Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Новость дня


Лукашенко снова не пустили. На этот раз в Прагу. Не успела улечься пыль от скандала, связанного с сокращением поставок российского газа, как официальный Минск умудрился вляпаться в новый. Внешнеполитические скандалы у нас давно приобрели перманентный характер, стали символом, неотъемлемой частью политического образа Беларуси и ее руководства. Но даже с учетом этого обстоятельства концентрация скандалов в единицу времени впечатляет и выводит международную ситуацию вокруг Беларуси на качественно новый уровень. Так сошлось, что последние две недели стали кульминацией внешнеполитических провалов Беларуси и на Востоке, и на Западе. Наша "многовекторная внешняя политика", как называет ее белорусский МИД, на глазах превращается в безвекторную.

В связи с этими скандалами во весь рост встает проблема, которая была очевидной и прежде, но именно сейчас она проявила себя наиболее выпукло и отчетливо. В Беларуси нет дипломатии как специфической сферы государственной деятельности, как искусства достижения национального интереса в отношениях с другими странами. И все наши внешнеполитические провалы есть результат собственной, как бы это помягче выразиться, некомпетентности. Депрофессионализация государственного управления проявилась наиболее ярко именно в международной деятельности потому, что здесь, в отличие от внутренней политики, есть оппоненты.

Например, в конфликте с Россией из-за газа белорусское руководство сначала устроило вселенский крик, а затем уступило по всем статьям и тихо обязалось выполнить все условия Москвы. А премьер Г.Новицкий даже извинился за чрезмерно эмоциональную реакцию. Многочисленные претензии и требования, выдвинутые Лукашенко в адрес своего союзника 6 ноября, российской стороной даже не обсуждались. В полном соответствии с известной шуткой юмористов, Беларусь объявила России экономическую войну и тут же сдалась. Это и есть дипломатия по-белорусски.

Еще более интересной иллюстрацией к предложенному выше тезису стала неудавшаяся поездка Лукашенко на саммит НАТО в столицу Чехии.

Несмотря на то что конфликт с Россией продолжается уже несколько месяцев, белорусское руководство до сих пор даже не попыталось сделать какие-то шаги навстречу Западу. Более того, официальный Минск пошел на искусственное обострение отношений с западными государствами. Имеется в виду и изгнание КНГ ОБСЕ, и бессмысленное братание с Ираком на фоне вполне реальной угрозы американо-иракской войны.

Последней каплей, переполнившей чашу терпения белорусского президента, стало сокращение поставок российского газа. Официальное сообщение о том, что Лукашенко собирается ехать в Прагу, появилось сразу же после действий "Газпрома". Все эксперты были единодушны: в пику Москве официальный Минск хочет поиграть с Западом, пошантажировать Кремль.

Видимо, была и побочная цель. Само появление Лукашенко а Праге среди руководителей великих держав должно было улучшить имидж белорусского лидера, создать в глазах его электората впечатление международной значимости Беларуси и ее руководителя. А если бы где-нибудь в кулуарах ему удалось пожать руку какому-нибудь президенту или премьеру известной страны, наши государственные СМИ объявили бы это грандиозным дипломатическим прорывом. Как уже было после Стамбульского саммита ОБСЕ, где Лукашенко смог запечатлеться рядом с Клинтоном.

Но на этот раз уже в самом начале белорусский МИД допустил один стратегический и один тактический просчет. В стратегическом плане в политике, как и в шахматах, повторение одних и тех же ходов редко ведет к выигрышу. Угрозы убежать на Запад не давали особого эффекта и прежде, когда отношения между Россией и западными государствами были напряженными. Тем более трудно рассчитывать на дивиденды сейчас, когда Москва стала стратегическим партнером НАТО и ЕС. С одной стороны, в новых геополитических условиях дружбой с Западом Кремль не напугаешь. С другой стороны, и Запад не очень стремится строить какие-то комбинации в пику России. Что и подтвердили последовавшие события.

Кроме того, МИД допустил элементарный тактический просчет. С учетом репутации Лукашенко, сложных отношений между Беларусью и европейскими структурами вероятность отказа в визите в Прагу президенту Беларуси была очевидна с самого начала. Поэтому для страховки, чтобы не нарываться на скандал, прежде чем публично объявлять о намерении главы государства, нужно было сначала прозондировать по дипломатическим каналам возможную реакцию принимающей стороны. Но, видимо, было очень уж невтерпеж насолить Москве. Вот бухнули в колокола, не заглянув в святцы.

Но даже после того, как стала известна реакция Чехии и НАТО, была возможность спасти ситуацию и если уж не избежать скандала, то, по крайней мере, минимизировать его. Прага тянула время, несколько раз устами официальных лиц очень прозрачно намекала на то, что Лукашенко в Праге не ждут. Президенту Беларуси деликатно давали возможность сохранить лицо, найти предлог самому отказаться от поездки. Можно было объявить, что в день саммита есть неотложные дела в Минске . Например, "партхозактив" по вопросу уборки мусора в рамках начавшейся кампании по наведению в стране чистоты и порядка .

Был еще один вариант действий. Почему-то никому из помощников президента или руководителей МИДа не пришла в голову мысль вложить в уста шефа или самим заявить, что, дескать, Лукашенко едет в Прагу с самыми хорошими намерениями: для нормализации отношений с Западом, налаживания сотрудничества с НАТО, разрешения кризиса вокруг КНГ ОБСЕ в Минске и т.д. Причем ничего, кроме миролюбивых заявлений, в этот момент и не требовалось. Возможно, это и не спасло бы ситуацию, но, во всяком случае, сильно затруднило бы правительству Чехии решение отказать Лукашенко в визе. Когда тебе протягивают руку, а ты в ответ поворачиваешься спиной, симпатии публики в большинстве случаев не на твоей стороне.

Однако белорусские официальные лица поступили с точностью до наоборот. Они стали угрожать Чехии, ставить ультиматумы, заявлять, что Лукашенко едет в Прагу, чтобы "сказать правду" о политике НАТО, протестовать против его расширения на Восток и т.д. Иначе говоря, было объявлено, что президент Беларуси едет на саммит, чтобы поругаться, учинить скандал. Тем самым официальный Минск чрезвычайно облегчил Праге принятие решения об отказе в выдаче визы, фактически не оставив правительству Чехии выбора.

Последующие заявления официальных лиц Беларуси довели ситуацию до абсурда. Хозяев саммита обвинили в том, что они не пригласили гостя, который не скрывал своих намерений устроить дебош в хозяйском доме.

Кульминацией абсурда или абсурдом в квадрате стали упреки в адрес России, которая, дескать, не защитила союзника от натовских происков. Лукашенко собрался в Прагу, по первоначальному замыслу, для того, чтобы насолить Москве (между прочим, Путин на саммит НАТО не собирается), а теперь обвиняет ее в нежелании встать на его защиту! Здесь, как говорится, хоть святых выноси.

При этом МИД, а вслед за ним и государственные СМИ стали на путь откровенной лжи. Они заявляют, что Чехия не дала визы всей белорусской делегации. На самом деле визу не получил один Лукашенко.

Но на этом инцидент не оказался исчерпанным и скандал не закончился. Твердое намерение президента Беларуси поехать в Прагу стало спусковым крючком, который спровоцировал цепную реакцию последующих событий. Чтобы помочь чешскому правительству выйти из деликатной дипломатической ситуации, ЕС решил подвести юридическую базу под действия Праги и принять решение о запрете въезда Лукашенко и высших должностных лиц Беларуси в страны Евросоюза. Если бы у руководства Беларуси не было такого упрямства, если бы в Минске понимали дипломатический язык, не было бы и санкций ЕС.

Правда, решение ЕС не удалось принять в планируемом формате, ибо воспротивилась Португалия. Потому договорились, что запрет на въезд Лукашенко будет утвержден не на уровне Европейского союза, а каждой из 15 стран ЕС (кроме Португалии) в индивидуальном порядке. Вроде бы одно и то же, да не совсем. Если бы решение было принято наднациональными органами Евросоюза, то его были бы обязаны выполнять и все страны, которые являются кандидатами в ЕС, т.е. государства Центральной Европы. Теперь же страны-кандидаты сами определяют, следовать им примеру будущих коллег по союзу или нет.

Итак, дипломатическая война против всех, по всем азимутам, и на Востоке и на Западе — это и есть сегодня внешняя политика Беларуси. А это, между прочим, противоречит самой сути и смыслу профессии дипломата, которая предполагает поиск союзников, а не врагов, нахождение компромиссов, разрешение противоречий. У нас все наоборот: внешнеполитические структуры заняты искусственным созданием проблем и конфликтов для собственной страны.