Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Новость дня


После неформального саммита президентов СНГ в Питере "состоялась краткая беседа" Лукашенко с Путиным. На этом обстоятельстве акцентировала журналистское внимание пресс-секретарь белорусского руководителя Наталья Петкевич. Поскольку никаких деталей при этом не обнародовано, надо полагать, что разговор был ОЧЕНЬ коротким.

Впрочем, и весь саммит 30 мая уложился в каких-то пару часов. Потом последовал "рабочий завтрак от имени президента России". Об этом завтраке, кстати, говорил еще 29 мая на брифинге в Минске пресс-секретарь нашего МИДа Андрей Савиных. Уж очень скромно выглядела программа пребывания Лукашенко в российской северной столице, вот и пришлось включить в перечень для прессы даже вопросы питания (а также гала-концерт и посещение Исаакиевского собора).

Заметьте, что Путин предусмотрел не ужин и даже не обед. Как бы заранее дал коллегам понять, что дебаты разводить ни к чему. То есть саммит на борту теплохода "Сильвер Виспер" ("Серебряный шепот") хоть и назывался неформальным, на самом деле стал именно формальностью. Более серьезный разговор предполагается на сентябрьской встрече лидеров СНГ в Ялте. В рамках же торжеств по случаю 300-летия Петербурга российский президент быстренько отдал дань вежливости постсоветским партнерам, а потом со спокойной совестью переключился на друзей мирового масштаба. 31 мая в Петербурге пройдет саммит Россия — ЕС, а 1 июня Путин отдельно встретится с Бушем. Сами понимаете, что это рандеву будет куда продолжительнее, нежели диалог на теплоходе с коллегой Лукашенко — формально самым близким союзником.

Конечно, белорусскому руководству совсем уж наивно было бы надеяться, что на этих торжествах сдвинутся с мертвой точки больные вопросы двусторонних отношений. Даже обывателям давно понятно, что вознесенная до небес интеграция зашла в тупик. Вернее, выход для Минска только в том, чтобы пойти на условия Москвы. Никакого Союзного государства на паритетных началах Кремлю сто лет не надо. Аншлюс, однако, тоже чреват. Остается добиваться, чтобы в номинально суверенной Беларуси усиливалось латентное влияние России, чтобы здесь все более полно обеспечивались ее стратегические и экономические интересы.

И у Москвы много рычагов давления. Всю весну она наказывала белорусского официального лидера негласным бойкотом. В частности, ему аукнулись абсолютно неприемлемые для российской стороны условия приватизации нашей нефтехимии и "Белтрансгаза". Москва заморозила Конституционный акт и работу Высшего госсовета Союзного государства. И устами главы российского ЦИКа Вешнякова дала понять, что на синхронный референдум по названному акту в обозримой перспективе Минску рассчитывать нечего. А ведь злые языки твердят, что именно на плебисцит у белорусского правителя особые надежды были — чтобы подверстать в бюллетень аккуратно упакованный вопрос о третьем президентском сроке.

Если так, то теперь остается действовать на свой страх и риск. Причем желательно уложиться до президентских выборов в России. То есть пока Путин добрый. Лучше уж его "Серебряный шепот", чем убийственные фразы про "котлеты и мух".

Александр КЛАСКОВСКИЙ

Белорусские новости