Началось все с курочек. Которых приобрел один пенсионер и которых решил именно в этот день доставить на свою дачу. У нас полстраны забило тогда на прогноз погоды, штормовое предупреждение и просьбы воздержаться от поездок за город. Кого и когда у нас прогноз синоптиков останавливали?

Дача располагалась в одной из деревень района. Метель усиливалась, но транспорт по трассе еще ходил. Мужчина доехал до своей деревни, вместе с ящиками прошел пешком километр через деревню и потом еще пятьсот метров через поле по заметаемым остаткам дороги, поскольку дача представляла собой эдакий “хуторок в степи”, отдельный домик с участком, стоящий на отшибе. Нагрузка оказалась, видимо, чрезмерной. Зажало в груди. Мужчина успел еще позвонить жене в город, мол, очень плохо с сердцем, помираю. И отключился. И на связь больше не выходил.

Жена, разумеется, позвонила на 103. Как состояние дороги, поинтересовался диспетчер. Откуда это было знать жене, которая находилась в городе и сама на машине собиралась выезжать к своему мужу. Осталась ли она вообще, эта дорога. Выезд из Города в нужном направлении и мост через Реку был уже закрыт, о чем уже было объявлено, обледеневшая заметаемая снегом трасса и подъем, надежно заблокированный вереницей фур. Машины МЧС растаскивали машины и малышу-УАЗу там было не протолкнуться. И БИТ поехала вокруг через кольцевую и второй более-менее проходимый мост. Бригада, три женщины, врач и два фельдшера. Диспетчерская связалась по нужному телефону с просьбой о содействии, там обещали, если что, прислать трактор. Но сразу предупредили, что быстро не получится.

Трассу до нужной деревни прошли. Километр через деревню, включив передний мост и водительское мастерство, тоже удалось как-то проскочить. И все. Впереди чистое снежное поле, метель и приблизительное направление дальнейшего движения. Трактор пообещали в течение двух часов, не раньше. Направление указали подъехавшие из Города родственники.

Доктор посмотрела на свою бригаду и на заламывающих руки родственников. За 25 лет своей карьеры на “скорой помощи” ей случалось по-всякому добираться до своих пациентов в “сложных погодных условиях” и “труднодоступности” . Пользоваться приходилось различными способами, начиная от обычных деревенских саней и спасательных понтонов, заканчивая БТР и маневровыми тепловозами. Чаще всего, разумеется, приходилось идти пешком. Проблема снежных заносов вообще проблема каждой зимы, тут вообще ничего оригинального не было. Бригада ее тоже состояла из ветеранов и скулить давно отучилась. Им про трудности рассказывать не надо. Молча сопели, поскольку в буран идти, ясное дело, не хотелось никому. Особого выбора не было тоже.

“Дальше идем пешком”. Загрузились по максимуму “чемоданами”, поскольку неизвестно, что ждет на вызове, а бегать километр по снегу да в такую погоду за каким-нибудь нужным ништяком… Затянули капюшоны по-глубже. И пошли, ветер, хорошо, что не встречный, метель, рыхлый снег по колено и середины бедра, периодически проваливаясь по пояс в сугробы. Метров 500 примерно и оказалось, не обманули родственники, шедшие сзади.

А с их пациентом было все плохо. Трансмуральный инфаркт миокарда, тяжелый кардиогенный шок. Пациент, успевший вдобавок прилично замерзнуть, поскольку долго пролежал на полу, а дом стоял нетопленный. Установили две венозные системы, пошел кислород и дофамин, начали тромболизис. Растворы и ампулы отогревали в руках, медикаменты начали подмерзать, фуросемид, замерзающий обычно первым, уже начал выпадать на дно ампул белыми кристалликами. Основная проблема - как теперь выбираться отсюда на дорогу. Бригада трезво оценивала свои физические возможности, до своего автомобиля пациента им ни за что не дотащить, не та у дам весовая категория. Вопрос о том, что пациент может просто не дожить до начала эвакуации или не пережить транспортировку не обсуждался. Тут уж как карта ляжет. Так что оставалось бригаде только клацать зубами, считать капли в системе и ждать трактор.

Инотропы и ТЛТ свое дело, как могли, сделали и процесс умирания замедлился, гемодинамика зафиксировалась в каком-то минимальном положении. И то хлеб. Раньше трактора в дом заявилась реанимационная бригада. Их спасатели недавно отрыли из очередного снежного заноса и База, не имея иной технической возможности выручить свою бригаду, застрявшую в заметаемом снегом домике, отправила на усиление. Реанимобиль оставили на трассе под охраной второго фельдшера, которую в силу пола и габаритов признали негодной к переноске тяжестей на расстояния, а врач, водитель и первый фельдшер выдвинулись на это самое усиление. БИТовский УАЗик использовали как челнок, чтобы проехать через деревню, там, где еще можно было это сделать. По пути заскочили в одну из хат, у хозяина которой по агентурным сведениям имелся конь. Конь был, но сани оказались сломаны, так что идея с использованием гужевого транспорта осталась нереализованной.

Полный цикл ТЛТ (1,5 часа) был уже к тому времени завершен, состояние больного явно лучше не станет, так что ловить было нечего. Тягловая сила какая-то появилась. Единственный вариант дотащить пациента до машины - использовать сани-волокуши. Для чего и был захвачен из реанимобиля спинальный щит. Пациент максимально утепляется, пристегивается к щиту, две длинные лямки пристегиваются к головному концу щита и далее два человека берут лямки на плечи и вперед. Методика в этом сезоне была уже опробована на собственном опыте, признана годной и рекомендована к применению.

И тут пришел грейдер, дорожники не обманули, не прошло и обещанных двух часов, как была проложена дорожка прямо к калитке дома. За грейдером двигался УАЗ. Пациента погрузили, дружно погрузились сами, доехали до трассы. Там пациента перенесли в реанимобиль. БИТ вернулась на станцию, им даже дали пару часов, чтобы обогреться и обсушиться.

Пациент, к сожалению, умер уже в больнице. Циркулярный инфаркт миокарда штука серьезная, так что чуда не вышло.


{banner_819}{banner_825}
-50%
-20%
-10%
-18%
-20%
-20%
-25%