Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Новость дня


В ходе расследования, проводившегося ООН, Соединенными Штатами и европейскими странами, была раскрыта гигантская сеть нелегальной торговли оружием. По данным экспертов ООН в нелегальных поставках вооружений замешана и Беларусь. Центральной фигурой в этой контрабандной торговле является бывший офицер российских ВВС Виктор Анатольевич Бут. Бута также называют бывшим офицером КГБ. Этот человек использует как минимум 7 паспортов и фамилий (от Виктора Бутова до Вадима Аминова). По некоторым данным, Виктор Бут в свое время учился в одном из белорусских военных училищ – предположительно в Витебске. В докладе ООН, опубликованном в декабре 2000 года, утверждалось, что Бут осуществил не менее 38 сделок по поставке оружия южноафриканским повстанцам, в том числе и группировке УНИТА. Эксперт ООН по незаконной торговле оружием и директор Института мира в Антверпене, бельгиец Йохан Пелеман несколько лет пристально отслеживал деятельность Виктора Бута. Журнал RUS попросил его рассказать об этом бизнесмене, а также о механизме незаконных поставок оружия в горячие точки планеты.

— Г-н Пелеман, почему именно сейчас разразился скандал вокруг Виктора Бута? Ведь о нем и его "империи" было известно давно.

— Действительно, с 1998 года его имя постоянно фигурировало в докладах ООН и периодически всплывало в печати. Однако, хотя к этим докладам прилагались документы, проливающие свет на незаконные поставки оружия в обход санкций ООН, за 6 лет не удалось предпринять ничего для пресечения этого бизнеса.

Таким образом, есть как минимум два ответа на ваш вопрос. Первый: интерес к его персоне вызван тем, что после трех лет тщательного отслеживания финансовых потоков, стекающихся в нашу страну, в феврале 2002-го бельгийские власти объявили Виктора Бута в международный розыск по каналам Интерпола. Подчеркну, что обвиняют его в отмывании денег, а не в незаконной торговле оружием.

Однако настоящий ажиотаж вызывал так называемый "афганский след". Он возник несколько месяцев назад, когда имя Бута всплыло в американской печати уже в связи с поставками оружия талибам, а по до сих пор не подтвержденным данным — и "Аль Каеде". Замечу, что многие из тех, с кем я познакомился в своих поездках по Африке, очень удивлены подобной реакцией. Стоило Америке, говорят они, обнаружить "своих" жертв Виктора Бута, как его деятельность вызвала пристальный интерес. Хотя на то, что этот человек был крупным поставщиком оружия африканским мятежникам, чьи военные операции унесли жизни сотен тысяч людей, долгое время смотрели сквозь пальцы. В какой-то мере я разделяю это недоумение.

— А когда вы сами услышали о Викторе Буте?

— Областью моих исследований является экономика войн — я изучаю механизм, который повстанцы используют для финансирования своих операций. После того как ООН во второй половине 90-х ввела санкции против Либерии, УНИТА в Анголе и РОФ в Сьерра-Леоне, стало очевидно, что они не эффективны. Чтобы выяснить, кто и как их нарушает, Совет Безопасности стал привлекать независимых экспертов. Что касается меня, то я впервые услышал о Викторе Буте в 1996 году. Тогда мы отслеживали пути поставок оружия группировкам руандийских хуту после геноцида в Руанде, унесшего свыше миллиона жизней в 1994 году. Два года спустя, в 1996-м, хуту хлынули в Конго, и мы пытались выяснить, кто их вооружает. Как выяснилось, в этом были замешаны дельцы из Остенде, в том числе и Виктор Бут, у которого тогда еще была база в аэропорту этого бельгийского города.

В Остенде нам удалось найти достаточно свидетельств, которые дают основания утверждать, что Бут был замешан в поставках оружия войскам хуту в Конго. Но проблема в том, что самолеты, которыми тогда оперировал Виктор Бут, не были зарегистрированы в Бельгии — они только базировались там, а по документам проходили как либерийские. Его самолеты вылетали из Остенде пустыми, затем загружались оружием в Болгарии, Румынии и далее летели с грузом в Руанду. Поскольку бельгийское законодательство не позволяет возбуждать дела против иностранных фирм, чьи самолеты курсируют между другими государствами, то Буту было невозможно предъявить обвинений. Тем не менее, когда в Остенде стало известно об этих поставках и в почтовых ящиках стали появляться листовки с именами тех, кто замешан в незаконных операциях, г-н Бут и его компания "Эйр-Сесс" исчезли из Бельгии.

— Вам известны другие русские имена, которые всплывали в связи в деятельностью Бута?

— Большинство людей, которых теперь связывают с разветвленной сетью компаний Виктора Бута, работали у него летчиками, штурманами, механиками и со временем выдвигались на высокие должности. Некоторые даже открывали собственные авиакомпании. Например, я говорил с менеджером по имени Павел Попов, который возглавлял компанию "МолдТрансавиа", а до этого пять лет работал у Бута брокером. Нам удалось добыть документы, из которых следует, что один из его самолетов был арендован для Бута. Добавлю, что и компания Бута "Трансавия" и "МолдТрансавия" Попова были замешаны в поставках оружия в Либерию в обход санкций ООН.

Другой пример — Сергей Денисенко, бывший штурман компании "Трансавия", ныне директор компании "Сан Эйр"". Все эти люди выросли в структурах, которыми руководил Виктор Бут, и отнюдь не утратили с ним связей. На важных постах в его окружении около 10 русских. Большинство его региональных менеджеров — из России или, по крайней мере, родом из бывшего СССР. Они работают в филиалах "Трансавии" или "Эйр-Сесс" — главным образом в Уганде, Руанде, Конго, а также в Анголе, причем в последнем случае "на два фронта" — и на правительство, и на повстанцев УНИТА.

"Советский след"

— Занимаясь деятельностью Бута, вы наверняка составили представление об этом человеке. За счет чего он поднялся?

— Среди тех, кто знал его лично, немало людей, которые уверяли меня в том, что Бут — гений. Его успехи в бизнесе они объяснили умом, харизмой, необыкновенной лингвистической одаренностью. Но есть и другие мнения. Например, брат Бута, Сергей, отказался от совместных проектов с Виктором. Как объяснил мне Сергей, его брат завел много связей и заключил много контрактов, но он крайне плохо взыскивал деньги по счетам. Из-за этого они и расстались.

Чтобы составить представление о личности Виктора Бута, приведу один пример. Когда он начал работать в Бельгии в 1996-1997 годах, у него был всего один самолет, два других он арендовал. Но уже в 2000-м Бут оперировал флотом в 50-60 самолетов. Эти цифры дают представление о том, насколько выгоден этот бизнес. Даже если принять во внимание уникальную ситуацию, которая сложилась с авиацией после распада СССР — огромный авиапарк, тысячи ильюшиных и антоновых, которые использовались военными, оказались в частном секторе — Бут, несомненно, проявил свои таланты в области налаживания связей с партнерами за пределами бывшего Союза. Хотя я не думаю, что все самолеты, которыми он оперирует, являются его собственностью. Судя по всему, он верно уловил конъюнктуру.

— И все же столь бурный взлет его бизнеса вряд ли был бы возможен без инвестиций. Откуда они пришли?

— Повторюсь, но дело прежде всего в прибыльности самого бизнеса. Даже такие самолеты, как грузовые Илы-76, несоответствующие стандартам Европы и США, по-прежнему в цене в Африке или в Азии. Там масса стран, где дороги пришли в полный упадок и передвигаться можно только самолетами. Стоит, скажем, в Центральной Африке появиться бизнесмену, который обещает несколько миллионов долларов инвестиций, чтобы открыть национальную авиакомпанию, он тут же находит партнеров на самом высоком уровне и оказывается в положении монополиста.

— В каких странах Восточной Европы и бывшего СССР у Бута были партнеры?

— В нашем докладе для ООН от 2000 года обстоятельно изложено, как с помощью манипуляций с сертификатами порта отгрузки и планов полета было осуществлено множество авиарейсов из Болгарии в Того. На самом деле из Того груз отправлялся в обход санкций ООН в Либерию и далее — мятежникам в Сьерра-Леоне. Оружие могло быть приобретено не обязательно в самой Болгарии, а лишь доставлено туда на хранение. Откуда? В Сьерра-Леоне и Либерию, как удалось установить, оно шло из Казахстана и Киргизии. Были замешаны также Беларусь, Румыния, Молдавия, Словакия. Г-н Бут прекрасно знает рынок оружия. Он отлично разбирается в конъюнктуре и знает, где найти подешевле.

— Оказывали ли, по вашим данным, власти этих стран помощь Буту в покупке оружия?

— Дело в том, что бизнес г-на Бута — частный. Это во время "холодной войны" можно было не сомневаться, что поставки оружия осуществлялись частными компаниями под прикрытием спецслужб, причем в адрес тех группировок, чья деятельность отвечала задачам той или иной сверхдержавы. Сейчас другая эпоха. Многие из тех, кто курировал эти поставки, занимаются тем же, но уже на коммерческой основе — идеология тут ни при чем. Не исключаю, что одной из составных частей бизнеса Бута был подкуп чиновников не только в Восточной Европе, но и всюду, где открывались его компании. Например, партнерами его компании в ОАЭ были члены королевской семьи или, по крайней мере, весьма могущественные люди в этой стране. В Бельгии — бельгийцы и французы. А вообще детального анализа заслуживают его отношения с чиновниками всех стран, где были зарегистрированы его компании — от Свазиленда до Майами, США.

"Афганский след"

— Каким образом в деле Бута возникло и "афганское досье"?

— Я занимался главным образом африканскими поставками Бута. Возможно, Африка — это лишь верхушка айсберга. Некоторые из тех, кто имел дело с Виктором Бутом, подтверждают, что, по крайней мере, в начале и середине 90-х он возил грузы Северному альянсу в Афганистан и был близок с Ахмад Шах Масудом. Что же касается версии о его связях с "Аль Каедой", о которой сейчас пишет американская пресса, то я не вижу ни одного сколь-либо убедительного доказательства. Не уверен, что они вообще есть.

— Из тех же газет следует, что до своего ареста бельгийскими властями кениец Санджаван Рупра, который стал давать показания против Бута, имел связи с ЦРУ. Более того, он, по-видимому, уже несколько месяцев консультировал спецслужбы США о деятельности Виктора Бута, и бельгийские власти невольно вмешались в этот процесс. Это так?

— Я был в тесном контакте с Рупрой с сентября прошлого года в связи с докладом, который готовил как эксперт ООН по санкциям против Либерии. Для того чтобы показаться в моих глазах более важным, этот господин намекнул, что постоянно общается с Вашингтоном и передает туда информацию как о себе, так и о Викторе Буте. Так что заключение, которое вы делаете, верно. Тем не менее, несмотря на контакты Рупры с американцами, бельгийское расследование велось независимо.

— Не потому ли Рупра вообще согласился с вами встретиться, что уже имел тесные контакты с Вашингтоном?

-Я так не думаю. Самое сильное давление на Бута и Рупру, а также тех, кто был задействован в этой системе поставок, исходило со стороны ООН. За несколько месяцев до встречи с Рупрой я посетил ОАЭ, где говорил с Сергеем Бутом, а также с Сергеем Денисенко. Они прекрасно знали, что мы следим за их деятельностью. Так что, когда я позвонил Рупре, он был абсолютно в курсе того, кто я и какая информация мне нужна. Кстати, я пытался встретиться с самим Виктором Бутом, но безрезультатно.

— Как объяснить, почему Санджаван Рупра, который был партнером Бута в Либерии, стал давать показания против него по афганскому делу?

— Думаю, что свидетельские показания Рупры были неверно интерпретированы. Виктор Бут действительно поставлял оружие в Афганистан, но не "Аль Каеде" и не талибам. К тому же компании, которые занимались этими поставками, "Дельфин" или тот же "Санта Круз Импириал", принадлежат не ему. Это фирмы шейха Абдуллы бен Заида, который был партнером Бута, но никогда на него не работал. Любопытно, что сам Рупра, которого до ареста я видел раз в неделю, не только не рассказывал мне ничего подобного, но сам пытался получить от меня хоть какую-то информацию о связях Бута с "Аль Каедой". Вероятно, он "скормил" американцам то немногое, что я рассказал ему об афганских связях Виктора.

— Он хотел таким способом помочь самому себе?

— Рупра говорил мне, что он и Виктор Бут хотят сотрудничать с Западом, потому что на них "очень давят". Тут сыграли свою роль ооновские доклады. Общаясь со мной, Рупра пытался добиться гарантий, что ООН сделает что-нибудь для него, поскольку он готов к сотрудничеству. Но я никогда ничего не обещал ему в обмен на ту информацию, которую он мне давал.

— Вы можете подтвердить тот факт, что у Виктора Бута были связи с Пакистаном?

— По крайней мере у его брата точно. "Эйр-Сесс" сейчас владеет Сергей Бут, и она имеет свой офис в Исламабаде. Сергей утверждает, что Виктор больше не участвует в делах "Эйр-Сесс". Таким образом, если самолеты и летали на территории, подконтрольные талибам, то это были самолеты компании Сергея Бута.

Насколько мне известно, именно "Эйр-Сесс" возила миротворцев ООН из Исламабада в Восточный Тимор. Судя по всему, внутри подразделений ООН вышла накладка: СБ ООН считал эту компанию "угрозой безопасности", а другое подразделение ООН подписало с ней контракт. Некоторые дельцы, замешанные в торговле оружием в Африке, очень гордились тем, что у них есть контракты с ООН.

— У вас не складывается впечатление, что фигура Виктора Бута вообще "сделанная"?

— Чтобы дать оценку недавним статьям в газетах, в которых говорится, что он — крупнейший дилер по незаконной торговле оружием, нужно иметь исчерпывающее представление об этом рынке. Я не думаю, что сегодня вообще возможна подобная экспертиза. Вполне возможно, что мы видим только верхушку айсберга, и Бут в данный момент виден лучше других.

— В каких суммах можно измерить состояние Виктора Бута?

— Это сложно определить. Могу процитировать цифру из коммюнике адвоката Рупры: "Руандийское правительство задолжало Буту 21 млн долларов". Это дает некоторое представление о тех суммах, которыми он оперировал. И то не в полной мере, так как Бут практикует бартер — оружие за кофе, оружие за алмазы.

— Чем грозит Буту расследование в Бельгии?

— Напомню, что его обвиняют в отмывании денег. Если он будет арестован в какой-либо стране, его должны отправить в Бельгию, чтобы судить там. Если это произойдет, Бута могут оштрафовать на крупную сумму и посадить в тюрьму. При этом бельгийское расследование не может быть распространено на его деятельность за пределами страны, поэтому оно не касается на данном этапе торговли оружием. Что же касается связей Виктора Бута с "Аль Каидой" — это пока чисто газетная история.