Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Новость дня


Казалось, совсем недавно появился в Беларуси новый чрезвычайный и полномочный посол Соединенных Штатов Америки Майкл Козак, а срок его пребывания уже практически закончился. В начале августа нашу страну покинет уже четвертый американский посланник. К слову, у белорусских дипломатов текучка кадров поменьше: в Вашингтоне только-только приступил к работе лишь третий по счету белорусский посол. Рокировка американских послов в Беларуси — повод, чтобы бросить ретроспективный взгляд на прошедший период и попытаться сравнить нынешний уровень отношений Республики Беларусь и США с ситуацией трехлетней давности.

Майкл Козак был утвержден на эту должность Конгрессом США в сентябре 2000 года и прибыл в Минск месяц спустя. Как известно, на долю предыдущего посла Дэниэла Спекхарда выпали не самые легкие испытания. Чего, например, стоила одна "дроздовская" эпопея, когда он вынужден был около года отсутствовать в стране пребывания. Тем не менее, к моменту смены руководства американского посольства ситуация в организационном плане более или менее стабилизировалась. Зато политический аспект белорусско-американских отношений был в тот момент крайне напряженным.

Напомним, что в августе того же года в Республике Беларусь состоялись парламентские выборы, которые не были признаны Соединенными Штатами честными и справедливыми. Это вызвало соответствующую реакцию белорусского внешнеполитического ведомства, а также гневную отповедь других высокопоставленных лиц. В свою очередь Майкл Козак еще при обсуждении его кандидатуры в сенатской комиссии Конгресса по международным делам высказал ряд критических замечаний по поводу ситуации в Беларуси, что впоследствии привело к задержке вручения им верительных грамот главе белорусского государства на несколько месяцев. Кроме того, незадолго до приезда дипломата Александр Лукашенко в ответ на антидемпинговые санкции США против Белорусского металлургического завода пригрозил конфискацией всей американской собственности в Беларуси. Если же учесть, что через год должны были состояться уже президентские выборы, то ситуация, безусловно, не способствовала легкому и непринужденному вступлению нового американского посла в должность.

Тем не менее, работа началась еще до выполнения всех формальностей. В частности, Майкл Козак дал несколько интервью различным средствам массовой информации, в том числе и Белорусскому телевидению, однако последнее почему-то решило не давать его в эфир. Еще один примечательный факт: во время церемонии вручения грамот А.Лукашенко высказал предложение забыть все прежние разногласия и начать двусторонние отношения "с чистой страницы". Однако спустя всего неделю специальный выпуск программы БТ "Резонанс" был посвящен раскрытию американской "шпионской резидентуры", которая якобы действовала в Беларуси под дипломатическим прикрытием. Речь шла о нескольких сотрудниках посольства США, которые давно покинули страну. Кстати, подобного рода обвинения, но в адрес действовавших дипломатов в конце 2002 года выдвинуло уже руководство белорусского КГБ.

Особый негативный отпечаток на отношения между двумя странами наложил иракский кризис, который также пришелся на время пребывания Майкла Козака в нашей стране. Американцы неоднократно предъявляли претензии белорусским властям по поводу имевших по их мнению место контактов с Багдадом, нарушавших международные санкции и способствовавших тем самым вооружению режима Саддама Хусейна. Официальный Минск отвергал все эти претензии и в свою очередь резко критиковал Соединенные Штаты за их стремление к созданию монополярного мира и вооруженное вмешательство во внутренние дела других стран.

Однако главной причиной отсутствия взаимопонимания была и остается внутренняя ситуация в самой Беларуси. Точнее, положение дел с выполнением известных четырех условий по демократизации белорусской ситуации, что считается необходимым для нормализации отношений. Как Государственный департамент, так и его сотрудники, работающие в Минске, постоянно заявляли, что для изменения ситуации практически ничего не делается. В результате предложенная Западом пошаговая стратегия, предусматривающая постепенное снятие имеющихся ограничений в обмен на улучшение положения в упомянутых четырех областях общественно-политической жизни, не срабатывает. Очередным доказательством этого явилось закрытие белорусского представительства американского Бюро по исследованиям и обменам, находящегося в ведении Госдепартамента.

Данные примеры достаточно наглядно демонстрируют, в каких условиях проходила профессиональная деятельность американского посла. Понятно, что любое посольство является проводником вырабатываемой на значительно более высоком уровне политики своей страны в отношении государства нахождения. В то же время оно олицетворяет свою страну в глазах местного руководства и населения. Поэтому в случае возникновения каких-либо противоречий именно посольство оказывается на переднем крае и должно выдерживать основную тяжесть наносимых ударов. А поскольку белорусско-американские отношения в течение последних лет последовательно и неуклонно ухудшались, то становится ясно, насколько непростая миссия выпала работающим здесь американским дипломатам.

С другой стороны, именно в силу наиболее жесткой среди всех западных стран политики США по отношению к сегодняшнему белорусскому руководству на их поддержку в лице посольства особые надежды возлагает белорусская оппозиция. При этом зачастую забывается, что посольство — это все-таки дипломатическое представительство, а не филиал какого-нибудь фонда. Безусловно, от его оценки ситуации в стране в определенной степени зависит оказание того или иного вида поддержки зарубежными благотворительными структурами, однако вряд ли целесообразно связывать эти два фактора слишком жестко. Можно допустить, что иностранные представители не всегда адекватно оценивают положение дел, но нельзя требовать от них, чтобы они смотрели на все происходящее в стране только глазами оппозиции. Кроме того, никто не может отрицать, что уж моральная-то поддержка со стороны всех американских послов всегда оказывалась ей в полной мере.

Таким образом, оснований констатировать улучшение ситуации в течение рассматриваемого периода нет. Скорее, наоборот. Судя по всему, новому послу Джорджу Кролу, уже имеющему опыт работы в нашей стране (он был заместителем первого посла Дэвида Суорца и в 1994 году в течение нескольких месяцев исполнял обязанности временного поверенного), придется нелегко. Слишком принципиальны существующие расхождения между двумя странами, чтобы можно было ожидать их скорого устранения.

А жаль. В современном мире найдется немного стран, позволяющих себе вступать в открытую конфронтацию с Соединенными Штатами. При этом среди них нет ни одной, обеспечившей своим гражданам хотя бы мало-мальски приличный уровень жизни. Беларусь, к счастью, пока не попадает в их число, хотя отдельные неофициальные попытки причислить ее к "оси зла" уже имели место. Однако при сохранении прежнего внешнеполитического курса у нее не будет шансов выбраться из своего нынешнего незавидного состояния. Нравится кому-либо это или нет, но Америка на сегодняшний день является единственной в мире сверхдержавой, и антагонизм в отношениях с ней едва ли имеет хоть какую-то позитивную перспективу для любой страны.

Андрей ФЕДОРОВ — эксперт Международного института политических исследований (Минск).
0059072