Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Новость дня


Мало кто сомневается, что реакция белорусских властей на отказ чешского МИД выдать Александру Лукашенко въездную визу для участия в саммите Совета евроатлантического партнерства 21—22 ноября будет достаточно гневной. По крайне мере, на словах! Но вот как далеко власти готовы зайти в практических действиях?

Самой первой и вполне предсказуемой реакцией официального Минска на "беспрецедентное решение" чехов стал отзыв из Праги посла нашей страны. Как показывает дипломатическая практика, то же самое в ответ наверняка сделает чешская сторона. А возможно, их об этом "попросят" сами белорусские власти. Подобные намеки в отношении чешского временного поверенного в Беларуси Алеша Фойтика накануне решения чешского МИД все-таки не выдавать Александру Лукашенко визу из белорусского внешнеполитического ведомства уже звучали.

Эксперт минского Международного института политических исследований Андрей Федоров считает, что Беларусь, кроме этого, проигнорирует и сам НАТОвский саммит, вокруг которого разгорелся скандал между нашей страной и Чехией. И даже больше — не только Чехией, а и всей Европой. По мнению А.Федорова, "в Прагу никто из представителей официального Минска не поедет. История с невыдачей белорусскому президенту визы, как ни говори, это оскорбление. И неважно – справедливое или нет. Естественно, чехи заявили, что их страна для всех остальных членов белорусской делегации открыта. Но они туда вряд ли поедут.

Александру Лукашенко еще раз показали, что нельзя вести себя так, как он ведет себя по отношению к Европе. Но с другой стороны, никакого формального повода отказать белорусскому лидеру в выдаче визы не было. Ведь мы не были исключены из программы НАТО "Партнерство ради мира", и наше участие в ней даже не было приостановлено: в этих случаях невыдача визы выглядела бы логичней". Между прочим, не исключено, что теперь это могут сделать сами белорусские власти.

Андрей Федоров думает, что отъезд из нашей страны чешского временного поверенного в делах будет, а вот серьезный разрыв отношений между Беларусью и Чехией вряд ли произойдет: "Экономические интересы перевесят личные обиды".

Кстати сказать, министр иностранных дел Беларуси Михаил Хвостов заявил, что у белорусского МИДа "были сведения, которые говорили в пользу того, что чешская сторона примет решение о выдаче виз белорусской делегации. Однако под давлением Соединенных Штатов Америки, как нам сообщили наши друзья из Европы, чешская сторона не сумела принять собственное решение". Андрей Федоров считает, что невыдача въездной визы в Чехию для Александра Лукашенко — это совместное решение чехов и остальных членов НАТО. Здесь уместно вспомнить, что Чехия, как ни одна другая страна мира, активно предоставляет убежище белорусам, покидающим свою страну по политическим причинам. Поэтому вполне логично, что МИД Чехии не выдал белорусскому президенту визу, объяснив это обеспокоенностью "ситуацией в Беларуси, где правящий режим авторитарно и жестко подавляет любые выступления оппозиции и массовым образом нарушает права человека",

Действительно, решение чешских властей, как говорит Михаил Хвостов, "политизированное". Но никто и не скрывает, что таким образом европейские демократии намереваются повоздействовать на Лукашенко, чтобы Беларусь вернулась, как это ни пафосно звучит, на путь демократии. Страны Евросоюза готовят пакет санкций против белорусского режима. Это может возыметь определенный эффект, поскольку Лукашенко испортил отношения с Москвой и, следовательно, лишился ее неразборчивой защиты.

Но, похоже, Александра Лукашенко перспектива стать в Европе персоной нон грата не очень-то пугает. Решение о невыдаче ему чешской въездной визы было довольно предсказуемо, однако белорусский президент все-таки объявил о своем желании поучаствовать в саммите Совета евроатлантического партнерства, хотя ранее туда вроде бы не собирался. При этом в ожидании решения чешского МИД А.Лукашенко сделал несколько довольно резких заявлений. Белорусский президент или сознательно спровоцировал такое развитие событий, в открытую переходя во внешней политике к тактике "осажденной крепости", или в глубине души рассчитывал на положительное решение визового вопроса, ведь в последнее время, ссорясь с Россией, он часто повторял нечто вроде "а мы уйдем на Запад". Но, как оказалось, его там по-прежнему не жалуют.
0058045