Главное
Минск
Эксклюзив
Деньги и власть
В мире
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Спорт
Авто
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Ребёнок.BY
Про бизнес.
TAM.BY
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY
  • Архив новостей
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
    2627282930311
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    303112345
  • Популярное

Общество


Дело Валентины Суриной - второе громкое уголовное дело против банкиров, некогда входивших в первую обойму руководителей белорусских коммерческих банков. Напомним, что в 1999г. на 3,5 года был осужден за злоупотребление служебным положением председатель правления Сбербанка Владимир Хилько. Сближает эти два процесса лишь то, что на скамье подсудимых впервые оказались в прошлом банковские топ-менеджеры, а также ощущение заданности их финала.

Даже несмотря на то, что в Беларуси набирает обороты процесс смены банковских элит (во многом благодаря резкой активизации правоохранительных органов), сам факт того, что дело Суриной было доведено до суда, оценивается многими наблюдателями как неожиданность. За последние годы в отношении ряда должностных лиц и заемщиков банка было возбуждено около 20 уголовных дел, однако большинство из них (за некоторым исключением) благополучно разваливалось на стадии предварительного следствия. Сегодня руководство "Поиска" с огорчением получает поток отказов в возбуждении уголовных дел. Так что процесс над Суриной сегодняшний "Поиск" рассматривал как возможный прецедент и, в случае вынесения обвинительного приговора, как фактор устрашения тех, кто удачно избежал "плотного" общения с правоохранителями.

ВХОЖДЕНИЕ В ПИКЕ

Еще с начала 90-х годов за Суриной закрепился имидж непотопляемого банкира. В 1994г. она начисто переиграла тогдашнего главу Нацбанка Станислава Богданкевича, обеспокоенного качеством управления в банке и требовавшего незамедлительного снятия Суриной с должности. Спасли ее мощные тылы: прочные связи в среде не только руководителей крупнейших госпредприятий, но и с верхушкой исполнительной "вертикали" и правоохранительных органов.

Сегодня ни у кого не вызывает сомнений, что с 1994г. на базе "Поиска" строилась гигантская по меркам Беларуси пирамида. После того, как стабилизировался рубль, а ставки по кредитам достигали нескольких сот процентов годовых потерявший ориентацию в пространстве банк приступил к наращиванию кредитного портфеля за счет перераспределения средств внутри группы взаимосвязанных компаний. Обычной стала практика принятия в залог уже единожды заложенного имущества, а источником увеличения уставного фонда и соответственно долей в нем основных акционеров становились все те же кредиты. Аналогичными бесхитростными методами достигалась и фиктивная доходность: ничего (?) не подозревающие кредиторы (юридические и физические лица) бросали на алтарь благосостояния акционеров и руководства банка весьма приличные средства. При этом тех же акционеров - физических лиц тривиально вводили в заблуждение. Якобы с 1995г. юридические лица отказывались от дивидендов в пользу… самих же себя и частных лиц. Стопроцентная уловка для несведущих: граждане владели пакетом около 4%, в котором 90% принадлежало только 7 акционерам (практически в сопоставимых долях), пятеро из которых являлись членами совета, двое - сама президент банка Сурина и ее заместитель Евтуховская.

Уже 1997г. "Поиск" закончил с полностью деформированным балансом. Объемы "плохих" кредитов вполне соответствовали размеру привлеченных вкладов физических лиц. И это при том, что ресурсная база банка на 50% формировалась именно за счет средств населения (они в 3 раза превысили остатки на счетах клиентов и более чем в 7 раз - средства других банков). К тому же более половины активов была фактически "омертвлена", т.е. не приносила доход.

ЦЕНА ОЧАРОВАНИЯ

А что же Сурина? Она была по-прежнему любезна в общении с вкладчиками и кредиторами-кормильцами. Заметные невооруженным глазом балансовые перекосы она объясняла весьма просто: мол, "затоваренность" баланса частными вкладами - свидетельство особого доверия вкладчиков. Сурина все еще неплохо чувствовала себя в роли примы банковской системы (если кто помнит о ее негласном соперничестве с Тамарой Винниковой за право считаться наиболее успешной женщиной-банкиром страны).

Спокойно созерцал за происходящим и Нацбанк. По крайней мере, никаких кардинальных мер к "Поиску" главный банк времен искушенного Алейникова не предпринимал. Даже при том, что КГК в июле 1998г. обнаружил нарушения в процедурах формирования уставного фонда (начиная от проведения эмиссии акций при балансовых убытках и заканчивая формированием УФ за счет средств переоценки), "Поиску" разрешили произвести замещение переоценки в УФ в сумме 30 млрд. рублей прибылью (при реальных убытках более 40 млрд. рублей).

Появившиеся в банке в 1998г. новые акционеры настолько очаровались Суриной, что свои инвестиции в банк в размере около $3 млн. произвели, даже не удосужившись толком изучить финансовое состояние "Поиска".

Из справки проверки КГК от 20 июля 1998г.: "В период проведения подписки "Поиск" работал с убытками, которые с 3,9 млрд. рублей в июле 1997г. возросли до 33,5 млрд. рублей в октябре. В ходе подписки инвесторы были уведомлены об убыточной деятельности банка".

По всей видимости персона президента "Поиска" новых акционеров вполне устраивала. Видимо, вложенные Владимиром Двоскиным (владелец компании Financiera Companillo S.A.) деньги в банк были у него далеко не последними, а его представитель в совете банка - небезызвестный бизнесмен Эдуард Эйдин (инициатор "выгодной" сделки своего патрона) - запомнился лишь публичными рекомендациями правлению превратить-таки "Поиск" из расточительной структуры типа собеса по обслуживанию акционеров и топ-менеджеров в нормальный коммерческий банк. Сегодня уже достоверна известна цена очарования: вложенные средства лишь на треть покрывали существовавшую к тому времени балансовую "дыру" "Поиска". В 1999г. стратегический инвестор потерял контроль над банком, уступив это право Нацбанку, который сегодня имеет в "Поиске" 75%.

Возможно, Суриной просто повезло, что ее дело рассматривалось в 2000-2001гг., а не одновременно с делом Хилько. Предварительное следствие квалифицировало ее действия как злоупотребление служебным положением (до 8 лет лишения свободы). Обвинение просило суд (и суд внял) переквалифицировать ее действия на статью "халатность". По мнению прокурора, недобросовестное отношение Суриной к своим обязанностям выразилось в необоснованных пролонгациях кредитных договоров. Обвиняемая, по его словам, допускала невнимательность, подписывая документы, которые представляли ей работники банка, не обеспечивала проверку залога кредиторов и "принимала некоторые решения в спешке". В свою очередь, адвокаты также выстраивали защиту (помимо не выдерживающих критики аргументов типа того, что "Поиск" создавался буквально "с нуля" или об особой благотворительной миссии экс-президента банка) на тезисе о недобросовестности подчиненных Суриной, требуя привлечь их к уголовной ответственности.

Сотрудник прокуратуры РБ о деле Хилько (из интервью "БГ"): "Если бы в действиях сотрудников Сбербанка, которые визировали договор, имелся состав преступления, то они предстали бы перед судом вместе с Хилько. Даже если Лапко (начальник управления ВЭД Сбербанка. - Ред.) и инициировал выделение кредита, то деньги могли уйти из Сбербанка только после того, как такое решение принял председатель. Без подписи председателя договор на выдачу межбанковского кредита являлся бы юридически ничтожным, несостоятельным".

Белорусская Газета