1. В Минздраве рассказали о количестве привившихся от коронавируса и поствакцинальных реакциях
  2. Замглавы МИД Литвы: Посол США, не получившая белорусскую визу, возможно, временно будет проживать в Вильнюсе
  3. Пособие на погребение снова сократилось. В ФСЗН рассказали, сколько оно сейчас составляет
  4. «Остеопороз может привести к инвалидности». Поговорили с врачом о еще одной эпидемии 21-го века
  5. Белорусы жалуются на задержку пенсий и пособий. В Минтруда пояснили, в чем дело
  6. Новые выборы уже в этом году и права человека. Парламентская ассамблея Совета Европы приняла резолюции по Беларуси
  7. Вводят новшества по валютному рынку. Что они означают для белорусов
  8. Преподаватель гомельского медунивера от руки рисует лекции для студентов — и им нравится
  9. Точки над i. От назначенной на четверг встречи Лукашенко и Путина ждут судьбоносных решений
  10. Помните, в Жодино милиционер ударил женщину? На одну из участниц той истории завели дело
  11. 35 лет после Чернобыля. История женщины, родившей сына в апреле 1986-го
  12. Отдых в пандемию: можно ли съездить в автобусный тур и обязательна ли самоизоляция после возвращения
  13. «Череп маленький — мозг не помещается». История мамы парня, который родился с микроцефалией
  14. «Однушки» — от 170 долларов. Что сейчас происходит на рынке аренды квартир в Минске и что дальше
  15. Власти смогут вводить ограничения и запреты по валютному рынку. Среди причин — падение рубля
  16. Проект Суперлиги оказался полным провалом. Турнир отменили, а клубы испортили себе репутацию
  17. В Беларуси запретили продажу популярного печенья, которое было во многих магазинах. Что с ним не так
  18. Убита телохранителем, погиб от рук племянника. Как глав государств убивают на посту
  19. «Все границы перешли!» Путин о «попытке госпереворота и убийства Лукашенко» в Беларуси
  20. В Минске заметили эксклюзивный внедорожник с клиренсом полметра и ценой почти полмиллиона евро
  21. В Минске и окрестностях — много силовиков и колонны техники. В МВД говорят, что «плановые учения»
  22. В Оршанском РУВД в кабинете нашли тело сотрудника милиции. СК проводит проверку
  23. Гинеколог — о заболевании, которое может не иметь симптомов и при этом мешать женщине родить
  24. Знакомьтесь с отважной белоруской, которая решилась взойти на самую высокую вершину земли
  25. КГБ: по «делу о госперевороте» обвинения предъявлены четырем лицам. Все они дают признательные показания
  26. Возле гипермаркета Green в Чижовке затопило проезжую часть. Водоснабжение нарушено в трех районах Минска
  27. Многодетная семья всего за год переехала из «двушки» в свой дом. Вот их история и все расчеты
  28. Как самому недорого создать эффектный сад без помощи ландшафтного дизайнера. Вот простые советы
  29. «В пандемию люди соскучились по общению». В Минске открылся клуб с настолками и баром, сходили туда
  30. В России — акции в поддержку Навального: более тысячи человек задержаны


/

В Беларуси всплеск случаев домашнего насилия еженедельно приходится на конец недели - с четверга по воскресенье. Это подтверждает статистика МВД, а также опыт работы одного из приютов для жертв домашнего насилия в Лиде. Об этом в студии TUT.BY-ТВ говорили участники очередной "Дискуссии TUT" - начальник управления профилактики главного управления охраны правопорядка и профилактики МВД Олег Каразей, руководитель горячей линии для пострадавших от домашнего насилия Анастасия Фолейчик и руководитель проектов Фонда ООН в области народонаселения Галина Десятова. 

Олег Каразей, Анастасия Фолейчик, Галина Десятова

Галина Десятова подчеркнула, что белорусы оправдывают агрессоров, потому что выросли в семьях, где семейное насилие было практически нормой. Анастасия Фолейчик утверждает, что ребенок, выросший в семье агрессора, практически наверняка сам станет таким же, несмотря на то, что не раз даст себе зарок не бить жену. Олег Каразей отмечает, что предпринимаемые комплексные меры по противодействию насилию в семье уже ощутимы в Беларуси: МВД фиксирует снижение количества тяжких и особо тяжких преступлений в сфере быта. Но это не значит, что уже можно расслабляться. Ежемесячно в белорусскую милицию поступает как минимум 20 тысяч звонков от жертв агрессоров, но за первые 10 месяцев этого года зафиксировано 30 тысяч обращений по таким поводам. То есть 170 тысяч звонивших решили не давать делу процессуальный ход. Белорусские правоохранители фиксируют факты домашнего насилия, только когда есть обращение жертвы и последствия уже заметны на ее теле. Но предполагается, что домашних агрессоров смогут направлять на коррекционную работу с психологом взамен административному аресту, например. Считается, что это может быть эффективной мерой в решении проблем домашнего насилия.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (23.13 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео

Под домашним насилием следует понимать и насилие эмоциональное, и экономическое, и физическое. Что фиксирует как факты домашнего насилия МВД и структуры, ему подчиненные? 
Олег Каразей: Далеко не все виды насилия являются таковыми с точки зрения законодательства. У нас фиксируются сведения только о правонарушениях: деяниях, которые причиняют физический вред здоровью (побои). Экономическое и эмоциональное насилие не является предметом административно-правового воздействия с точки зрения уголовного закона. Жертва, столкнувшаяся с таким видом насилия, должна решать эту проблему в гражданском порядке: путем развода. 
 
У нас есть инструкция по заполнению регистрационных карточек единой государственной системы регистрации правонарушений. Там четко определено, что является правонарушением в сфере быта: убийство, причинение всех видов тяжести телесных повреждений, истязания, угроза убийства, которые совершены в отношении близкого родственника (родители, бабушка и дедушка, внуки, усыновители и усыновленные, супруги), члена семьи (другие лица, с которыми человек постоянно проживает и ведет совместное хозяйство, сожители) или близкого (любое иное лицо, которое человек обоснованно считает близким). К этому перечню не относится уголовно наказуемое деяние, совершенное на сексуальной почве, и это большое упущение. Изнасилование и развратные действия не регистрируются как совершенные в быту.
Есть понятие административного правонарушения. К ним мы относим три состава: умышленное причинение легкого телесного повреждения, оскорбление и мелкое хулиганство. 

Традиционно считается, что жертва домашнего насилия – женщина. Но в последнее время становится все больше мужчин, пострадавших от своих жен. Отдельную группу составляют старики, которые становятся жертвами своих детей-агрессоров. 
Олег Каразей: 50% жертв преступлений в сфере быта - женщины, оставшийся процент – мужчины. Но это не значит, что женщина наносит повреждения мужчине. Побои может наносить брат брату, отец сыну, сын отцу. Женская агрессия довольно распространена. Каждое 4-5-е преступление в быту совершается женщинами. Если доходит до критической ситуации, женщины хватаются за тяжелые предметы или нож и наносят серьезные телесные повреждения, даже убивают. 
 
Чем статистика горячей линии отличается от статистики МВД? 
Олег Каразей: На горячую линию чаще всего обращаются женщины, которые имеют довольно высокий социальный статус. По нашей статистике, речь идет о преступлениях, совершенных в пьяном виде (более 80% всех преступлений), нередко даже после совместного распития спиртных напитков.  
 
Какие тенденции вы фиксируете на уровне домашнего насилия в последние годы? 
Олег Каразей: Последние 6 лет идет снижение количества тяжких и особо тяжких преступлений в сфере быта. Это хорошая тенденция. Благодаря работе различных органов люди не боятся обратиться за помощью и не доводят проблему до критической точки. 
 
Существует ряд стереотипов в белорусском обществе. Белорусы многие проявления несправедливости на бытовом уровне воспринимают как данность, типичное проявление семейной жизни, разве что неприятное. Что белорусы не воспринимают как насилие, а это таковым является? 
Анастасия Фолейчик: Многие пострадавшие от насилия считают, что дети при этом не страдают от насилия. На самом деле, если ребенок является свидетелем насилия, он уже страдает от насилия. Мое личное мнение: от психологического насилия больше страдают мужчины, потому что мужчина может поднять руку, а женщина унижает словами, может постоянно упрекать. Мужчины не считают это насилием. 


 
Что из типичных белорусских реалий является психологическим и экономическим насилием? 
Анастасия Фолейчик: Типичная ситуация, когда один из супругов полностью контролирует бюджет, и второму приходится просить деньги. Очень часто женщина находится в уязвленном положении в декретном отпуске. Ей приходится просить деньги даже на основные вещи для ребенка. Мужчина за счет этого самоутверждается: "Я тебе дам денег или не дам". 

Не всегда люди готовы что-то решать. Многие из них говорят: "Мой муж (или жена) хороший, просто, когда выпивает, бьет. Но когда трезвый, он хороший". Не всегда люди готовы что-то делать и не всегда мы можем повлиять на них. Они должны сами прийти к этому, понять, как они хотят жить дальше. Жертва начинает жалеть человека, который его или ее бьет. Если в семье есть физическое насилие и это продолжается очень долго, то зависимость углубляется, и очень тяжело вырваться из этого порочного круга. Многие говорят: "Моя мама говорит, что надо терпеть ради детей". Это не норма. Вы делаете выбор не только для себя, но и для своих детей. 
 
Что можете ответить на комментарии с форумов о том, что якобы в насилии виноваты феминистки и те, кто вмешивается в дела семьи? 
Олег Каразей: Все те, кто так считает, в итоге поймут, почему мы занимаемся этим вопросом. Пуская все на самотек, мы отказываем в помощи человеку, который в ней нуждается. Проблемы семьи рассматриваются как внутреннее дело, но каждое третье, четвертое убийство совершается в быту. Есть еще мнение, что виновата женщина. Да, есть такое понятие, как виктимное поведение. Бывает, женщина провоцирует, но это, скорее, исключение. Чаще всего женщины страдают от необоснованного насилия. Нужно объяснять людям, как строить свои отношения, как женщинам вести себя в такой ситуации, как защищать свои права, чего можно добиться, обратившись в соответствующие органы.  

Галина Десятова: Наша кампания ставит своей целью искоренять стереотипы. Поэтому мы привлекали популярных людей, ярких личностей, которые говорят о том, что это не норма, не частное дело семьи, а проблема общества. И если вам что-то не нравится, вам надо что-то менять. 
 
Если бы жертвы домашнего насилия стали вести себя более открыто и публично, если бы на слуху было больше конкретных историй, поменяло бы это модели поведения в обществе? 
Олег Каразей: Наша цель – всеми доступными способами донести всем слоям населения идею о том, что жить с насилием в семье не норма. Кому-то будет близок образ Юлии Высоцкой, а кому-то – чья-то личная история. 

Галина Десятова: Придание огласки конкретным историям - это всегда вопрос безопасности женщин. Были случаи, когда женщины открыто заявляли о домашнем насилии, и были негативные последствия. Поэтому если кто-то готов об этом рассказать, мы будем рады, но надо думать о безопасности каждой конкретной женщины.

Есть ли вероятность того, что в результате успеха информационной кампании в Беларуси будет еще больший всплеск разводов? 
Анастасия Фолейчик: Куда уж больше! На мой взгляд, если в семье есть насилие, нет смысла в такой семье. Если общество строится на таких семьях, то какое будущее у нашего общества? 
 
Галина Десятова: Если мы сможем помочь какой-то семье, если агрессор осознает, что у него есть проблемы с контролем своих эмоций, и он обратится за помощью, мы сможем спасти семью. Какая-то женщина подаст на развод, а какой-то мужчина поймет, что он агрессор, и обратится за помощью. Цель кампании не развод, а помочь людям решить эту проблему. Развод – это крайняя мера. 
 
Олег Каразей: Мы разрабатываем методику работы с мужчинами-агрессорами. Этой методике будут обучаться сотрудники органов внутренних дел и представители общественных объединений. Людям, которые совершают насилие, нужно объяснить, как нужно строить отношения в семье. 

Мы планируем ввести изменения в Кодекс об административных правонарушениях, чтобы за правонарушения в сфере семейно-бытовых отношений ввести альтернативную ответственность в виде прохождения курса коррекционной программы. Женщины боятся обращаться в милицию еще и потому, что наложат штраф на мужа, и это ляжет на семейный бюджет. И на этом конфликтная ситуация не заканчивается, потому что муж предъявляет претензии по поводу штрафа. По нашей инициативе суд будет назначать административное взыскание в виде 5 суток административного ареста или 10 часов общения с психологом. Мы думаем, что именно в этом направлении надо двигаться. 


 
Можно ли предположить, сколько в Беларуси "невидимого", незафиксированного домашнего насилия? 
Олег Каразей: Только в органы внутренних дел ежемесячно поступает порядка 20 тысяч сообщений, звонков, которые связаны с насилием в семье. А с начала года зарегистрировано только 30 тысяч административных нарушений и преступлений, которые относятся к бытовой сфере. А ведь не каждый еще позвонит, и звонит он только в том случае, когда уже начинает бить, когда нужно звать милицию. А когда просто скандал, замахивания, угрозы, оскорбления, звонят редко. 
 
В каком возрасте взрослые упускают момент, когда ребенок понимает, что агрессором ему быть выгоднее? 
Анастасия Фолейчик: Когда мы подавляем эмоции детей, и они потом не умеют их выражать. Мы им говорим: "Не злись, не кричи, сиди спокойно". А ребенку нужно покричать, побегать. На выходе эта энергия выплескивается во взрослой жизни. В семьях, где есть домашнее насилие, мальчики, которые видят, как отец избивает мать, стремятся ее защитить, но не могут и потом вырастают и начинают мстить своей жене. Он может всю жизнь думать, что никогда не ударит женщину, потому что это было в его семье, но в итоге человек просто не знает, как по-другому выражать свои эмоции. 
 
Галина Десятова: Наше общество находит оправдание агрессорам. Так происходит, потому что многие в детстве были свидетелями домашнего насилия. 
 
Анастасия Фолейчик: Очень многие пишут, что женщины провоцируют, чтобы мужья их били. Но мы разумные существа, у нас всегда есть выбор: ударить или промолчать и уйти. Давайте в очереди драться или в магазине и оправдывать это тем, что вас спровоцировали. 
 
Галина Десятова: Нигде в мире еще не искоренили факты домашнего насилия. Другой вопрос, как общество к этому относится. Это неприемлемо, ударить члена семьи так же недопустимо, как ударить незнакомого человека на улице. 

В милицию звонят, когда есть побои. На горячую линию звонят, когда понимают, что проблема есть. Школа вмешивается в ситуацию в семье, только когда семья получает статус неблагополучной. А проблемы зарождаются раньше. Участие каких структур было бы эффективным, на каком этапе и в какой форме, чтобы ростки домашнего насилия не стали деревьями? 
Олег Каразей: На первых порах, когда только начинают не складываться отношения, когда начинаются первые крики, окрики, надо пытаться обратиться в соответствующие органы: территориальный центр социального обслуживания населения, к психологам. Они разъяснят, каким образом исправить ситуацию и улучшить отношения. 
 
Какую роль в урегулировании семейных отношений вы отвели бы церкви? 
Олег Каразей: Церковь может принимать в решении данных вопросов точно такое же участие, как другие общественные объединения. Другое дело, как смотреть на эти проблемы. Церковь с опаской относится к таким понятиям, как гендерное равенство. Однако есть примеры прекрасной работы церкви. Монахини у нас организуют шелтеры и помогают женщинам в кризисной ситуации.  

Галина Десятова: На базе сестричества в Лиде есть шелтеры с облегченной процедурой заселения, в отличие от государственных структур. Там достаточно имени, не нужно никаких заполнений. Но человек не может находиться там в алкогольном опьянении. Можно заселяться с детьми, в любое время суток. Можно оставаться там столько, сколько необходимо, но человек должен проявлять желание решать проблему, а не просто проживать там. Это обычная трехкомнатная квартира, в которой есть возможность расселить какое-то количество людей по комнатам. За 3 месяца случается порядка 60 обращений. Сервис очень востребован. Особенно он востребован начиная с вечера четверга и после зарплаты. В выходные происходит пик агрессии в семье.  
 
Олег Каразей: В идеале мужчина должен покидать дом. Когда он совершает административное правонарушение, органы внутренних дел осуществляют административное задержание. До рассмотрения дела в суде содержат его в специальном помещении. Причинение легкого телесного повреждения – это административный процесс по требованию: без заявления пострадавшей стороны невозможно начать процесс. Женщина может снять напряженность, уйдя в шелтер. Самое важное – исключить контакт с насильником, это важно, чтобы не было печальных последствий. 


На какую из стран Западной Европы больше всего похожа ситуация в Беларуси в вопросах домашнего насилия?
Олег Каразей: Это присуще всем странам, независимо от уровня экономического развития, социального положения людей. Это мировая проблема. Если сравнивать с Россией, то у нас по устранению этих проблем сделано больше: у нас есть законодательно закрепленное понятие домашнего насилия. Украина и Молдова пошли дальше нас: у них специализированы законы противодействия насилию в семье, у них есть четкие меры, которые принимаются в отношении насильников.
 
Галина Десятова: Первый шаг решения проблемы – признание ее наличия. На государственном уровне это сделано, что доказывает данная кампания. 
 
Опыт каких стран был бы эффективен в белорусских условиях? 
Олег Каразей: Опыт Украины и Молдовы, которые уже много сделали в данном направлении, имея сопоставимые ресурсы государства для решения проблемы. В идеале можно было бы рассматривать шведскую, австрийскую модели, где в каждом населенном пункте есть центры, куда может обратиться женщина. Есть отдельные центры для агрессоров, где они могут переночевать. Есть программы работы с агрессорами и жертвами. Австрия, Швеция, Великобритания и Израиль – лидеры в решении данного вопроса.

Накануне эфира мы спросили наших пользователей в Skype (tutbyair), кто виноват в домашнем насилии. И вот какие ответы мы получили:

Roman Muller: В рукоприкладстве виноват алкоголь. И только он. Это катализатор всех пороков, который рано или поздно сметает все барьеры в головах людей. Уберите алкоголь - рукоприкладство исчезнет как явление в принципе.



Ярослав mass.effect1: Само общество и мышление виновато в этом насилии.


Сергей Линевич (125): Родители, которые вместо того чтобы приучать детей к самостоятельности, балуют их. Как это может происходить, когда девушка не умеет стирать и готовить???!!! Да и ранние браки радуют статистикой... Отношения - это то, что строится годами, а не возникает после первого секса, а тем более залета...



Александр Полуян: Виновата общая система в стране, которая скрывает, а иногда и поощряет насилие в обществе, в т.ч. и в семье, в школе. Чего стоят примеры со стороны сотрудников милиции. Имеют значение и гендерные стереотипы (у нас называются "нормы"), где мужчина должен быть обязательно сильным и главой семьи (а глава семьи должен это доказывать, а иногда и силой), и женщина, которая должна, как говорила "первая леди Беларуси" - "сидеть дома и варить борщ". Вот от этого и получается, что семьи распадаются, мужья рукоприкладствуют, а дети, смотря на все это, становятся тиранами в уже своих семьях.



Your_owner: В домашнем насилии виноват глава семьи - мужик. Если он настоящий мужик, то он НИКОГДА не допустит насилие в семье и не будет его инициатором.



Sergey Kazlouski: Просим учесть, что и жены иногда распускают руки!



rusia indiga: Уверена, что проблема насилия в семье - это следствие нищеты населения и плохого образования, просвещения в рамках нашей системы, которая кормит только одну всем известную семью. Как правило, насилие в семье становится нормой в диктаторских режимах и закрытых культурах.



Julie R: Обе стороны: одна - потому что бьет, вторая - потому что терпит.



GOL: В домашнем насилии виновато БЕСКУЛЬТУРЬЕ.



Aleks: Их родители, которые не смогли воспитать нормального человека.



Андрей морозов: Виноваты оба! Но сначала парни! Мужья! Не понимают, что спустя время их жизнь становится не только для них одних! И злятся, когда им это пытаются объяснить! Но все вроде бы объяснили родители! Вот и выходит! Ученые учат ученых с опытом жизни!



avonelink: Здравствуйте! Врач поликлиники № 1, часто приходят с побоями, в основном, естественно, женщины. Даже сегодня пришла одна, многому, что она могла бы совершить для себя, мешает стыд. Мы, конечно же, сообщаем в милицию о совершаемых побоях, ведь женское здоровье не безгранично! Сообщаем уже после того, как вышел пациент.



Oleg Cherepovsky: 99,9% АЛКОГОЛЬ



Ириша: Насилие необходимо пресекать в зародыше, в первом проявлении... даже в самом незначительном. Девушки должны воспитывать в своем мужчине уважение к себе, необходимо так общаться, чтобы даже мысли о насилии не возникло. Нельзя позволять себя шантажировать ребенком, квартирой, денежными средствами и др. способами.



Андрей Сытько: Виновато все общество и правоохранительные органы, не работающие в полную силу с этими самыми белорусами и белорусками. На мой взгляд, отставного профессионала в области борьбы, в т.ч. с особо тяжкими преступлениями против личности, причины следующие: а) низкая правовая культура - те, кто совершает насилие, зачастую не подозревают (или им недостаточно внятно разъясняется), что это наказуемо, а те, в отношении кого применяется насилие, - не понимают всех предоставленных законом возможностей по обращению с заявлениями в органы; б) в ряде случаев - излишняя доброта лиц, подвергшихся насилию, которые, даже заявив об этом в органы, затем использует возможность прекращения производства по заявлению в связи с примирением сторон. Вместе с тем до потенциального семейного "тирана" очень быстро доходит, что его всепрощающая и добрая половина в случае чего пожалеет его и аннулирует заявление, что в конечном счете приводит к тому, что он вообще перестает опасаться возмездия и лупит эту самую половину смертным боем. Иногда пока не убьет; в) равнодушная общественность (соседи, родственники, друзья), которые руководствуются принципом "сами разберутся" и предпочитают не только не вмешиваться в такие конфликты, но иногда даже не считают возможным обратиться в органы внутренних дел, сообщить о происходящем за стеной соседней квартиры скандале. Вместе с тем очень часто вовремя не остановленный семейный скандал заканчивается причинением серьезных травм или убийством; г) недостаточная профилактическая работа со стороны МВД и местных органов власти, вызванная отчасти нехваткой кадров на должностях участковых инспекторов; д) в сельской местности - отсутствие участковых в деревнях на постоянной основе, их нахождение в райцентрах и периодические рейды по вверенным населенным пунктам. Это влечет за собой незнание текущей обстановки, невозможность вовремя вмешаться в семейно-бытовой конфликт и пресечь его, если не на корню, то в зачаточном состоянии.



Irina Klints: Мужчина виноват больше - потому что он в паре (семье) "ведущий", в то время как женщина - "ведомая". Если ведущий проявляет агрессию, это его проявление личности, на мой взгляд, проявление его детских комплексов, которые во взрослом состоянии уже просто на "бессознательном" (по Фрейду) уровне находятся. Но реакция женщины на любую попытку проявления насилия должна быть жесткой - уход от такого "мужчины". Ударил (унизил) один раз - поступит так еще. Терпеть такое - себя не уважать.



Анастасия Анатольевна Тавкина: Каждой женщине первопричину искать нужно в себе, а не винить кого-то. Смена мужа не решит проблему, следующий, как показывает практика, будет еще хуже. Женщине нужно осознать, что она ненавидит то, как она живет, и только осознав это, можно что-то изменить. Только когда она станет женственной, женой, Богиней, муж не сможет на нее поднять руку, потому как она - БОГИНЯ!!! Мужчины бьют только мужчин, а сегодня женщины только и делают, что взращивают в себе мужественность, когда каждый день ходят на работу, доказывая мужчине, что она тоже может, хотя ни одному настоящему мужчине это не нужно.

Спасибо за ваши мнения!
-15%
-15%
-50%
-10%
-15%
-10%
-10%
-30%
0070970