Игорь Мельников, Историческая правда

У него нет хлыста и револьвера, и он не носит фетровую шляпу. Но он не хуже голливудского киногероя разбирается в археологии и истории. И не важно, что он пока не профессор, а всего лишь студент. В багаже этого молодого человека уже несколько громких находок, главной из которых, безусловно, является возвращенный на родину Статут "Великого княжества Литовского 1588 г.". Знакомьтесь, собеседник "Исторической правды", студент исторического факультета Белорусского государственного университета Андрей Радков.



- Андрей, у сегодняшней молодежи история, мягко скажем, не в почете. А откуда у тебя такое увлечение историей Беларуси и интерес к поискам исторических артефактов?


- Думаю, в каждом человеке живет скрытая потребность к открытию чего-то нового. У кого-то она развита больше, у кого-то меньше. Однажды рядом с деревней, где я проводил школьные каникулы, работала археологическая экспедиция из БГУ под руководством доктора исторических наук, знаменитого белорусского историка и нумизмата Валентина Рябцевича. Эти люди, увидев мое любопытство, организовали для меня, тогда еще 12-летнего мальчишки, своеобразный мастер-класс по археологии и истории, продемонстрировав ценнейшие находки и рассказав о них. Тогда я, наверное, и осознал: вот то, чем я буду заниматься профессионально.

- Самым большим твоим успехом на сегодня является возвращение в Беларусь, по сути, первой Конституции на европейском континенте, "Статута ВКЛ 1588 г.". Расскажи, как ты вышел на этот уникальный документ?

- Эта история началась в 2010 году. В интернете я прочел статью о том, что на одном из аукционов продается метрическая книга костела в Ишкольди. Я тут же "забрался" на этот аукцион и, договорившись с продавцом, стал экстренно собирать тысячу долларов для покупки "Метрики". "Бросил клич" друзьям, знакомым. Разместил объявления в социальных сетях. И дело, на удивление, пошло. Через пять дней я уже ехал из Барановичей с раритетной книгой в сумке. В итоге артефакт из Ишкольди оказался в Национальном историческом архиве Беларуси.

Во время одного из волонтерских выездов мне удалось познакомиться с заведующим отделом публикаций и документов Национального исторического архива Беларуси Дмитрием Яцкевичем. Это очень умный и неординарный человек, который помог мне в работе по поиску исторических артефактов.

Затем была покупка за 500 долларов "Могилевского часовника", книги, изданной в 1773 г. в Могилевской братской типографии. 

Оказалось, что при Богоявленском братском монастыре в Могилеве в первой трети XVII века была основана типография, просуществовавшая около двух столетий. Но, к сожалению, сегодня в могилевских музеях сохранилось очень мало книг, изданных в некогда знаменитой на все Великое княжество Литовское Братской типографии. Получается, что каждый фолиант на вес золота.

Свою помощь в покупке "Могилевского часовника" предложил директор музея истории Могилева Алексей Батюков. Так сформировалось наше трио, если так можно сказать, "охотников за артефактами". В одной из статей, посвященной презентации выкупленной в Могилеве книги, я прочел комментарий читателя примерно следующего содержания: "Безусловно, хорошую книгу купили, а "Статут 1588 г." купить слабо?". За этот обрывок информации я уцепился и вскоре узнал, что действительно один из московских коллекционеров продает "Статут ВКЛ 1588 г.".

Я знал, что в Беларуси нет ни одного издания этого раритетного документа именно на старобелорусском языке. Были на латыни, на польском, но все они были изданы гораздо позже. Кстати, о том, насколько ценят этот документ европейцы, свидетельствует тот факт, что во французской Сорбонне отводится целый семестр на изучение нашего статута.

Книга продавалась на открытом аукционе. Я вышел на продавца и начал переговоры о продаже ее нам. Несколько месяцев мы переписывались. Я попросил выслать фото "Статута" для того, чтобы провести предварительную экспертизу его подлинности, оценить состояние фолианта. Кроме этого, пришлось и поторговаться. Первоначальная цена раритета составляла 52 тысячи долларов США. В итоге сговорились на 45 тысячах.

Начались поиски спонсоров. Процесс этот был не простой, но, слава Богу, успешный. Нам дважды пришлось ездить в Москву. Первый раз для того, чтобы заплатить 10% задатка, а второй уже непосредственно за книгой. Не скрою, у нас троих тогда прибавилось много седых волос, но все завершилось успехом. В итоге "Статут ВКЛ 1588 г." был привезен в Беларусь и сейчас находится в Музее города Могилева.

- Следующим твоим успехом стало "Великое искусство артиллерии" К. Семеновича…

- Эта книга не менее важная для Беларуси, чем "Статут". Казимир Семенович, наш земляк, литвин, создал поистине революционный для своего времени научный труд. Он принимал участие во многих тогдашних войнах и быстро осознал, что артиллерия будет играть решающую роль в конфликтах уже ближайшего будущего. Семеновичу удалось переломить стереотип, существовавший в ВКЛ и Польше, заключавшийся в том, что артиллерия – это якобы ремесло, недостойное шляхты.

Мало кто знает, что Казимир Семенович является первым европейцем, описавшим конструкцию твердотопливных многоступенчатых ракет. Кстати, русский ученый Константин Циолковский изучал труды белоруса и считал их очень полезными. И это спустя много столетий после смерти Семеновича. Представляете масштаб его исследований!

Я искренне рад, что наши усилия не потрачены впустую и изданное в 1676 году "Великое искусство артиллерии" сегодня находится в фондах Музея истории Могилева.

- Андрей, сейчас в белорусском обществе идет большая дискуссия на тему белорусской национальной идентичности. Кто-то стоит на позициях "литвинизма", другие отстаивают идею "белорусскости". В этой связи хочу у тебя спросить: а для тебя чем является Великое княжество Литовское?

- Большинство великих открытий в нашей истории, великих государственных деятелей связаны именно с этим могущественным европейским государством. Традиции ВКЛ, несмотря на все войны, захваты, разграбления, которым подверглась белорусская земля, на генетическом уровне находятся в каждом из нас. И никакая русификация, полонизация или советизация не способны их вытравить.

- Какие еще интересные книги попадались тебе?

- Таких фундаментальных изданий, как "Статут" или "Великое искусство артиллерии", осталось очень мало, и они редко всплывают на рынке. Впрочем, на нашем антикварном рынке время от времени появляются интересные издания. Сейчас я пытаюсь отыскать книги, ранее находившиеся в книжных собраниях белорусских дворян и монастырей. К примеру, недавно мне удалось найти книгу с экслибрисом библиотеки рода Скирмунтов из Поречья. Скорее всего, этот фолиант стоял на книжной полке премьер-министра Белорусской Народной Республики Романа Скирмунта. Книгу я приобрел за свои деньги и передал в дар Брестской областной библиотеке. Почему в Брест? Ну, все же эта книга из тех мест. Пусть там и остается.

Также недавно нам удалось обнаружить и выкупить несколько книг XVIII века, напечатанных в могилевской типографии. Что-то обнаруживается на аукционах, другие книжные артефакты попадают в поле зрения во время экспедиций по Беларуси. На самом деле эта охота за артефактами затягивает и превращается в настоящую работу. К сожалению, из-за загруженности страдают другие сферы моей жизни. Например, учеба. Сейчас я бы хотел посвятить больше времени именно учебной деятельности.

- Я как раз и хотел тебя спросить об учебе. Для того, чтобы заниматься поисками раритетов, надо в этом как минимум разбираться. Индиана Джонс, наиболее известный, правда, вымышленный, охотник за артефактами, был профессором археологии. Ты сейчас студент. Не думаешь серьезно заняться наукой?

- На сегодняшний день мои амбиции несколько скромнее, чем у доктора Джонса (смеется. - Прим. авт.). О профессорском поприще я пока не думаю. Главное, закончить университет. А дальше будем видеть. Возможно, для себя я изберу преподавательскую стезю или, может быть, стану музейным работником. Что же касается моих сегодняшних знаний, умений и навыков, то это во многом результат моей работы и взаимодействия с настоящими экспертами в области истории и археологии. Такая практическая деятельность гораздо полезнее, нежели обычное конспектирование лекций или заучивание тезисов из учебника. Впрочем, и от вузовской парты я не собираюсь отказываться, ибо теоретические знания также важны.

- Через твои руки прошло достаточно много интересных документов, книг. Не появлялась мысль что-то оставить себе, начать самому коллекционировать старинные раритеты?

- Частная коллекция – дело, безусловно, хорошее. Но мне кажется, что исторические артефакты не должны оседать в частных загашниках. Они должны быть открыты и доступны для всех.

- Я знаю, что одним из твоих хобби является военно-историческая реконструкция. Расскажи об этом своем увлечении.

- Да, я серьезно увлекаюсь военно-исторической реконструкцией. Это хобби у меня появилось давно. Во время экспедиций по Беларуси мне в руки попадали какие-то аутентичные предметы униформы, амуниции Первой и Второй мировых войн. К тому же я участвовал в многочисленных "Вахтах памяти" - поисковых экспедициях, проводимых волонтерами-следопытами на местах боев на территории Беларуси и России. Это прикосновение к войне оказалось тем толчком, который повлиял на мое решение профессионально заняться реконструкцией.

Некоторое время я занимался исключительно Красной Армией. Но затем меня увлекла реконструкция униформы 1-й дивизии Войска Польского им. Т. Костюшко. История этого формирования неразрывно связана с Беларусью. В составе этой войсковой единицы воевало много выходцев из Беларуси. Да и боевое крещение "костюшковцы" приняли возле белорусской деревни Ленино. Так что это очень актуальная для белорусов тема. 

- Какие планы на будущее у "белорусского Индианы Джонса"?

- Ну, конечно же, вернуть главную реликвию Беларуси - крест Ефросиньи Полоцкой (смеется. - Прим. авт.). Хочется сделать как можно больше для белорусской истории и культуры. Найти и вернуть то, что по праву принадлежит нам, белорусам, и что является историческим наследием нашей страны.
{banner_819}{banner_825}
-15%
-20%
-70%
-10%
-20%
-10%
-10%
-50%