1. Бывший студент БНТУ подал иск, чтобы отменить свое отчисление. Вот что решил суд
  2. Что происходит в Беларуси 23 января
  3. Норвежская компания Yara отреагировала на заявления «Беларуськалия» по возврату уволенных работников
  4. В Совбезе ООН выступили Тихановская и Латушко — напомнили о репрессиях. Постпред Беларуси спросил о свободе слова
  5. 18-летней Софии, которая расписала щиты военных, дали два года колонии. Ее другу — полтора
  6. В ТЦ «Пассаж» конфликт: предприниматели остались без света, работать не пускают охранники
  7. «Муж старше моей мамы на два года». История пары с большой разницей в возрасте
  8. Минск лишили права проведения чемпионата мира по современному пятиборью
  9. Московский суд арестовал белорусского бойца Алексея Кудина на два месяца
  10. «Противопоставление официальным комментариям». Генпрокуратура передала в суд дело журналиста TUT.BY и врача БСМП
  11. Милиция так и не смогла найти, кто повредил мотоцикл байкера, который лихо уходил от погони ГАИ во время протестов
  12. «Условия крайней необходимости». СК отказался возбуждать дело на милиционера, который в Жодино ударил женщину в лицо
  13. Условия, отношение и распорядок. Что пишут о жизни в колонии и СИЗО фигуранты «политических» дел
  14. На продукты, лекарства и детские товары подняли НДС. Рассказываем, что может заметно подорожать
  15. «Лукашенко меня не обувал, чтобы я сейчас переобулась». Анжелика Агурбаш об отношении к ситуации в стране
  16. Двое детей, с женой в разводе. Кто тот минчанин, который поджег себя на площади Независимости
  17. В Беларуси произошли массовые прорывы теплосетей. Неужели все так плохо?
  18. «В 115 ответили: «Ну вы же взрослые, сами решите». Как жила минская Малиновка без отопления и горячей воды
  19. ТВ-горки и стенки канули в прошлое. Дизайнеры рассказали, какие полки и TV-тумбы в тренде
  20. История врача, который два раза переболел ковидом и четыре раза был задержан — но не теряет оптимизма
  21. Опасный прецедент. Во что нам может обойтись отказ Yara от контракта с «Беларуськалием» (и почему все это важно)
  22. «Поток ринувшихся к границе превратил окраину Бреста в «прифронтовую полосу». Как нашим уже пытались запретить выезд
  23. В Беларуси с начала пандемии — 235 859 человек с COVID-19. Сколько новых случаев обнаружили за сутки
  24. «Даже взгляд сфокусировать не мог». Поговорили с родными ученика, который после школы с ЧМТ попал в больницу
  25. Послы Польши и Литвы так и не вернулись в Минск после отзыва в свои столицы осенью. Это надолго?
  26. В России ищут 80 вагонов для поставки бронетранспортеров БТР-80 в Беларусь. Разбираемся, в чем дело
  27. Акции протеста, самоподжог на площади, Тихановская в Совбез ООН. Что происходило в Беларуси 22 января
  28. Новый КоАП вводит правило «первого раза» для водителей: за какие нарушения сначала не будет штрафа
  29. Пять лучших сериалов о сексе, от которых точно кайфанут зумеры
  30. В городах России проходят акции протеста: сообщается о десятках задержанных


Портал TUT.BY продолжает проект "Публичные лекции TUT", во время которых наш офис становится аудиторией, где известные лекторы рассуждают на актуальные темы и отвечают на ваши вопросы.

Очередная лекция посвящена одному из самых востребованных концептов конца ХХ века - биополитике. Установка власти "позволить жить или заставить умереть" в XIX веке изменилась на "заставить жить или позволить умереть". Биополитика сегодня берет под контроль управление здоровьем, питанием, наркотическими веществами, демографией, сексуальностью, поскольку каждая из этих областей стала государственным делом.

Александр Опарин

В чем заключаются принципы биополитики, как они связаны с проблемными полями генной инженерии, клонирования, эвтаназии и селективных браков, и каким образом эти принципы реализуются в современной Беларуси, рассказал старший преподаватель кафедры философии и истории БГАТУ Александр Опарин.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео

Термин биополитика достаточно старый. Он появился в 1910-х годах, и придумали его не философы. Они подхватили этот концепт только в последней трети ХХ века. Но в сфере философии этот концепт оказался предельно политизированным и продолжает оставаться таковым до сих пор, поскольку его содержание поныне окончательно не выяснено. Позиций для осмысления этого понятия очень много: к этому понятию подбираются ученые естественных наук, есть мощная натуралистическая биополитическая программа. 

Есть еще один аспект. В последние 20-30 лет биополитика стала одной из исходных позиций для левой критики современного постфордистского капитализма. Центр этой критики - французский сетевой журнал "Множество", а его идейным вдохновителем является итальянский философ, коммунист Антонио Негри.

Тема "Управление качеством жизни" получилась достаточно провокационной, потому что понимание качества жизни обыкновенным человеком и философом различаются. Для нас качество жизни - вполне определенная вещь, даже измеримая. Мы постоянно предполагаем, что качество нашей жизни должно повышаться. При этом мы помним о том, что качество жизни - это не только уровень жизни, поскольку туда входят не только наши материальные потребления, но и нематериальные. Когда мы говорим о качестве жизни и попытке его измерить, мы говорим о материальных благах, экологической специфике среды, в которой мы живем, доступности для нас культурных или развлекательных учреждений, политической и экономической свободе, личной и общественной безопасности. Есть еще масса субъективных факторов, которыми измеряется качество нашей жизни. В частности, уровень нашего счастья, уровень удовлетворенности своим бытием.

Но в философии качество - нечто иное. Качество - это набор свойств, принадлежащих предмету и отличающих этот предмет от других. При этом повысить или понизить качество предмета в философском смысле невозможно: его можно лишить определенного качества. А когда предмет лишается своей качественной определенности, он исчезает. Когда мы говорим о качестве жизни, мы должны предполагать, что качество жизни - в том, что она жизнь. Если мы лишаем ее этого качества, получаем некую противоположность, то есть смерть. Тут и начинается биополитика, поскольку мы говорим об управлении качеством жизни.

Политика вообще - искусство управления обществом. Биополитика возникает как управление жизнью. Причем управление вплоть до того, что мы можем обратить жизнь в ее противоположность - смерть. В современной биополитической теории есть концепт биовласти. Биовласть и есть способность или возможность управлять жизнью, не допуская ее превращения в смерть или допуская это.

В своих исследованиях я исхожу из интерпретации биополитики, которую предложил в 80-х годах французский философ Мишель Фуко. В своих работах он попытался отразить биологический потенциал политического воздействия на человека или общество с учетом того, что человека окружает живое и сам человек является живым. Но человек живой не только в плане своей биологичности. Когда мы говорим о человеческой жизни, мы говорим о том, что это жизнь многогранная и по преимуществу социальная, нежели биологическая.

Мишель Фуко обнаруживает начала биополитики на рубеже XVIII-XIX веков, когда приходит осознание того, что главным ресурсом любого государства является не территория, не полезные ископаемые, а население. Происходит важный переход в системе государственного управления: с управления на уровне индивидуально-телесного и семейного на управление на уровне населения, на его регулирование. Озвучу цитату Фуко: "Если прежняя максима власти звучала как "Позволить жить или заставить умереть", то в XIX веке это старое суверенное право модифицировалось в прямо противоположное: "Заставить жить или позволить умереть".

В данном случае это два фундаментальных правила, которые маркируют место, в котором биовласть может производить негативные эффекты. Это место произвола для власти. На практике "Заставить жить или умереть" означает право отправить свой народ умирать за призрачные идеи, направить самолеты на здание всемирного торгового центра или отправить армию, чтобы для какого-то незнакомого заокеанского города построить демократию… Все это негативные эффекты биополитики. Причем они прямо связаны с местом, которое занимает в обществе негативная биополитика. Это связано с тем, что власть отделена от общества, возвышается над ним и пытается ему диктовать правила.

Александр Опарин

В то же время возможно и некое позитивное производство биовласти: когда власть становится внутренне присущей самому обществу, когда она обращается к самой жизни и начинает заниматься производством и воспроизводством жизни.

Я хотел бы сделать небольшой исторический экскурс, почему именно XVII-XVIII века знаменуют переход к новой системе управления, осознанию населения как основного богатства. Все связано с простым фактом. На рубеже XVIII-XIX веков мы имеем качественно определенные государства, живущие в своих национальных границах. При этом в Европе уже существует некая коллективная система безопасности. Прежняя практика, когда вы могли повысить экономическое могущество своего государства за счет захвата соседних территорий, уже не работала. В итоге государства вынуждены были искать свое могущество внутри самого себя. Единственный ресурс - это собственное население.

Еще один момент связан с тем, что изменяется структура власти. Вместо суверенного государя, который олицетворяет негативную биовласть, возвышающуюся над социумом, приходит народ суверенный. Понятно, что такого естественного объекта, как народ, в природе не существует. Но через концепт народа удается объяснить новую природу власти. Собственно говоря, спасибо в этом случае европейским просветителям, которые когда-то придумали истину, что именно народ является источником власти. Но, сами понимаете, народ очень не любит воевать, во всяком случае, гораздо меньше, нежели его государи. При этом гласом народа является парламент. Это институция, которая очень не любит тратить деньги на войну. То есть парламент нужно уговорить. Одно дело, когда решение о войне принимает отдельный правитель. Другое дело, когда приходится советоваться с неким количеством представляющих весь народ людей. Многие историки говорят, что крах Испании как владычицы морей и переход этого титула к Англии был связан с тем, что в Испании была неограниченная монархия, а в Англии была парламентская монархия.

Нужно упомянуть имеющиеся к тому времени колонии. Они поделены, их границы узаконены межправительственными договорами. Соответственно, приобретение новых колоний достаточно проблематично. Правительства начинают рассматривать людей, живущих в пределах своих государств, как свой главный ресурс.

Я покажу вам на примере Российской империи, как менялась экономическая логика и возникала биополитическая логика. В 1895 году Сергей Витте (тогда министр финансов Российской империи) ввел так называемый водочный стандарт и придумал замечательный механизм пополнения казны, фактически запретив зерновые дистилляты и заставив всех покупать 40% раствор спирта. Причем спирт был казенным, а если кто-то из частных производителей хотел производить спирт, он выплачивал за это высокие налоги. В итоге водочные доходы бюджета составили чуть ли не одну пятую бюджета Российской империи. Это экономическая логика. При этом существует еще биополитическая логика. Поскольку мы говорим о населении, мы говорим о воспроизводстве жизни, о здоровье населения. Одним из доводов в пользу введения винной монополии было здоровье населения. Частный производитель плохо контролирует качество своих продуктов. Государство же может поставить контроль на высокий уровень. При этом вместо самогонки, непонятно из чего изготовленной, предлагается чистый этиловый спирт. По логике разработчиков тех норм, государство, не снимая проблем алкоголизации населения, снимает последствия в виде отравлений.

Мне сложно упрекнуть в неискренности Сергея Витте. На самом деле на тот момент бытовало убеждение, что чистые продукты являются самыми безопасными с точки зрения потребления. Под сомнение это утверждение было поставлено только в 70-х годах ХХ века. В наши дни в НИИ наркологии в России было доказано, что привыкание при употреблении водки происходит гораздо быстрее, чем при употреблении так называемых зерновых дистиллятов. Но мы говорим о России XIX века, которая, с одной стороны, повышает доход бюджета, а с другой стороны, как бы заботится о здоровье населения.

Александр Опарин

Никакого альтруизма у государства нет. Оно ищет для себя определенную выгоду, даже в столь интересных решениях, потому что здоровье нации тоже выгода государства.

Интересный факт: введение в средних и начальных учебных заведениях уроков физического воспитания. Тоже вроде бы государство заботится о здоровье населения, вроде бы это плюс. Но, оказывается, что, вводя физкультуру в гимназиях, на самом деле государство готовило призывников. Это происходило в 80-е годы XIX века, когда в России от рекрутского набора перешли к всеобщей воинской повинности, и оказалось, что городское население с точки зрения физических качеств очень сильно уступает сельскому. Как вы помните, рекрутов набирали в основном из сельской местности, а тут начали призывать и городских. В итоге в мужских гимназиях были введены уроки физической культуры. В женских гимназиях они были введены позднее.

Есть еще один важный концепт современной биополитической теории - расизм. Рождение расизма - тоже рубеж XVII-XVIII веков. Расизм позволил оправдывать эксплуатацию колоний, рассматривая жителей колоний как людей биологически ущербных. В современной теории расизм рассматривается более широко: это утрирование различий между людьми исходя из их этнического происхождения. И национализм, и нацизм - феномены, включенные в понятие расизма. Более того, многие исследователи вообще считают, что все войны в новое время происходили на основании расистских причин. Равно как многие внутренние социальные конфликты происходили на основании тех же расистских причин.

Для примера можно привести Англию и времена Английской буржуазной революции. Линия водораздела пролегала не столько между королем и его подданными, а между потомками англосаксов и нормандской знати. Примерно то же самое во Франции: гало-романские элементы (третье сословие) были недовольны, что ими правят потомки завоевателей, франки.

Одна из реализованных негативных практик биополитики - евгеника. Это учение, которое попыталось применить достижение селекции к человеческому материалу. Утверждалось, что существует некое непреодолимое биологическое неравенство, которое оправдывает социальное неравенство. При этом государство для своих потребностей должно улучшать свойства лучших людей и не дать воспроизводиться тем, кто представляет худшую часть общества. Разумеется, деление было достаточно условным. Тем не менее, парадигма евгеники на долгое время поселилась в умах людей и даже начала реализовываться. Евгенику придумал Френсис Гальтон, который был родственником Чарльза Дарвина. Собственно, евгеника - продолжение эволюционной теории Дарвина. 

По его теории, чтобы получить хороший человеческий материал, надо ввести селективные браки. Первая группа браков (евгенические браки) должна давать ценное для общества и одаренное, здоровое потомство. Вторая группа браков - дисгенические браки, дающие дефектное потомство. Желательно, чтобы правительство проявило политическую волю и ввело определенные процедуры, которые позволили бы этому потомству не рождаться вообще. Иными словами, недалеко было до принудительной стерилизации и кастрации. В середине ХХ века во многих государствах Европы эта практика начала реализовываться. Самые главные государства, которые это реализовали, Германия и США.

В Германии в целях расовой гигиены нельзя было допускать браков между арийскими и неарийскими представителями Германской империи. Потом эта практика была распространена на территории, подконтрольные Третьему рейху, и многие люди начали просто уничтожаться.
В США, несмотря на их риторику, связанную с правами человека, к 1931 году в 27 штатах были приняты законы, которые ограничивали браки между белыми и черными. Там ввели принудительную стерилизацию антисоциальных и криминальных элементов. Даже Верховный суд США в 1927 году признал законными программы евгеники на территории США. Стерилизация делалась всем людям автоматически, чей уровень IQ ниже 70. Также поощрялась стерилизация среди бедняков. За эту операцию им даже платилась премия в 200 долларов. Известно о более чем 400 случаях, когда силовики хватали на улицах чернокожих женщин, стерилизовали их, предварительно заставив подписать некую бумажку, а премию присваивали.

В Северной Каролине и Иллинойсе была узаконена эвтаназия неполноценных, точнее, власти просто закрывали глаза на их умерщвление. Одним из самых распространенных методов было заражение туберкулезом психически больных.

Александр Опарин

Это одна из самых широких, пусть и негативных, биополитических программ. Термин биополитики указывает на то, каким образом в определенный период власть трансформируется так, что в итоге она может управлять не только индивидами посредством некоторого количества дисциплинарных процедур, но и совокупностью живых вещей, конституируемых как население. Биополитика берет под контроль управление здоровьем, гигиеной, питанием, рождаемостью, сексуальностью. Поскольку каждая из этих областей вмешательства стала делом политики. Биополитика таким образом начинает включаться во все аспекты жизни, которые впоследствии становятся местами развертывания политики государства всеобщего благоденствия. Биополитика представляет собой с тех пор своего рода великую социальную медицину, которая получает применение в контроле над населением.

Биополитика - это еще и порождение европейской рациональности. Европейские политики в союзе с учеными предположили, что достижения науки позволяют им делать общество сильнее за счет вычленения из него нездоровых особей. К сожалению, эта практика продолжается. В Европе существует два направления биополитического теоретизирования: философское, идущее от Мишеля Фуко, и позитивистское, или натуралистическое. Сторонники последнего подхода пытаются представить биополитику как отдельную науку, чья цель - изучить приложение подходов теорий и методов биологических наук к социальным наукам и политике. Мне представляется такой подход слишком упрощенным. Фуко пытается изучать происхождение, истоки биополитического регулирования. Биополитика как наука пытается нас ориентировать на некое будущее, создавая умозрительные условия для нашего выживания. Ученые, не отягощенные этическими правилами, готовы предложить различные способы решения биополитических проблем, которые возникают в нашем мире.

В философии был теоретик Мераб Мамардашвили, который однажды сказал: "Философия - занятие гигиеническое. Если я не знаю последствий, я ничего не делаю".

- Современная биополитика нацелена на сокращение населения. А какова конечная цель?

- Получить здоровое население в определенном государстве или в глобальном масштабе. Мы должны получить контролируемое, управляемое, здоровое потомство, которое потом умножит наши достижения. Но мы забываем, что не рожденный ребенок мог родиться Моцартом. Возможно, выкидывается огромное количество Моцартов, хотя, возможно, и Гитлеров. Но мы не можем гадать, а пытаемся вмешиваться. И негативные персонажи играют свою позитивную роль в глобальной истории: после нацизма мы все стали лучше. Мы получили прививку (надеюсь) от того, чтобы не считать кого-то хуже себя, только потому, что у него голубые глаза или он рыжий.

- Кто является носителем биовласти?

- Их тяжело определить. Сама практика современной власти предполагает, что она рассеяна в обществе. Тяжело говорить о персоналиях, кто именно принимает решение. Конечно, это коллегиальное решение, принятое демократическим порядком.

- Табуированные браки существовали и без нацизма. Допустим, браки внутриеврейской общины поддерживались обычаями.

- Но они преследовали не получение физического здоровья, а сохранение культуры и этнической самобытности.

- Но сейчас известно, что евгеническим путем невозможно улучшить здоровье.

- Да, практика провалилась, и я рад этому факту. Но вы забыли про генную инженерию, это главная проблема теперь. Это новые вызовы времени, которые находятся в компетенции политики. Причем политики не научной, а философской, поскольку речь идет о выработке этических правил, которые ограничивали бы применение этих технологий в воспроизводстве человека. Но всегда остается соблазн сделать человека лучше, обманув природу. Генная инженерия занимается тем же, чем селекция, только гораздо быстрее. А селекция занимается тем же, чем занималась природа до того, только еще быстрее.

- Но мы не можем ставить цель улучшить человека, потому что мы не знаем, какой человек лучше, мы просто не можем это предсказать.

- Именно поэтому я вспомнил слова Мамардашвили: "Если я не знаю последствий, я ничего не делаю". Но есть же люди, уверенные в том, что они знают. Нацисты знали, что и как нужно правильно сделать. Это скрытые практики, которые однажды овладевают умами, превращаются в идеи и начинают реализовываться.

Управляя популяцией (населением), правительство ставит перед собой вполне конкретные цели. Вопрос в том, каковы эти цели и насколько правильно оно их ставит. На сегодняшний день медицина представляет собой отрасль, которая занимается биопотенциалом человека (будем включать сюда физические и психические характеристики). Мы в Беларуси столкнулись с проблемой, когда не хватает программистов - выпускников вузов, и начинают вербовать детей из колледжей. Мы не даем этим людям нормально развиться, они потом не закончат вуз, и мы, таким образом, потеряем целое поколение.

В данной ситуации проблема не только в физическом здоровье, а больше в психическом потенциале. Сегодняшний шестой цикл Кондратьева, к которому мы приступили, это цикл развития человека. Эти циклы ускоряются. Например, мы уже видим начало и завершение цикла (ядерная энергетика). Человек - ведущий компонент развития общества. Проблемы противоречивого развития на исчерпаемой ресурсной базе - это досужий бред экономистов и политиков.

Беларусь исчерпала свои возможности по интеллектуальному развитию. У Китая такой проблемы нет, но там другая нация, с третьей группой крови и другой генетикой. К сожалению, у них тоже нет возможности перешагнуть этот барьер. Их в сто раз больше, но их интеллектуальный потенциал не в сто раз выше, к несчастью для этой нации.

Физический ресурс человека после завершения шестого цикла Кондратьева будет не нужен. Более того, цикл развития закончится созданием искусственного разума. Не интеллекта, который сейчас уже существует, а именно разума. На сегодняшний день ведутся вполне конкретные работы по индукции разума. Эти эксперименты предполагается завершить через 2-3 года. Мышей научат говорить, мы будем учить их в университетах. Причем эти мыши будут евгенически отобранные. И они будут умнее нас с вами.

Искусственный разум как проблема номер один требует изучения последствий его введения. На самом деле сегодня, не задумываясь, все экспериментируют в этой области. А финал может быть ужасен. Шестой цикл может закончиться в ближайшие 20 лет, и он не будет связан с недостатком нефти. Он будет связан с гибелью человека в том виде, в котором мы его сейчас себе представляем.

Если мы исходим из положения о биологическом потенциале человека, то это системная проблема, а не философская. Философия сегодня в стороне от этого, потому что мы опережаем философскую мысль. Философия рождается поколениями, а техническая и инженерная мысль действуют каждые 5 лет, обновляя потенциал. Мы видим необходимость изменения человека. Если в ближайшие 5-6 лет будет создан искусственный разум, он в корне преобразит мир. Мы будем просто придатками машин. Весь интеллект человека концентрируется в объеме мозга в 4 мм3. Все наши психические особенности там. Скорость компьютера, который представляет нашу личность, ничтожна.

Теперь представьте современный суперкомпьютер и его возможности. Когда досужие люди внедрят в мозг мыши речевой аппарат, она начнет с нами общаться. Это будет достижение биологической науки, достойное Нобелевской премии. В то же время другие создадут искусственный разум на кремниевой основе, и сами того не поймут. Есть определенные посылы, которые нельзя переступать. Если вы их переступили, дальше процесс неуправляем.

Если бы наши методы и средства, которыми мы пользуемся в современном мире, были настолько эффективны, мы бы давно жили совсем по-другому. Человек был бы королем природы, а не ее рабом.

Уровень нашей медицины определяется достоверностью постановки диагноза. Стопроцентный диагноз у нас ставится на вскрытии. Но после этого человеческий материал использовать нельзя. В реальной жизни самая лучшая медицина не может выйти за 50% достоверности. Врач - это эксперт, который с равной вероятностью может сделать вывод "за" и "против". Человек медицины до сих пор не может предсказать последствия для нации. Ни одно правительство не может предсказать, что будет с людьми через 5 лет. В правительстве нет червя, червь может быть в разуме отдельных представителей правительства, которые необразованны или имеют ущербную психику.

В данном случае речь идет о биополитике, угрожающей нашей форме жизни. Соответственно, необходимо принять определенные решения, которые позволили бы не навредить нашей жизни, иногда искусственно притормаживая технический прогресс. Когда Альберт Эйнштейн стал пацифистом, у него появилась замечательная идея, что есть открытия, которые лучше закрыть. Существует симпатичная легенда, что им открытая теория единого поля в итоге им же была закрыта, когда он увидел, что к ней потянулись служебные руки чиновников из Пентагона.



- Наблюдая за современными научными знаниями, можно сказать, что все эти проблемы, которые мы обсуждаем, могли быть решены в 30-40 годы. И наверняка решались. Мировые монополии закрывают на это глаза, потому что владеют ситуацией и могут это контролировать.

- Все мы живем в условиях ограниченной рациональности. Человек не компьютер, и решения принимаются очень сложно и очень медленно. Иногда это вредит. С другой стороны, возможности ускориться у нас нет. Некоторые научные фонды тормозят прогресс в тех областях, где ему нужно было бы позволить развиваться. Правда, прогресс не остановить: если мы тормозим исследования в области источников питания для электромобилей, то у нас потом появляются телефоны и компьютеры. Это те же самые источники питания, причем компактные и очень емкие.

- Биополитика осуществляется для поддержания определенного количества людей, их здоровья и возможности управления ими. Какие действия осуществляются для поддержания возможности управления народом?

- Этот вопрос я оставил для себя невыясненным. У Мишеля Фуко есть наброски, где он говорит об определенной регуляции населения. Причем население выбирается в качестве биополитического субъекта, потому что население исчислимо. Если мы не можем обратиться к здоровью отдельного человека только потому, что людей много, то к здоровью населения мы можем обратиться легко, поскольку у нас есть демография и статистика. Феномен биополитики заключается не столько в управлении населением, сколько в поддержании его в здоровом состоянии. Надо добавить, что в эпоху биополитики меняется концепция власти. Власть не персонализирована, а принадлежит обществу. Существует множество практик, позволяющих нами управлять: через семью, партячейку, профсоюз, заводское управление, СМИ, которые вкладывают нам в голову нужные идеи в нужное время.

Получается, что все средства используются неконтролируемо. В чем смысл? Есть понятие непротиворечивого развития человечества в будущее. Это все, к чему стремятся современные фонды, неправительственные и правительственные организации. Считается, что чтобы мы непротиворечиво развивались, надо, чтобы было меньше людей. Отсюда и евгеника.

Мне приходилось исследовать белорусскую популяцию. У нас непротиворечиво могут развиваться примерно 20% населения. Это самодостаточные, психически и физически гармонично развитые люди. Они не болеют, могут прожить долгую жизнь, передать свои знания следующему поколению и, более того, заложить в этом поколении точно такие же принципы. Все остальные подвержены парткому, государству и различного рода влияниям. 100% можно регулировать общество. Но с позиции системного анализа непротиворечивое развитие и стопроцентное регулирование - это две крайние концепции развития общества. Стопроцентное регулирование завязывает человека очень жесткими связями. В полном смысле это тюрьма. Такая система нежизнеспособна. Чем больше степени свободы забирается у системы и чем больше жестких связей, она может существовать нулевое время. Непротиворечиво развивающаяся система существует бесконечное время. А все остальное существует исходя из наших необходимостей регулирования, поддержания здоровья.

Мы можем оперировать той частью, которая социально завязана государством. Непротиворечивых людей мы не берем сюда. Мы управляем оставшимися 80%. Но проблема заключается в том, что мы должны не просто управлять, а прогнозировать будущее. Для этого существует единая система сценарного прогнозирования. С позиции математики это абсолютное решение, абсолютный разум. Самое главное нам - научиться прогнозировать, тогда мы сможем управлять всем, чем угодно. Но самый первый вопрос: как управлять непротиворечивым развитием? Самое важное для непротиворечивого развития системы - это количество детей. Чем больше детей в популяции, тем больше потенциал системы развиваться непротиворечиво. Вопрос только в том, чем их прокормить. Но через 20 лет они сами заработают на свою еду, и среди них будет тоже 20%, но это будет существенно больше абсолютного резерва нации. Ограничение рождаемости - это навязывание определенного принципа для уничтожения национальных образований. Оно лишает развития интеллекта и возможности перерабатывать природные ресурсы.

В человеческом потенциале работает так называемая потребностно-эмоциональная модель. Мы все мыслим благодаря эмоциям. Для нас решение задачи - получить положительную эмоцию. Эта модель позволяет нам описать будущее. Это можно было бы сделать сегодня и все разрешить, потому что у каждой модели есть физический, математический аналог. Если мы начинаем исследовать систему с этой позиции, получается, что неудовлетворенная потребность никуда не девается. Она находится в человеке, обществе, популяции. Чем больше потенциал неудовлетворенных потребностей, тем хуже для развития человека. С другой стороны, эти неудовлетворенные потребности являются потенциалом для рождения новых открытий. Это вполне детерминированные и познаваемые процессы. Таким образом, мы можем прогнозировать будущее. За счет рациональной расстановки использования психосоматического материала людей удается поднять производительность труда на предприятии. Правильная рационализация и использование психического и физического здоровья человека приводит к тому, что оборотный капитал можно снизить на 200 млн долларов.

Ресурс для биополитики нам открыт. В начале я об этом говорил: человек живет не только своими потребностями, ему нужны духовные потребности. Я согласен и с тем, что внутренний конфликт - один из важнейших источников для саморазвития.

Александр Опарин

- Постсоциалистические правительства, сохранившие партструктуру, имеют универсальный метод управления населением - поддержание очень низких цен на алкоголь. Я вижу в этом сознательный, продуманный биополитический ход. Это позволяет мужчинам умирать в предпенсионном возрасте. Они отрабатывают, сколько положено, а потом государство не должно их содержать на пенсии, потому что они разрушаются изнутри, потребляя низкокачественный алкоголь.

- Я бы не согласился, потому что биополитическое регулирование алкогольного рынка должно быть. Оно не заключается в доступности алкоголя. Другое дело, поскольку мы не можем отказаться от алкоголя, он должен быть натуральным. Стоит также вывести из режима питания крепкий алкоголь, особенно изготовленный на основе этилового спирта (это наши плодово-ягодные напитки).

- Мы исследовали население Украины и Беларуси. Примерно 40% населения Беларуси склонны к токсикомании. Она имеет несколько вариантов: наркотическая, алкогольная, табачная. Если молодой человек начнет курить, он будет курить. Если начнет выпивать, он будет выпивать всю жизнь. Часть населения просто неспособна от этого избавиться. Это характеристика их генома. Поэтому весьма разумно вместо опия давать алкоголь, потому что человек все равно придет к зависимости. Современный ритм жизни, недостаток образования, материальных средств, воспитания сшибают человека.

- Любой нарколог вам скажет, что не бывает безвредных наркотических веществ. Но они различаются степенью своей вредности и скорости привыкания. Уже было замечено, что чистые продукты вызывают привыкание гораздо более быстрое, чем нечистые продукты.

В Германии вина натурального брожения вообще не облагаются акцизом и налогами. Идея биополитического алкогольного регулирования заключена в том, чтобы изъять идею, что алкогольный рынок является источником дохода для бюджета. У немцев очень высокий акциз на крепкий алкоголь, и доходы с крепкого алкоголя превышают доходы с пива и вина, несмотря на то, что пива выпивается в 60 раз больше, чем крепкого алкоголя.

- Лежит ли в основе биополитики термин типстройпсихики?

- Биополитика не обращается к индивидуальному статусу человека, она обращается к населению целиком. Соответственно, для целей исследования не обязательно знать индивидуальные особенности каждого человека. Разумеется, биополитика учитывает, что человек отличается от остальных видов, но это учитывается на уровне биологического рода. Конечно, люди разные, но биополитику интересует население, а не те, из кого оно состоит. Даже не его потенциал, а количество поштучно и качество населения. Поэтому образовательные программы важны для биополитики. Французские просветители заложили основы биополитики, говоря о просвещении населения. Качество населения заключается в том числе в его образовательном уровне. В этом смысле нам некого посадить за компьютеры не потому, что все глупые, а потому, что умные люди уехали.

- Сегодняшняя лекция была сконцентрирована на негативных последствиях биополитики. Но, например, в Европе известны наследственные заболевания, которые приводят к ранней смерти. Медицина все равно тянет этих детей, делает все, что можно, чтоб продлить жизнь людям, которые заведомо умрут до 14 лет. Считается, что к концу их жизни медицина может развиться и продлить их жизнь еще больше. Новейший пример, медицинская программа Обамы, которая дала медицинскую страховку тем, кто раньше ее не имел. Еще прививки избавили нас от многих инфекционных заболеваний. Насколько негативные последствия биополитики - пережиток недоразвитых цивилизаций и культур?

- Из-за ограниченности времени я специально подобрал негативные примеры. Но есть масса позитивных моментов. По большому счету, первые биополитические программы были заявлены теоретиками марксизма-ленининзма. Прежде всего, 8-часовой рабочий день. То, что делает Барак Обама, вполне вкладывается в понятие биополитики, потому что направлено на повышение здоровья, качество населения США. С точки зрения биополитики, это позитивная деятельность. Равно как и спасение новорожденных и больных.

- Но перерастем ли мы негативные моменты? Впереди нас ждет ухудшение или улучшение?

- Если будет ухудшаться качество населения, образовательный уровень будет падать, мы не будем иметь достаточного объема бюджета. Разумеется, придется сворачивать социальные программы, которые входят в понятие биополитики (бесплатная медицина в том числе). Если мы не найдем источников дохода нашего бюджета, то о социальной ориентированности придется забыть. В этом смысле я не вижу перспектив, кардинально меняющих положение нашей страны. Но у нас замечательные наработки, оставшиеся с Советского союза. В частности, достаточно развитая, пусть и не идеальная, система медицинского обеспечения, здравоохранения. Сохранились школы, где дети за полцены могут заниматься спортом.
-12%
-50%
-5%
-50%
-10%
-20%
-30%
0071674