Главное
Минск
Эксклюзив
Деньги и власть
В мире
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Спорт
Авто
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Ребёнок.BY
Про бизнес.
TAM.BY
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY
  • Архив новостей
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
    303112345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    272812345

Новость дня


15 марта — одна из самых важных дат в нашей новейшей истории. Этот день, в который был принят в 1994 году основной закон независимой Беларуси, был вначале действительно праздничным. Сейчас 15 марта по-прежнему остается Днем Конституции, государственным праздником, вот только отмечается очень скромно. В отличие от власти эту дату настолько широко, насколько могут, празднуют ее оппоненты. Ведь теперь дата имеет устойчивый оппозиционный подтекст.

Для оппозиции это лишний повод напомнить народу, как в 1996 году Конституция Беларуси была отредактирована и какие последствия этого мы имеем. Хотя в последние годы шум вокруг ноябрьского референдума 1996 года, в результате которого к президентскому сроку Александра Лукашенко прибавились два года, а Верховный совет был распущен, — этот шум немного поутих. Ведь оппозиции как ни крути, а приходится действовать в реалиях, установленных новыми политическими правилами, в жесткой президентской республике с характерными чертами авторитаризма. Бойкот подправленной Конституции продемонстрировал свою полную виртуальность, и теперь оппозиция, например, участвует во всех избирательных кампаниях в той форме, которую диктуют конституционные изменения, принятые в 1996 году.

Между тем возникает вопрос: стоит ли идеализировать Конституцию образца 1994 года? Ведь, по большому счету, именно тогда был заложен фундамент теперешней политической системы. Именно тогда в Беларуси был введен пост президента, против чего, кстати, выступал БНФ. Причем институт президентства, придуманный явно под Вячеслава Кебича, в то время премьер-министра, был прописан несовершенно. А в посттоталитарных странах это чревато. Так и произошло: Конституция-1994 спровоцировала восхождение Лукашенко. Отсюда — тяжелые последствия: и редакция 1996 года, и теперешняя угроза третьего срока, и вообще весь наш политический негатив.

Многие, конечно, могут возразить, что дело не только в этом, но и в феномене Лукашенко. Бывший председатель Верховного совета Мечислав Гриб, который 15 марта 1994 года ставил визу на текст первой Конституции независимой Беларуси, говорит, что "институт президентства не был по ней абсолютным и неограниченным и в достаточной степени уравновешивался судебной и законодательной властью". Правда, Мечислав Гриб признает, что определенные конституционные шероховатости, которые можно было неправильно толковать, все-таки были, чем и воспользовался в своих интересах первый же президент: "Многое зависит от человеческого фактора. Когда Лукашенко пришел на пост президента, то не был таким, как сейчас. Он просто не выдержал испытания властью".

Однако если так, то еще бабушка надвое сказала, что такая морально-политическая эволюция или, если угодно, революция, которая приключилась с ним, не могла бы произойти с любым другим белорусским политиком. Ведь, например, какую страну в СНГ ни возьми — везде проблемы с демократией, повсюду жесткие политические режимы. Просто где-то они грубы и зримы, а где-то более-менее спрятаны за демократическим фасадом. От посттоталитарного синдрома избавиться очень сложно.

Так что с утверждением, будто из всей Европы только в нашей стране остался авторитарный режим, очень даже можно поспорить. Хотя это мало утешает.

Кирилл ПОЗНЯК

Белорусские новости