Сергей Порозов,

Сегодня 60 лет со дня смерти Иосифа Сталина. Добавим несколько штрихов к картине "вокруг" этой даты…

Мы роднаму Сталiну песнi, любоў i падзяку прынеслi…
Кандрат Крапiва
Постамент памятника Сталину на Центральной площади в Минске был опоясан белорусским национальным орнаментом. Точно таким, как на государственном флаге БССР и затем - Республики Беларусь.



Благодарные белорусские поселяне и поселянки с помощью профессиональных деятелей литературы и искусства - лауреатов Сталинских премий - слагали песни о любимом вожде:


Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (3.30 МБ)
Информация о грамзаписи: Спасибо Сталину. Музыка: Е. Тикоцкий. Слова: К. Крапива. 1939 г. Исполняет: Белорусск. объедин. хор колхозно-совхозной самод-ти на ВСХВ п. у. М. И. Николаевича. Ф-но Е. Тикоцкий. На бел. языке.
Белорусский орнамент был не просто декором памятника в центре Минска. Он служил напоминанием о том, что своим созданием Советская Белоруссия в решающей степени обязана наркому по делам национальностей товарищу Сталину.

Вкратце история такова. В декабре 1918 года в Смоленске выжидал глава Северо-Западного областного комитета РКП(б) Александр Мясников - будущий председатель Центрального бюро КП(б)Б и председатель ЦИК Советской Социалистической Республики Белоруссия. Прижившаяся в Смоленске команда Мясникова с опаской и неприязнью поглядывала на Минск: помнили собственное бегство отсюда в феврале восемнадцатого. Помнили и диверсию на железной дороге, которую при отходе поезда с большевистской верхушкой устроили минские рабочие…

Отношение Мясникова к возможности оформления белорусской государственности выразил его соратник секретарь Северо-Западного обкома Вильгельм Кнорин в газете "Звезда" 6 октября 1918 года: "Время национальных государств уже прошло. Мы считаем, что белорусы не являются нацией, и те этнографические особенности, которые их отделяют от остальных русских, должны быть изжиты. Нашей задачей является не создание новых наций, а уничтожение старых национальных рогаток. Белорусское же движение является таким воздвижением национальных рогаток".

Вот вопрос: "делать" или "не делать" советскую республику на западе?.. А давайте все же сделаем — как альтернативу буржуазной БНР, которая была провозглашена в Минске в марте 1918 года!

Историки говорят, что окончательное решение о создании ССРБ было принято 24 декабря 1918 года в Москве. Именно московская конференция белорусских секций РКП(б), а не смоленская компания бежавших из Минска большевиков, обсудила вопрос 21–23 декабря и постановила: организовать белорусское советское правительство. А уже 25-го нарком по делам национальностей Сталин сообщил Мясникову по телеграфу: "ЦК партии решил по многим соображениям, о которых теперь говорить не приходится, согласиться с белорусскими товарищами на образование белорусского советского правительства. Вопрос этот решен и обсуждать уже не приходится".

Именно так рождалась БССР. А вместе с ней в числе прочего появилась новая общность служителей муз - белорусская советская творческая интеллигенция.

Бывший редактор Белгосиздата Ефим Романов, хорошо знавший писательскую верхушку БССР, рассказывал мне о траурных церемониях в Минске в марте 1953 года перед памятником Сталину.



На снимке, сделанном фотожурналистом Львом Попковичем, безногим инвалидом Великой Отечественной, видны народные массы, но не различимы отдельные личности. А они тут были - белорусские писатели и деятели культуры - лауреаты Сталинской премии. Петрусь Бровка (лауреат двух премий), Кондрат Крапива (лауреат двух премий), Анатолий Богатырев, Янка Брыль, Максим Танк, Иван Шамякин…

Романову запомнилась высокая фигура Кондрата Крапивы во главе делегации Союза писателей БССР. Случилось так, что, возлагая венок к памятнику и поправляя ленты, Крапива опустился на колени. Не на одно колено, как это принято на воинских церемониалах прощания, а на оба - как в церкви. Следом за ним, секунду помявшись, так же сделала вся писательская делегация.

- И что было после ритуального стояния на коленях перед статуей вождя сталинских лауреатов? - задал я вопрос Романову.

- А ничего особенного не было. Постояли, затем поднялись. Украдкой отряхнулись. И двинулись дальше по стезе служения высокому искусству.
{banner_819}{banner_825}
-50%
-30%
-10%
-45%
-50%
-35%
-20%
-45%
-30%
-47%