/

Ровно 200 лет назад окончилась Отечественная война 1812 года. Остатки французской армии покинули Российскую империю, русские войска переправились через Неман. Началась война за освобождение Европы от Наполеона. 

О том, чем была эта война для населения современной Беларуси, мы писали уже не раз. Рассказывали мы и о том, как встречали войска Наполеона в Минске. Сегодня наш рассказ о том, какие следы оставила французская армия на территории нашей страны.
 

Белорусские французы

Точное число погибших и пленных наполеоновских вояк неизвестно. На 1 января 1813 года, по данным Министерства юстиции Российской империи, в стране только пленных насчитывалось более 200 тысяч: около 150 тысяч в лагерях и 50-60 тысяч, разбредшихся по просторам империи и нашедшими приют у населения. К середине 1814 года примерно 60 тысяч из них приняли русское подданство. Многие стали ремесленниками, рабочими, мастеровыми на казенных мануфактурах, фабриках и заводах; другие - гувернерами, учителями, слугами; третьи нашли доходные дела в торговле, сельском хозяйстве, стали управ­ляющими чьих-то имений.
 
Пленные французы. Худ. И.М. Прянишников

"Известный русский экономист Юрий Арнольд (1811-1898) вспоминал, что редким был дом, где бы не было пленного француза. В довоенное время хороший француз-гувернер стоил тысячу рублей в год. А тут вдруг толпы "гувернеров", готовых за ночлег и еду учить кого угодно и чему угодно". Каждая (даже малообеспеченная) семья считала своим моральным долгом иметь у себя в усадьбе пленного "мусью", готового "за стол и кров" обучать детей приличным манерам, танцам, фран­цузской речи.
 
"С хорошими манерами большинство таких гувернеров было знакомо весьма поверхностно, как, впрочем, и с французским литературным языком. Это было своего рода арго: смесь французского разговорного с итальянскими, испанскими, польскими словами вперемежку с солдатскими сальными шутками и прибаутками. Нетрудно догадаться, чему могли научить эти "гувернеры". Таких доморощенных гувернеров было в российской провинции после войны с Наполеоном видимо-невидимо. Об их "учебной программе" и методике преподава­ния можно судить по образу Вральмана, обучавшего Митрофана европейским манерам в комедии Фонвизина "Недоросль".
 
"Французские гвардейцы под конвоем бабушки Спиридоновны". Художник А.Г. Венецианов. 1813 г.

2 апреля 1814 года Александр I пообещал вернуть Франции военнопленных. В газетах появились объявления, призывающие всех желающих вернуться прибыть на сборный пункт в Риге. В 1814 году первые две тысячи репатриантов были отправлены на родину.

Агитация через прессу не имела ожидаемого успеха. Многие пленные, осевшие в "медвежьих углах", даже не знали об окончании войны - никаких газет они не читали. А некоторые, обзаведясь семьями, обжились и возвращаться на историческую родину не пожелали. Позже было принято решение предоставить право пленным самим распоряжаться своей судьбой.
 
На территории нынешней Беларуси также находились тысячи бывших солдат французской армии, нашедшие приют в местечках, деревнях, хуторах и фольварках. Постепенно они натурализовались: женились на местных красавицах, создавали семьи. Возникали целые "французские" деревни на Витебщине, Минщине, Смоленщине. 
 

Белорусский Париж 

Возможно, не все знают, что в Беларуси тоже есть Париж. Да, именно так называется небольшая деревня (чуть более 400 жителей), находящаяся в 200 километрах от Минска - в Поставском районе Витебской области. По легенде, "…свое необычное название селение получило от французских солдат или даже от самого Наполеона, армия которого проходила здесь во время войны 1812 года.
 
Указатель населенного пункта "Париж"

Проезжая через эти места, французский император, взобравшись на возвышенность, огляделся вокруг и произнес: "Здесь красиво, как в Париже!" Но был ли там Наполеон на самом деле - неизвестно и по сей день". По другой версии, такое оригинальное название деревне дал склонный к романтизму местный помещик.
 
Явно французское происхождение имеет еще один топоним - Сеножаны. 
 

Сеножаны 

По одной из версий, название предместья произошло от французского Сен-Жан (Saint-Jean - святой Иоанн "Креститель").
 
В XIX веке помещики Неморшанские построили неподалеку от Минска фольварок. Назвали его Сен-Жан. Не знающие французского языка крестьяне, воспринимая название на слух, переиначили его в более понятную им форму - Сеножаны. Находились Сеножаны там, где теперь пролегают улицы Жуковского, Воронянского, Пензенская, Быховская, Могилевская, Красивая.
 
Фрагмент карты Минска 1903 г.

После Великой Отечественной войны территория Сеножан застраивается частными домами. В 1986-2001 годах они были снесены, и на их месте выросли многоэтажки. Второе рождение название "Сеножаны" получило совсем недавно. Теперь так будет именоваться сквер на пересечении улиц Воронянского и Левкова. Правда, есть и другая версия, по которой название "Сеножаны" произошло от "сеножати" - полей, лугов с травой для покоса на сено.  
 

Французы под Минском 

Под Минском в Боровлянском сельсовете есть деревни Лесковка и Курганы. Примечательны они тем, что здесь уже на протяжении 200 лет живут потомки французских солдат наполеоновской эпохи. Вот как это описывается в книге "Память. Минский район". "Из рассказов, преданий, передающихся из поколения в поколение, дошли до нас нехитрые картинки жизни французских поселенцев из деревни Лесковка. Потомки французов часто вечерами после рабочего дня пели душевные протяжные песни о раненом военнопленном французе и его тоске по родным местам. Поселенцы - потомки французов - заводили хозяйство, женились на деревенских девушках, занимались земледелием. Со временем забывался французский язык, и родным становился белорусский, тот диалект, на котором разговаривали соседи".

В 1917 г. французы были признаны равноправными гражданами страны проживания. Всего в Лесковке и на прилежащих хуторах проживало 17 семей с фамилиями Мета, Безансонов, Шарпио общей численностью около 50 человек. В 1929 г. в Лесковке был создан один из первых в округе колхоз "Пролетарий", значительное количество членов которого составляли трудолюбивые потомки французов. Несколько позже деревня попала в зону военного стрельбища и ее жителей переселили в деревню Курганы. В дальнейшем переселенцы основали свой поселок, дав ему прежнее название Лесковка. Сейчас это центральная усадьба совхоза "Боровляны".
 
В годы Великой Отечественной войны потомки французских переселенцев были в рядах защитников своей новой родины: сражались на фронтах, в партизанских отрядах, в подполье. Участником Могилевского подполья в "Комитете содействия Красной Армии" был Казимир Юльянович Меттэ.
 
Фото с сайта narodsopr.ucoz.ru
Фото с сайта narodsopr.ucoz.ru

В марте 1943 г. он пошел в 6-ю партизанскую бригаду К.М. Белоусова, где до июня 1944 г. работал в редакции газеты "Партизанская правда". После войны вернулся в деревню Боровляны Минского района и на протяжении 30 лет работал в местной школе директором, завучем, преподавателем.  
 

Петр Миронович Машеров - француз?  

Еще одну связь французов с историей Беларуси можно найти в происхождении фамилии Машеров. В одном из номеров газеты "Комсомольская правда в Белоруссии" за 2008 г. приводилась любопытная информация о родословной Петра Мироновича Машерова, первого секретаря ЦК КП Белоруссии с 1965 по 1980 гг.
 
Петр Миронович Машеров

Вот что написано: "Прапрадед Петра Мироновича Машерова был французским солдатом по фамилии Машеро, отставшим в 1812 году из-за ранения от своей части и оставшимся после отступления наполеоновской армии на территории Сенненского уезда Могилевской губернии… Он остался жить под Витебском и даже принял православие. Затем женился на местной крестьянке…" Так что корни у П.М. Машерова - французские.
 

Французский след в русском…

Бежавшие от русской армии французы разбрелись по городам и весям необъятной Российской империи. Естественно, им приходилось общаться с местным населением, прося еды, ночлега, приюта. Вежливое французское обращение "cher ami" ("шер ами") - милый друг, любезный - было созвучно со словами "шарить", "мыкать". Отсюда и появились - "шерамыга" (или "шаромыга"), "шаромыжник". Тогда эти слова обозначали всего лишь француза-попрошайку, замерзшего и оборванного, который чего-то у тебя просит, начиная фразу словами "cher ami" ("шер ами").

Относилось это слово и к тем, кто попал в плен, разъезжая по селениям в поисках провианта. Французские фуражирные команды поначалу "покупали" скот и провизию за фальшивые рубли. А потом просто стали грабить население. Такая практика, понятно, вызывала сопротивление, часто вооруженное. Помещики вооружали своих крестьян, нападали на такие отряды и истребляли их. Тех же, кого брали в плен - или отправляли в тыл, или распределяли по дворам в качестве бесплатной рабочей силы. Немало вышло впоследствии лубочных картин, изображающих командование крестьянок над взятыми в плен "шаромыжниками".
 
Агитационная открытка 1812 г.: "Ребятушки, Напартов здесь как много. Слышь, Власьевна: держи на привязи их строго"

Позже слово "шаромыжник" распространилось на всех попрошаек, а также стало обозначать нечистых на руку людей - мошенников.
 
Отогревшись и отоспавшись, бывшие воины Великой армии представлялись: "Шевалье такой-то". В буквальном переводе слово "chevalier" означает "едущий на лошади", конник; мушкетер, кавалер (младший дворянский титул во Франции). В монархической Франции кавалеры - дворяне, шли на военную службу со своими конями. Происходит оно от французского "le cheval" - конь. "Однако тогда - двести лет назад - это слово звучало как синоним гнили и падали. Во-первых, бежавшие наполеоновцы питались павшими лошадьми. Во-вторых, крестьяне слышали это слово от пленников и французских солдат, которые, по их мнению, и сами себя называли "швалью", в смысле "шушера", "сброд". В-третьих, от этих шевалье дурно пахло.
 
Около Ошмян, 4 декабря 1812 г. Худ. Фабер дю Фор

Так появились в русском языке новые слова - шваль и шаромыжник.
 

Клад Наполеона

Наполеон, покидая Москву, вез с собой целую карету с ценностями из разграбленной столицы России: золото, серебро, драгоценные камни, самоцветы, сокровища из Кремля, соборов и многое другое. "Московская добыча" Наполеона по официальной справке русского министерства внутренних дел, составила около 18 пудов золота, переплавленного из различных вещей, 325 пудов серебра и неопределенное количество церковной утвари, икон в золотых окладах, старинного оружия, мехов... Часть изделий из драгоценных металлов перелили в слитки с литерой "N" в честь императора. Для этого в Успенском соборе Кремля оборудовали плавильные печи. "…Я скорее предпочту есть руками, чем оставлю русским хоть одну вилку с моей монограммой..." - сказал Наполеон, когда ночевал в белорусском городке Толочин во время бегства в 1812 году.
 
Собственные обозы с добычей имели маршалы Богарне, Даву, Ней, Мортье, Мюрат. Вот свидетельство британского военного агента при русской армии Роберта Вильсона: "На протяжении целых переходов тянулись в три-четыре ряда артиллерийские орудия, госпитальные и провиантские повозки и даже дрожки, нагруженные награбленным добром; пехотинцы изнемогали под тяжестью ранцев". В конце октября маршал Бертье писал из ставки императора итальянскому вице-королю Евгению Богарне: "Единственное, что может нас затруднить, - это обозы".
 
Однако когда отступление французской армии превратилось в самое настоящее бегство, император приказал избавиться от "лишнего груза" и закопать награбленное где-то на пути. Причем "сократил" не только обозы господ маршалов, но и свой личный до необходимого минимума. И вот в нескольких десятках верст от переправы через Березину, как раз в том месте, где старая Смоленская дорога переходит в Борисовский тракт, кареты и фургоны, буквально набитые драгоценностями, внезапно и таинственно исчезли.
 
Переправа войск Наполеона через Березину. Худ. Януарий Суходольский, 1866 г.

Так возникла легенда, которая почти две сотни лет будоражит умы искателей приключений. Вскоре после войны в Россию стали приезжать бывшие французские солдаты и офицеры. Это поддерживало слухи и легенды о том, что клады действительно существуют.
 
Сокровища императора Франции, спрятанные на пути отступления, привлекали кладоискателей в район Березинской переправы, в местечко Селище, к озерам Семлевское, Бобровское, Святое, Лесное, Ореховское и в некоторые другие места. Одна из наиболее правдоподобных версий о запрятанных сокровищах связана с озером Стоячее, которое находится недалеко от Крупок…

Но все старания многочисленных кладоискателей оставались тщетны. Тайна, рожденная холодными ноябрьскими днями 1812 года, продолжает до сих пор оставаться тайной…
 

Артур Конан Дойл и Минск 

К личности Наполеона и его эпохе особую страсть питал английский писатель и публицист Артур Конан Дойл. Своими лучшими произведениями он считал историко-приключенческие романы, среди которых "Приключения бригадира Жерара". Кавалер Этьен Жерар стал героем многих произведений Дойла - романов, рассказов и пьесы "Ватерлоо". Хвастун и фантазер, он очень напоминает барона Мюнхгаузена. По популярности бригадир Жерар соперничал с самим Шерлоком Холмсом - самым известным персонажем Артура Конана Дойла. "Побывал" знаменитый Этьен Жерар и в Минске во время отступления Великой армии, о чем повествует шестая глава книги "Как бригадир побывал в Минске".

"Приключения бригадира Жерара", Артур Конан Дойл

Андреенко Антон, "О шевалье и шеромыжниках", "Рэспублiка", 6.07.2006 - http://www.respublika.info/4060/history/article15805/
Курский М.И. "Французы в Минском районе". "Памяць. Мiнский раён", Мiнск. "Беларуская энцыклапедыя", с. 73-7).
Газета "Комсомольская правда", 21.02.2008

{banner_819}{banner_825}
-50%
-50%
-45%
-20%
-50%
-35%
-20%
-15%
-50%
-80%