Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Новость дня


Эти выборы во многих смыслах были "сделаны" досрочно. Например, за счет добровольно-принудительной явки. Но в первую очередь — задолго до голосования стало ясно, что власть снова "сделала" оппозицию.

Ради справедливости надо сказать, что последняя была обречена на неудачу. Да, в прошлом году оппоненты режима отложили наконец картонный меч бойкота. В их новой стратегии муниципальные выборы — притом что сами по себе местные советы почти безвластны — стали логично рассматриваться как первый плацдарм на пути к большой власти.

Партийцы, однако, оказались не готовы — ни организационно, ни психологически, никак — сплотиться и дружно повести кропотливую предвыборную работу. Идея единой колонны еще минувшей весной была погребена под селевыми потоками традиционных склок. И на местные выборы партии пошли — кто в лес кто по дрова.

Конечно, вертикаль не отказалась от соблазна кое-где подставить ножку неугодным претендентам на места в избиркомах и на мандаты как таковые. Но многие поскользнулись сами — на незнании нормативных актов, на небрежном заполнении бумаг. Кого-то выдвинули там, где партия не обзавелась региональной структурой; кто-то, как профессор Ходыко из Партии БНФ, забыл внести в декларацию копеечный гонорар…

В общем, положа руку на сердце, массово "косить" оппозиционных выдвиженцев не было никакой нужды по элементарной причине — их и так оказалось в масштабе страны с гулькин нос. Накануне выборов число партийных претендентов на 24 тысячи мандатов составляло несколько сот. И то в основном выдвиженцы таких лояльных структур, как КПБ. Принципиальная оппозиция вела счет и вовсе на десятки. Итоговая статистика в этом разрезе еще не известна, но для большинства партий речь идет о единичных мандатах.

Еще несколько недель назад, увидев плачевные итоги регистрации, партии начали усиленно генерировать заявления о недемократичности выборов. В народе это называется найти топор под лавкой. Может, для привлечения внимания Запада к нашим отечественным мерзопакостям оно и нелишне. Но увлекаться, право, ни к чему. Там уже давно наслышаны. По большому же счету никакой Запад тут демократию не сделает. А плакаться в жилетку… Знаете, был бы этот режим мягким и пушистым — так на кой ляд тогда его менять? Тем, кто бросает вызов нашей официальной власти, лучше сразу настраиваться на бои без правил.

По итогам кампании наверняка еще последует череда эмоциональных деклараций, но вообще-то после драки кулаками не машут. И сторонникам перемен в белорусском обществе уже пора всерьез готовиться к новым кампаниям.

Остается примерно год, чтобы создать базу для борьбы за места в Палате представителей. В том числе базу законодательную. У оппозиции наработан серьезный пакет предложений по демократизации избирательного законодательства. Теперь надо эти идеи продавливать через властные структуры. Вот здесь и нажим Европы, куда понемногу интегрируется-таки белорусское Национальное собрание, будет весьма кстати. Конечно, насчет пропорционально-мажоритарной системы, при которой возможности партий несравненно расширяются, — ага, так вам власти и разгонятся! Но вполне можно побороться за то, чтобы шире открылись для партийцев двери в избирательные комиссии, чтобы укрепились права наблюдателей. Наконец, пора решительно выступить против одиозного "резинового" института досрочного голосования.

Эта тема заслуживает отдельного абзаца. Нынешние местные выборы вертикаль "сделала" в нужном для себя духе еще и потому, что в результате широкомасштабного применения хорошо известного еще с советских времен арсенала добровольно-принудительных методов цифра досрочного голосования оказалась не влезающей ни в какие цивилизованные ворота — 20,7 процента. Напомню: демократический стандарт по этому параметру — от одного до трех процентов, если больше — выборы уже не считаются свободными. Ибо сама специфика досрочного голосования создает благоприятные условия для всяческих манипуляций. Самый зримый, видимый невооруженным глазом эффект — то, что власть почти повсеместно обеспечила своим ставленникам мандаты уже в первом туре. При фактической безальтернативности выборов для этого не надо даже особо мухлевать — только сгони народ на участки. А при той степени подневольности, что сохраняется в нашем обществе, подобная массовость обеспечивается элементарно.

Короче, для отмены — или хотя бы модификации на зарубежный лад — механизма досрочного голосования надо сделать все возможное. Пробивать через парламент изменения в избирательные законы готовы депутаты самой боевой группы "Республика". Другое дело, что сами они сегодня под чудовищным прессингом. И важно, чтобы общество не дало их съесть без соли.

А если брать шире, по всей стране — чтобы радикальные борцы против режима, загнанные ныне в маргинальную нишу, не чурались идти на контакт с теми, кто пусть себе и не силен в грамматике Тарашкевича, но — мыслит независимо и мужественно. Со всеми, кто за перемены. Ведь социологи констатируют, что число недовольных сегодняшней жизнью последовательно растет. По данным последнего, декабрьского национального опроса НИСЭПИ, протестный электорат достиг 65,8 процента. Это значит, тех, кто не согласен гнить в нынешнем болоте, становится в Беларуси все больше, их масса приближается к критической.

Но при этом шествия оппозиции, как ни парадоксально, все жиже. Практичный и осторожный белорус не хочет попусту драть горло. Те же социологические опросы показывают: хоть рейтинг президента переживает не лучшие времена, достойных конкурентов ему подавляющее большинство опрошенных — а точнее 80,9 процента — вообще в упор не видит. Так что у официального лидера — рейтинг политического безрыбья.

Как использовать мощный социальный потенциал перемен? Вот вопрос вопросов. Его не решишь декларациями. Политическим оппонентам режима предстоит тяжелая работа в массах. Нужно наращивать организационные структуры в регионах, учиться говорить на понятном электорату языке, осваивать современные избирательные технологии.

Ни на дворцовый переворот, ни на революцию уповать в белорусских условиях не приходится. Митингам и шествиям тоже, похоже, суждено играть лишь подсобную роль. Трудно представить себе многотысячные толпы белорусов, которые месяцами напролет дудели бы на улицах, как это было в Белграде, когда брали на измор Милошевича. Другая страна, другой менталитет. Все перемены у нас предстоит делать буднично — через урну для голосования. Формально это очень просто, на практике же, да еще в наших специфических условиях — адски сложно. Но прийти к власти можно только через этот адский труд. "Никто не даст нам избавленья" — ни Буш, ни Путин, ни ОБСЕ. Перемены белорусам суждено выстрадать самим. Пока же бархатная электоральная революция — в тумане. А в нынешней борьбе за места в советах оппоненты режима получили по мягкому месту.

Александр КЛАСКОВСКИЙ

Белорусские новости
0058045