Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Новость дня


Последние события в столице Азербайджана, связанные с президентскими выборами в этой стране, напомнили вечер и ночь 9 сентября 2001 года в Минске. Только у нас тогда все, к счастью, закончилось (хотя иначе и быть не могло) без крови.

И в Азербайджане, и в Беларуси президентами ожидаемо стали главные лица в государстве. Алиев-отец в последние месяцы очень серьезно болеет, в результате чего превратился в абсолютно декоративного президента и в осовремененных традициях монархических династий передал бразды правления страной сыну. Сначала тот стал премьер-министром, после чего его победа на президентских выборах была делом техники.

Ильхам Алиев победил за явным преимуществом, даже на несколько процентов более элегантно, чем два года назад Александр Лукашенко. Азербайджанская оппозиция, как и белорусская, также абсолютно ожидаемо заявила о фальсификациях во время голосования и вывела недовольных избирателей на столичные улицы. Причем, кстати, в примерно том же мизерном количестве — около 5 тысяч человек. Правда, в отличие от наших оппозиционеров бакинские вооружились не только микрофонами, но еще и палками, камнями и кусками арматуры. Горячая кровь… Взыграла она и у властей: патроны, правда, холостые, водометы, слезоточивый газ. Наконец, на оппозицию спустили собак.

Какими бы нехорошими словами ни называли белорусского президента, ничего подобного в Беларуси никогда не было. Конечно, многие противники Лукашенко в ответ на это начнут говорить о без вести пропавших оппозиционных политиках, об "эскадронах смерти". Но все эти обвинения разбиваются хотя бы о такое понятие, как презумпция невиновности.

Тему диктатуры в Беларуси уже изрядно затаскали как внутри самой нашей страны, так и за рубежом. Но так ли все страшно? С кавказскими, азиатскими государствами СНГ сравниваться на предмет того, у кого жестче властный режим, не будем. Здесь все понятно. Мы ведь — Европа как-никак. Когда недоброжелатели сравнивают Лукашенко с Туркменбаши, то это делается для красного словца.

"Последний диктатор Европы"… Но что, в Украине, в России демократия цветет и пахнет? Того же Путина США и Запад не критикуют исключительно благодаря взятому им курсу на либеральную экономику. А в общественно-политическом плане в России гайки закручены, может быть, даже покруче, чем у нас. Например, от оппозиции и независимых СМИ Лукашенко достается куда больше, чем Путину, построившему так называемую управляемую демократию. У белорусского президента красиво упаковать авторитаризм, видимо, в силу его личных качеств не получается. Поэтому Лукашенко недавно и признался, что ему свойствен авторитарный стиль правления, преподнеся его в положительном свете как необходимый режим твердой руки, а вот диктатором попросил себя не обзывать.

Конечно, от того, что у соседа тоже корова сдохла, легче быть не должно. От наших национал-демократов часто приходится слышать, что, мол, Россия — это Азия, а Беларусь — Европа, а потому белорусы заслуживают лучшей участи. Однако в данном случае участь — это как раз выбор народа. А он по-прежнему в массе своей не готов к переменам и мыслит советскими категориями. И кажется, так будет еще достаточно долгое время. Посттоталитарный синдром исчезнет, наверное, только через несколько поколений.

Кроме него, есть еще проблема дефицита оптимизма в нашем обществе. Впрочем, некоторые называют оптимизм боязнью реальности. Белорусы же, как известно, привыкают ко всему. "Пусть будет кто угодно, лишь бы не Лукашенко" — утопическая мысль отчаявшихся оппозиционеров. Но где гарантии, что вместо Лукашенко к власти придет настоящий демократ, тем более что его преемником наверняка будет ставленник управляемой российской демократии. Впрочем, каждый сам выбирает — называть вещи своими именами или жить иллюзиями. Пока менять шило на мыло наши граждане не хотят: по данным свежего социологического опроса НИСЭПИ, 83,3% белорусов не знают человека, который мог бы стать достойной альтернативой Лукашенко.

Кирилл ПОЗНЯК

Белорусские новости
,