Любовь Иванова,

С таким вопросом обратился в редакцию пенсионер Евгений Ермилов. По его словам, на территории Центрального района, где он проживает, не осталось ни одного стационарного пункта приема стеклотары. Чтобы сдавать ее, он приноровился ездить на улицу Веры Хоружей, 5а. Однако в прошлом году и этот пункт закрыли на ремонт.
 
— Вот уж и зима закончилась, а работы там никто не начинал, — сетует наш читатель. — Слышал, что проблема в том, что надо проект разработать. Так почему бы сначала не сделать проект, а потом объект закрывать? Людям с большим достатком трудно понять, что для пенсионеров сбор стеклотары — добавка к пенсии. А проедешь туда-сюда с пересадками из одного конца города в другой, оплата за проезд всю выручку и съест. Как при таком отношении ресурсы сберегать, да еще в Год бережливости?
 
Чтобы понять, насколько обоснованны претензии читателя, наш корреспондент обратилась за комментариями в Главное управление потребительского рынка Мингорисполкома.
 
— Действительно, в Центральном районе стационарных пунк­тов по приему стеклотары сейчас нет, — отмечает начальник продовольственного отдела Татьяна Борщевская. — Однако на проспекте Победителей, 49, два раза в неделю по два часа работает передвижной пункт (во вторник и четверг с 10.00 до 12.00. — Прим. авт.). Любой человек может ко времени туда подъехать и сдать банки и бутылки. А объект на улице Веры Хоружей, 5а, закрыт из-за аварийного состояния строения. Как только подготовят проект, сразу начнется ремонт, и в текущем году пункт заработает снова.
 

Тара с наваром

Сбор бутылок сегодня — труд не из легких. Мало того, что нужно таскать целый день на себе увесистую стеклотару, порой ее еще нужно и отвоевать. В самых урожайных местах — зонах отдыха, дворах, на вокзалах — идут "стеклянные" баталии. Старожилы, застолбившие участок, гонят новичков прочь. Дело может дойти и до рукопашной. Такую картину довелось наблюдать во дворе дома на Привокзальной площади. Двое мужчин громко ругались, бросив сумки с собранными бутылками и схватив друг друга за грудки. Победил сильнейший. Второму пришлось ретироваться…
 
Мешают собирателям тары не только конкуренты. Нередко горожане, выпив содержимое, не сходя с места, бросают в чугунные мусорки стеклянные емкости. Они и разлетаются вдребезги.
 
— Ну бить-то зачем? — обиженно вопрошает старушка, достав из контейнера расколовшуюся бутылку.
 
75-летняя Тамара Авдеевна живет неподалеку от приемного пункта. На бутылочную охоту выходит каждый день. Обычный улов — два, реже — три больших пакета бутылок, собранных в округе. За них она выручает в среднем 20-25 тысяч рублей.
 
— Немного, но и то хорошо, — говорит бабуля. — Чего дома-то сидеть? А так и воздухом надышусь, и подвигаюсь, и кошельку польза…
 
За январь-февраль текущего года от населения принято и возвращено поставщикам 4,2 миллиона штук бутылок — на 30 процентов меньше, чем за аналогичный период 2012-го.
 

ПЭТ стеклу не товарищ

Люди старшего поколения помнят, как в советское время пустые молочные бутылки с широкими горлышками прямо в гастрономе можно было обменять на новую продукцию. Сдаешь две пустые и взамен получаешь бутылку молока или кефира. Не было проблем и с посудой из-под пива, минералки, спирт­ных напитков. Однако со временем стеклянная тара свои позиции стала утрачивать. Появились ПЭТ-бутылки и другие упаковки, в которых сейчас продают различные продукты. Стеклотары с каждым годом становится все меньше. В связи с этим закрывают и пункты приема.
 
— Если в январе 2006 года в Минске работали 155 таких объектов, в 2010-м — 96, в минувшем году — 75, то сейчас всего 70, — продолжает Татьяна Борщевская. — Из них 4 относятся к коммунальной форме собственности, 12 — с долей государства, 7 — ведомственных и 47 — частный бизнес. Основная причина закрытия — невостребованная тара. Ведь чтобы получить выручку, организация должна сдать ее производителям продукции. А те с каждым годом использованные бутылки принимают все в меньшем количестве. Некоторые и вовсе отказываются…
 
В чем же дело? Как пояснила специалист технологии, чтобы разлить напиток в бэушную посуду, ее надо обработать до состояния, соответствующего жестким гигиеническим требованиям. Обходится это недешево. Предприя­тию выгоднее и безопаснее использовать для своей продукции новую тару.
 
А с оборотной как быть? Получается — использовать ее только в качестве вторичного сырья на стекольных заводах. А ведь для производства 1 тонны новых бутылок расходуется около 1,2 тонны природного сырья и около 250 киловатт-часов электроэнергии. Очистка же одной бутылки до состояния, отвечающего всем санитарным нормам, требует энергии в 10 раз меньше, чем производство такой же новой.
 

Пробка для оборотки

Вышеназванные факторы привели к тому, что и пункты приема содержать стало тоже проблематично. Арендная плата за помещение большая, а прибыли из-за малого спроса невысокие. Какой смысл в таком бизнесе?
 
— Практически никакого, — подтверждает работница одного из столичных приемных пунк­тов. — В советское время цена пустой бутылки составляла чуть ли не половину ее стоимости с напитком, поэтому люди и сдавали. А что сейчас на этом можно заработать? Копейки!
 
Как замечает приемщица, у многих охоту сдавать пустую посуду отбивает и необходимость очищать этикетки — требование предприятий-изготовителей. Кроме того, не каждый пункт берет все виды стеклотары: ассортимент зависит от за­явок заводов и постоянно меняется. В то же время некоторые производители выпускают бутылки, которые относятся к сувенирной продукции. А их вообще не принимают. Как и тару из-под шампанского и импортную. Конечно, те, кто сдает посуду постоянно, к правилам приноравливаются. Другие выбрасывают в мусорку.
 
Что же можно сделать, чтобы использованная стеклотара не становилась обычным мусором?
 
— Никто не запрещает столичным бизнесменам открывать пунк­ты приема, — говорит Татьяна Борщевская. — Сейчас это можно сделать без всякой волокиты по заявительному принципу. Было бы желание…
 

От автора

Хочется напомнить о необходимости бережного отношения к имеющимся в городе ресурсам. В пример можно привести другие страны. В США 98 процентов от всего объема произведенной в стране стеклотары используют по второму кругу или перерабатывают. В Германии даже пустые пузырьки из-под лекарств аптеки принимают назад. В Хорватии бэушные банки и бутылки жители приносят в магазин и в счет сделанных покупок сдают во время расчета у кассы. Может, что-то из этой практики стоит перенять и нам?
 
Приемные договорные цены на стеклотару в рублях по состоянию на 1 марта 2013 года:
 
— бутылка винтовая "Крышталь" 0,5 литра — 500-650
— пивная "Оливария" 0,5 литра — 200
— пивная г. Лида 0,5 литра — 250-300
— винтовая "Белалко" 0,5 литра — 500-600
— винная 0,7 литра — 800
— винтовая "Аквадив" 0,5 литра — 450-550
— банка 0,5 литра — 500
— 1 литр — 700
— 3 литра — 1.500
 
-20%
-28%
-10%
-11%
-50%
-20%
-10%