фото: Александр Корсаков, TUT.BY
 

"В день приезда высоких чинов к торговому объекту должен быть свободный доступ"

Жизнь подземных обитателей в киосках на площади Победы во многом зависит от государственной политики - а если конкретно, от того, когда президент страны принимает гостей. Если эти гости приезжают к монументу Победы - "особый режим" чувствуют не только пассажиры минского метро, которые не могут войти или выйти на здешней станции, но и продавцы небольших подземных торговых точек. 

- Нас проверяют пожарные, милиция, охрана президента с металлоискателями. И когда приезжают на площадь Победы очень важные чины, у нас тут охрана обычно стоит, - объясняет владелец подземного зоомагазина Андрей. - Мы в основном закрываемся на это время. Нас просят. Но это несложно: все равно людей не пускают в метро, нам смысла открытыми быть в это время и нет. Час-два-три обычно это продолжается. Я иногда даже выхожу посмотреть, на площадь...
 
Фото: Александр Корсаков, TUT.BY

В день приезда на площадь Победы важной делегации работники торговых точек обязаны предоставлять к своим объектам свободный доступ.

- Если не будет открыта дверь, то вплоть до того, что взломать могут. Но таких ситуаций не было – мы всегда на месте.

Кроме проверок во время официальных визитов, которые, утверждает Андрей, все-таки "особых проблем не доставляют", есть и приятные моменты: 

- Самый лучший день для торговли у нас - это понедельник – "Комаровка" закрыта. К тому же после того, как закрылись ларьки наверху, подземные киоски остались единственными такого рода объектами в городе.

Фото: Александр Корсаков, TUT.BY

Место удобное, бойкое, однако в последний месяц стоимость аренды поднялась на 40%. Значит, в следующем месяце ровно на столько больше придется платить. 

- Это уже ощутимое подорожание. Летом, без платы за отопление, еще проживем, а зимой будем вешаться, - протягивает Андрей.

Однако в том же разговоре добавляет: пока работать под землей - выгодно. Было бы по-другому, искали бы другие варианты.
 

Я на жизнь не жалуюсь - мне всю жизнь везет!

Оптимизму Александра Александровича, продающего лотерейные билеты, хочется позавидовать. Он уже девять лет торгует удачей в подземном переходе на Якуба Коласа. Шутка ли - еще в бытность работы на заводе хотел продавать лотерейки.

- Мне нравится, когда люди выигрывают. Очень радостно за них становится. Некоторые, как выигрывают, приходят поблагодарить - одна женщина, помню, конфет принесла. А некоторые не приходят, сразу идут в офис подарок получать, но знать, что ты продал человеку билет, за который он получил машину, тоже очень приятно, - рассказывает Александр Александрович.

Фото: Снежана Инанец, TUT.BY.

Сам продавец крупных сумм не выигрывал, разве что если считать таковой 250 тысяч рублей, которые он выиграл несколько лет назад. И то с помощью знакомого - тот выбрал для товарища счастливый билет.

А еще несколько раз предсказанные интуицией или снами выигрышные ходы срывались - Александр Александрович в последний момент отказывался верить всякой мистике: "Нас в советское время такому не учили".

Зато несколько событий в своей жизни наш собеседник называет огромной удачей. И, надо сказать, что лотерейки и деньги тут совсем ни при чем.

От него в младенчестве отказалась мама. Тогда и случилась первая удача: взяла на воспитание маленького Сашу к себе тетя, которая и вывезла мальчишку из Ленинграда - совсем незадолго до того, как город попал в блокаду.

Вторая удача проявилась, когда Александру Александровичу было 4 года. Заблудившуюся в темноте на льду эстонского огромного озера семью спасла лошадь. Именно это животное нашло дорогу к нужному острову и вывезло сани с людьми в тепло. Имя лошади-спасительницы удачливый собеседник помнит до сих пор - Юкку.

Один раз удалось мужчине, неожиданно для врачей, излечиться от серьезной болезни, а еще раз - избежать ампутации ноги. 

Третьей удачей он-таки называет... работу в подземном переходе. Пусть на сквозняке, пусть иногда с передрягами.

- Было, что украли сумку с тремя сотнями билетов. Милиция быстро среагировала, нашли. Девушка, которая украла сумку, заплатила штраф. А сумка и билеты ко мне вернулись...

Свои настоящие, жизненные, удачи Александр Александрович может перечислять долго, при этом отмечая, что как раз билетики он сам больше не покупает:

- Отчаялся как-то. В игре мне как-то не везет, - то ли с грустью, то ли с радостью заключает он.
{banner_819}{banner_825}
-75%
-10%
-15%
-30%
-10%
-10%
-45%
-30%