Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Новость дня


Американская исследовательская организация Heritage Foundation распространила свое ежегодное исследование, посвященное уровню экономических свобод в мире. Беларусь оказалась только на 148-м месте – из 156 возможных. Оценка велась по 10 критериям. Наша страна получила оценку в 4,35 бала из 5 по уровню экономических несвобод, позорный красный цвет и совсем не почетный титул "repressed" – "репрессированная", "задавленная".

Наиболее свободными были признаны Гонконг, Сингапур и Новая Зеландия. Примерно одинаковый рейтинг после них имеют Эстония, Ирландия, Люксембург, Голландия и США.

Однако, несмотря ни на что, Беларусь также оказалась впереди некоторых стран – все они, кстати, наши хорошие друзья. Узбекистан, Туркменистан, Иран, Лаос, Куба и Ливия еще не достигли "совершенства" – по некоторым показателям они еще демонстрируют определенные послабления в своей экономике. А вот Ирак и Северная Корея имеют "круглые пятерки". Это означает, что экономических несвобод там нет ни на 1%.

Отдельно в списке стоят еще пять африканских стран – Ангола, Бурунди, Демократическая Республика Конго (бывший Заир), Сьерра-Леоне и Судан. Во всех этих государствах шла или идет война, и, конечно, сведений об экономических свободах там нет. Но белорусы могут гордиться своим – пускай и незначительным – превосходством над ними.

"Индекс экономической свободы - 2002" является фактически справочником для потенциальных инвесторов: куда стоит вкладывать деньги, а куда - нет. С такой оценкой, которую имеет сегодня Беларусь, денег из-за границы придется ждать очень долго. Потому оптимизм, которым сочится руководство Беларуси, обещая в 2002 году привлечь миллиард иностранных инвестиций, абсолютно непонятен.

Смотрите сами, вот что Heritage Foundation сообщает о нашей стране:

"Беларусь – одна из наименее реформированных и наиболее репрессивных стран бывшего Советского Союза. Ее индустриальная база устарела, ее экономика находится в упадке, а ее общий антибизнесный климат и отсутствие структурных реформ вкупе с процветающей организованной преступностью, коррупцией и контрабандой продолжает отпугивать иностранное инвестирование. В декабре 1999 года Беларусь подписала союз с Российской Федерацией, который предусматривает создание единой экономической зоны включительно с единой валютой, общей законодательной и налоговой системами, и очень тесными политическими и военными связями. Однако процесс этот идет очень медленно. Александр Лукашенко не уважает свою политическую оппозицию, и некоторые из его политических оппонентов бесследно исчезли. Пятилетняя экономическая программа, утвержденная в мае 2000 года, по-прежнему предусматривает крупномасштабное вмешательство государства в экономику. Несмотря на то, что союз с Россией требует ускорения приватизационных процессов, существующее законодательство запрещает потенциальным инвесторам иметь более 50% акций промышленных предприятий. При этом частное землевладение остается невозможным в сельскохозяйственном секторе, где по-прежнему господствуют колхозы и совхозы, оставшиеся с советских времен. Из-за своей неспособности начать существенные структурные реформы Беларусь не имеет возможности получить кредиты от Международного валютного фонда – последний такой кредит был получен в 1995 году. В этом году государственное вмешательство в экономику оценено на один бал хуже. В итоге общая оценка в этом году ухудшилась на 0.10 бала и составила 4.35 из 5 возможных по ступени экономической несвободы.

Торговая политика

Оценка: 3-стабильно (умеренный уровень протекционизма)

В Беларуси средний тарифный показатель составляет 4,79%. Нетарифные барьеры включают очень большую стоимость лицензий для кампаний, которые занимаются импортированием, а также некоторые валютные ограничения для предприятий, которые пытаются импортировать сырье.

Налоговый груз правительства

Оценка – Подоходное и корпоративное налогообложение: 3.5-лучше (высокие ставки налогов)

Оценка – Государственные расходы - 5-стабильно (очень высокий уровень государственных расходов)

Итоговая оценка: 4.5-стабильно (очень высокая стоимость правительства)

Наивысшая ставка подоходного налога в Беларуси составляет 30%; средний налогоплательщик вынужден платить по наивысшей 30%-ной ставке. Наивысший налог на прибыль компаний составляет 25% (ранее – 30%). В 1999 году государственные расходы составили 32,3% валового внутреннего продукта.

Государственное вмешательство в экономику

Оценка: 4-хуже (высокий уровень)

Государство потребляет около 20% ВВП. В 1999 году Беларусь получила 2,15% от всех своих доходов за счет государственных предприятий и от использование имущества, принадлежащее государству. Однако не нужно, базируясь на этой цифре, недооценивать настоящую роль белорусского правительства в экономике. Согласно отделу информации журнала The Economist, "при нежелании администрации Александра Лукашенко пойти на любые фундаментальные реформы белорусской экономики, крупные промышленные предприятия, которые Беларусь получила в наследство от советских времен, остаются под государственным контролем, а их продукция по-прежнему составляет большую часть национального промышленного производства. Даже если в итоге приватизации возникают "негосударственные" предприятия (в том числе – коммерческие банки), то они по-прежнему остаются под контролем государства... В сельском хозяйстве совхозы и колхозы продолжают играть главную роль". Принимая ко вниманию увелечение государственного вмешательства в экономику, оценка правительства Беларуси за вмешательство в экономику ухудшилась в этом году на 1 балл.

Денежная политика

Оценка: 5-стабильно (очень высокий уровень инфляции)

С 1991 по 2000 среднестатический годовой показатель инфляции в Беларуси составляет 199,61%.

Приток капитала и иностранное инвестирование

Оценка: 4-стабильно (значительные барьеры)

Политическая нестабильность, антизападные настроения, неэффективная бюрократия, коррупция, отсутствия приватизации – все это идет не на пользу прихода иностранных инвестиций. Государство не позволяет иностранцам владеть землей. Отдел информации журнала The Economist сообщает, что "размер иностранного инвестирования – какие-то 256 миллионов долларов – кажется, по-прежнему остается наименьшим для всего региона. Немногочисленные западные инвесторы, которые отважились все же прийти, уже пакуют узлы, столкнувшись с ненасытной и своевольной бюрократией. Даже американский Ford, примерно-показательный белорусский инвестор с 1996 года, переносит свой автомобильный завод под Санкт-Петербург".

Банковское дело и финансы

Оценка: 4-стабильно (высокий уровень ограничений)

Государство продолжает осуществлять слишком тщательный контроль за всей банковской индустрией. Белорусское законодательство предписывает, что зарубежное инвестирование в банковское дело, страхование и биржи не превышало 49% общего пакета акций. По данным отдела информации журнала "The Economist", "на начало 2001 года около 27 коммерческих банков продолжали свою деятельность… Коммерческие банки, хотя номинально и независимые, часто попадпли под пресс государства – от них требовали выдавать убыточные кредиты предприятиям некоторых отраслей промышленности, а также приобретать государственные ценные бумаги. Несмотря на обещания положить конец этой практике, которые правительство давало МВФ, давление на коммерческие банки с требованием профинансироватьсельскохозяйственный сектор, продолжались в первом квартале 2001 года…"

Уровень заработков и цены

Оценка: 5-стабильно (очень высокий уровень вмешательства)

Все предприятия попадают под жесткий ценовой контроль. По данным Worldinformation.com "Лукашенко последовательно отменил экономические реформы… снова был введен контроль за ценами… и государство продолжает предупреждать системный кризис экономики ценой субсидированных кредитов предприятиям, колхозам и совхозам". BISNIS, ресурсный центр американского министерства торговли для Новых Независимых Государств, сообщает, что "всем белорусским предприятиям, как государственным, так и коммерческим, теперь запрещается увеличивать свои оптовые и розничные цены более определенных лимитов, установленных правительством".

Имущественные права

Оценка: 4-стабильно (низкий уровень защиты)

Законодательная система не может в полной мере обеспечить защиту частной собственности, а неэффективная судебная система часто принимает противоречивые решения. Два года назад руководитель Беларуси подписал декрет, который позволяет ему национализировать собственность любого юридического или физического лица, которое только подозревается в в нанесении вреда Белорусскому государству. По данным Госдепартамента США "на практике судебная власть не является независимой и неспособна создать противовес исполнительной власти и ее представителям. Реформы, утвержденные в 1995 году и направленные на поддержку независимости судебной власти остаются невыполненными… Президент по Конституции также имеет право назначать и освобождать от должности всех гражданских и военных судей…"

Бюрократизация экономики

Оценка: 5-стабильно (очень высокий уровень)

Ругулятивно-бюрократическая система в Беларуси является по сути антипредпринимательской. По данным Госдепартамента США "политическое руководство страны сопротивляется любым значительным экономическим реформам и остается идеологически приверженным плановой экономике". Отдел информации журнала The Economist описывает коррупцию как "ненасытную" и сообщает, что государство доминирует в экономике через "крупные предприятия, которые принадлежат государству или контролируются им, и чье дальнейшее существование будет оставаться основной политической целью, несмотря на их устарелость и неэффективность". Большое количество как белорусских, так и зарубежных компаний покинули страну из-за существенных и самовольных ограничений, количество которых только возрастает.

Черный рынок

Оценка: 5-стабильно (очень высокий уровень активности)

Черный рынок, который уже был достаточно развит, когда Беларусь была Советской Социалистической Республикой, еще увеличился в размерах "благодаря" медленному ходу экономических реформ. Контроль за ценами и нормирование также способствуют быстрому развитию уже процветающего нелегального сектора. Активность черного рынка проявляется в контрабанде потребительских товаров и наркотиков, нелегальном оказании транспортных и других услуг, а также в нарушениях прав интеллектуальной собственности – таких как пиратство аудио- и видеопродукции и программного обеспечения. Отдел информации журнала The Economist приводит в качестве примера широко распространенную незаконную торговлю валютой, которая происходит благодаря "повсеместному контролю за ценами, что только "раскручивает" черный рынок".
,