Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Новость дня


Чем ближе к экватору, тем меньше зависимость социальных процессов от времени года. В наших же широтах активность масс с условной точностью можно просчитать по календарю: подтаял снег или набухли первые почки на деревьях — значит, ищи на площадях своего города уставших от молчаливого зимнего недовольства борцов с режимом, а на стенах домов и фонарных столбах — новые листовки, гласящие о том, что кто-то куда-то должен уйти.

Да, весна — время перемен, когда природа оживает, а бурные потоки растаявшего снега очищают землю от мусора. Символизм естественных природных процессов всегда был хорошей декорацией для политических постановок. И белорусская оппозиция, особенно радикально настроенная ее часть, исправно блюдет сей принцип, когда, словно телевидение осенью, открывает весной свой новый сезон.

В качестве запевки весны-2003 нам продемонстрировали Народный марш: с требованиями лучшей жизни и некоторыми другими, что относятся скорее к политическим, чем к экономическим. Заявление о необходимости перемен — это к тому же еще и вызов. И такова уж участь любой оппозиции, что именно она бросает вызов правящей системе.

Но, в отличие от последней, у оппозиции нет действенных механизмов реализации своих требований, а потому все стратегии перемен, рожденные внутри оппозиционной среды, там же и умирают.

Тот же Народный марш продемонстрировал это с определенной очевидностью. Революционная тактика митингов, забастовок и стачек — это даже не прошлый, а скорее позапрошлый век борьбы за лучшую долю. Оппозиция, собравшая на Марше пять — с большой натяжкой — тысяч человек, упустила 24 тысячи депутатских кресел в местных советах, где имела бы возможность легитимно и даже при поддержке того самого режима изменять неугодную ей систему от основания и набираться опыта для более крупных сражений.

В психологии перемен есть такое понятие, как момент сопротивления, связанный с нежеланием людей менять что-либо в своей жизни. В своей крайней форме момент сопротивления выражается в виде различных социальных протестов. В нашем же случае момент сопротивления имеет обратную форму — широкие массы отказываются реагировать на призывы оппонентов режима и поддерживать их акции.

Это вовсе не значит, что их все устраивает в политике, проводимой нынешним руководством государства, и что в таком аморфном состоянии они готовы мириться с безобразиями власти. Просто крепости берут либо штурмом, либо осадой. Возможность штурма упустили депутаты легендарного Верховного совета XIII созыва, когда провалили импичмент. Остается только осада, на которую раздробленная на мелкие княжества белорусская оппозиция сегодня не способна.

А на улице весна, и воздух снова пахнет переменами… К тому же весна сама по себе — своеобразная смена власти в природе. И она всегда легитимна. А потому просто примите ее — и шире распахните душу. Жизнь продолжается.

Александр ЗАЙЦЕВ

Белорусские новости
,