/ Фото: Игорь Семенов,


 
Сегодня в суде Ошмянского района прошло заседание, на котором рассматривалось заявление УКГБ по Гродненской области "О признании информационной продукции экстремистскими материалами". Речь идет об "экстремизме", найденном в фотоальбоме Belarus Press Photo 2011. В четверг станет известно решение суда. Фотографы опасаются, что удовлетворение заявления КГБ может создать опасный прецедент и спровоцировать преследование авторов.

Напомним, экспертная комиссия, которая обнаружила в фотоальбоме Belarus Press Photo 2011 экстремизм, объясняет свое решение тем, что фотографии унижают национальную честь и достоинство и белорусского народа, и президента. Экстремизм нашли даже в фотографиях, размещенных в рубрике "Спорт" и "Природа". О том, что Комитет госбезопасности признал фотоальбом Belarus Press Photo 2011, который был конфискован на белорусско-литовской границе, экстремистским, стало известно 5 апреля.
 
"В результате собственных и надуманных измышлений авторов печатного издания Belarus Press Photo 2011, необоснованной и целенаправленной демонстрации негативных сторон жизнедеятельности белорусских граждан, неприглядных бытовых моментов в целом формируется искаженное, унижающее для государства Республика Беларусь и общества в целом представление о положении в Республике Беларусь", - говорится в экспертном заключении, с которым КГБ передал фотоальбом на "исследование".

Фото: Игорь Семенов, TUT.BY
 

“Авторам фото запрещалось вмешиваться в события, делать постановочные кадры”

В качестве "заинтересованных лиц" по делу проходят три фотографа - Юлия Дорошкевич, Вадим Замировский и Александр Васюкович. Планировалось, что суд будет проходить в закрытом режиме "для предотвращения разглашения информации о содержании информационной продукции до судебного решения по делу". Однако судья Александр Давыдов решил сделать заседание открытым.
 
Слева направо: Юлия Дорошкевич, Александр Васюкович, Вадим Замировский

Фактически в самом начале судебного заседания была озвучена позиция сотрудников КГБ, которые считают, что, с одной стороны, деятельность авторов альбома является экстремистской, а с другой - состава преступления в действиях самих фотографов нет. Поэтому понять, что в таком случае может грозить авторам, достаточно сложно. Все три фотографа не являются обвиняемыми, поэтому предполагается, что если заявление УКГБ удовлетворят, то официально судом альбом будет признан экстремистским.
 
У фотографов были свои адвокаты, но сам судебный процесс получился, по отзывам участников, довольно странным.
 
Выступление самих фотографов заняло всего три минуты. Александр Васюкович показал судье свои фотографии "Кони в тумане" и "Обряд "Дзяды", сказав, что эти снимки представляют нашу страну в лучшем виде.
Фото: Александр Васюкович/pressphoto.by
Фото: Александр Васюкович/pressphoto.by
Фото: Александр Васюкович/pressphoto.by
 

 
Юлия Дорошкевич рассказала о том, что в альбоме собраны фото победителей, в том числе фотографов государственных СМИ, фотографии оценивало международное жюри. "Фотографии не подбирались ни авторами, ни редакторами, ни издателями. В книге опубликованы только результаты конкурса - его победители", - цитирует фотографа "Наша Ніва".

Фотограф Вадим Замировский в своем выступлении сказал, что "материалы альбома - не наши выдумки, а итоги работы международного жюри - более квалифицированного, чем экспертная комиссия, которая оценивала альбом". По его словам, авторам фото, согласно с условиями конкурса, запрещалось вмешиваться в события, делать постановочные кадры и т.д. Фотографии, которые вошли в альбом, ранее были опубликованы в СМИ, на новостных лентах международных информагентств, добавил он.
 
Всем присутствующим и, в первую очередь, стороне защиты были интересны два главных вопроса: что позволило экспертной комиссии сделать вывод, что альбом - экстремистский, и какой квалификации эксперты давали такие заключения?
 

Идеолог: Милиционеры не избивали людей на площади, а защищали закон и порядок

Напомним, исследовала фотографии специально созданная комиссия. В ее состав вошли Павел Скробко, начальник управления идеологической работы Гродненского облисполкома; Вадим Хилюта, заведующий кафедрой уголовного права и криминологии юридического факультета ГрГУ им. Я.Купалы; Оксана Шульга, завкафедрой иностранных языков ГрГУ им. Я.Купалы, и Александр Бондарь, старший преподаватель кафедры дизайна факультета искусств и дизайна ГрГУ им. Я.Купалы.
 
Не все члены комиссии явились в зал суда. Адвокаты ходатайствовали о том, чтобы пригласить всех членов комиссии давать показания, однако судья отклонил ходатайство. Вместо них "отдуваться" пришел Павел Скробко, который и утверждал всю комиссию. От имени КГБ на суде выступала юрисконсульт областного КГБ Наталья Скурат.

Представитель КГБ зачитывала ответы по бумажке и, как отмечают участники заседания, часто сбивалась. Так, например, сторона защиты задала вопрос представителю КГБ о том, какие материалы альбома призывают к экстремистской деятельности? Где там призывы? На это представитель КГБ сослалась на экспертизу и заявила, что экстремизм в том, что "подборка материалов искаженно отражает жизнедеятельность Республики Беларусь". После этого, как отмечает один из присутствующих на суде фотографов, представитель КГБ замолчала. 
 
Павел Скробко также не сильно прояснил ситуацию. Например, сторона защиты поинтересовалась у идеолога, почему комиссия сделала вывод, что фотографии подрывают авторитет Беларуси? Проводились ли какие-то социологические исследования? Скробко ответил, что нет. Задали вопрос и о том, почему комиссия посчитала, что снимки оскорбляют граждан Беларуси: граждане сами обратились или это вывод комиссии? В ответ Скробко сказал, что это был вывод комиссии. Он также сослался на экспертизу альбома, который, по его словам, может оскорбить белорусских граждан.
 
На вопрос о том, в каких материалах выражен экстремизм, идеолог также сослался на подборку материалов. "Подборка такова, что создается впечатление, что тут только играют в домино, хоронят и митингуют".
 
Идеолог Скробко также высказался насчет фотографии "Дэманстрант, збіты міліцыянтамі, ляжыць ля сценаў Дома ўраду". По его словам, милиционеры не избивали людей на площади, а защищали закон и порядок.
 
Фото: Сергей Гриц / pressphoto.by
Фото: Сергей Гриц / pressphoto.by

Позже спросили идеолога и о том, почему экстремизм увидели на фото "Мужчыны прымяраюць капелюшы на вулічным кірмашы", сообщила "Наша Ніва".
 
Напомним, это фото, по мнению экспертной комиссии, выставляет жителей белорусского населенного пункта, а в их лице весь белорусский народ, в неприглядном виде - "нищим, бомжеватого вида на фоне новых западных вещей". По словам Вадима Замировского, на этот вопрос идеолог ответил только то, что эти мужчины представлены в неприглядном свете.
 
Фото: Виктор Драчев / pressphoto.by
Фото: Виктор Драчев / pressphoto.by

Сторона защиты также спросила, почему комиссия посчитала неприглядными темы Чернобыля. Стоит отметить, что комиссия не только эти темы посчитала неприглядными. "Неприглядная подборка фото", - цитирует ответ идеолога "Наша Ніва”.
 
Снимок из серии Андрея Ленкевича. Фото с сайта pressphoto.by

Тогда сторона защиты поинтересовалась: "Почему вы не пишете именно так в экспертизе, а называете неприглядными темы? Освещение этих тем - экстремизм?" Конкретного ответа на этот вопрос не прозвучало: идеолог заметил, что существует множество других тем, которые можно освещать.
 

“КГБ мог бы и сам сделать вывод об экстремизме, но собрал комиссию"

"Меня удивляет в таких процессах неподготовленность стороны заявителей. В данном случае - по заявлению о признании продукции экстремистской, - делится своим мнением с TUT.BY присутствовавший на суде зампредседателя Белорусской ассоциации журналистов (БАЖ) юрист Андрей Бастунец. - Главным доказательством по делу проходит экспертная справка, а эксперты, которые ее делали, не были, как выяснилось, назначены в соответствии с гражданско-процессуальным законодательством. (Для того, чтобы такую экспертизу проводить. - TUT.BY) должно быть определение суда, должны стороны, заинтересованные в процессе, иметь возможность формулировать вопросы к этим экспертам. Сами вопросы не должны включать юридических вопросов, которые должны рассматриваться судом (а именно так было сделано в данной экспертизе). Кроме того, людям, которые будут эту экспертизу проводить, могут быть даны отводы участниками дела, они должны быть предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения либо за отказ от заключения и т.д. Ни одного пункта не было сделано".
 
По словам Бастунца, эксперты не дали ответа на главный вопрос. "Для того, чтобы признать какие-то альбомы экстремистскими, необходимо, чтобы в них содержались призывы к экстремистской деятельности или пропаганда. Это было опущено, оставлено без внимания экспертами, которые занимались этим делом". При этом других доказательств по делу, кроме заключения, подчеркивает Андрей Бастунец, не прозвучало.
 
"Еще эксперты ОБСЕ, когда закон о противодействии экстремизму принимался, обращали внимание: понятие экстремизм и практика применения очерчивают границы свободы выражения мнения. Если понимать экстремизм так, как его понимают представители КГБ по Гродненской области, как понимают его "эксперты", которые готовили справку, то для свободы выражения мнения белорусам просто не остается места. Точнее остается место для свободы выражения мнения чиновников, которые считают ту ли иную продукцию порочащей строй, унижающей национальное достоинство, и не остается места для выражения мнения журналистов".
 
При этом квалификация людей, которые готовили само заключение, также отмечает Андрей Бастунец, "значительно уступает квалификации тех людей, которые готовили альбом". "Дилетанты оценивали профессионалов - так это можно оценить", - говорит эксперт.
 
Как сообщает Еврорадио, идеолог Павел Скробко в зале суда, говоря о своей компетентности, заметил: "Имею три образования. Первое - обработка металла, второе - историческое, третье - идеолог. Состав комиссии был согласован с университетом. Искусствоведы, психологи и юристы. Идеолог также подтвердил, что утверждал комиссию сам. "Их выбирали по добровольному, так скажем, согласию. Хилюту я сам знал. Некоторых посоветовали коллеги".

Адвокаты просили пригласить других экспертов и обязать их принести документы, которые доказывали бы их компетентность, - также сообщает "Наша Ніва". Представитель КГБ на это ответил: "Это не целесообразно. КГБ мог бы и сам сделать вывод об экстремизме, но собрал комиссию". 
-10%
-25%
-20%
-30%
-15%
-20%
-21%