/

Сеансы массового гипноза, который проводил Анатолий Кашпировский, стали уже притчей во языцех. Кому-то они реально помогли, кто-то считает Кашпировского шарлатаном. Доктор Дмитрий Сайков утверждает, что вся работа Анатолия Михайловича была основана на серьезных научных методах, которыми пользуются сегодня многие врачи-наркологи в работе с алкогольной и другими зависимостями.

Доктор Сайков и Марина Шкиленок

Что такое кодирование от зависимости и в каких случаях оно помогает? Можно ли обойтись без помощи врача и закодироваться самостоятельно, используя, например, доступную и распространенную литературу? На эти и другие вопросы Дмитрий Сайков ответил в студии TUT.BY-ТВ и провел небольшой психотерапевтический сеанс под названием "бессознательное решение наболевшей проблемы".

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (29.22 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео

В нашей стране периодически проводятся различные дни трезвости, запрещается продажа алкоголя во время праздников, выпускных. Настолько ли актуальна эта проблема для нашей страны, что надо предпринимать такие меры? Действуют ли они?
Однозначно актуальна. Понятно, что присутствует некий скепсис по поводу эффективности этих мер. Но если этого не делать, будет гораздо хуже и проблема будет гораздо более актуальна. Может, даже стоит усилить вдвое, втрое.

Злоупотребление алкоголем, курением – это действительно зависимости или это привычка, от которой можно отказаться? Когда привычка переходит в зависимость?
Когда мы говорим о зависимости, мы имеем в виду медицинский аспект этой проблемы. С алкогольной зависимостью невозможно бороться, это неправильное выражение. Человека надо уже лечить, это болезнь. Бороться можно на начальных этапах формирования зависимости, когда мы говорим о бытовом пьянстве. В масштабах целой нации сформировалось неправильное представление о нормальном проведении свободного времени. Если друзья собрались, то в 99% на столе появляется бутылка со спиртным.

Во многом извращенное представление о межличностных взаимоотношениях было сформировано телевидением, необузданной рекламой начала перестройки. Сейчас мы пожинаем плоды этой рекламы, потому что наблюдается омоложение алкоголизма. 25 лет назад речь шла о единичных случаях подросткового алкоголизма, скорее даже о злоупотреблении спиртным. Сейчас мы говорим о таком явлении, как детский алкоголизм. В моей зрелости увидеть молодую девушку в парке с бутылкой пива было нонсенсом, этот человек воспринимался как больной. Сейчас мы относимся к этому как к данности. Это страшно. Порог необратимых процессов в обществе – 8 литров чистого спирта на душу населения. Мы давно перешли этот порог.

Какие есть способы борьбы с неправильным отношением к алкоголю?
Мы все время говорим, что на Западе есть культура питья. И мы думаем, что кто-то должен привнести нам эту культуру. Это не произойдет за один день. Требуется планомерная работа, прежде всего государства, по созданию этой культуры. Это зависит от каждого из нас, но мы все равно живем в рамках сообщества, и подчас наш выбор определяется общим пониманием культуры питья.

Мы не задумываемся, что в магазинах постоянно проходим мимо отдела с алкоголем. Мы идем со своим ребенком 5 лет мимо этих рядов с сотнями наименований, с красивыми этикетками. На уровне подсознания у ребенка формируется, что рядом с соком стоит бутылка пива. Подростком он не будет воспринимать пивной продукт как что-то запретное, это находилось рядом. А детское шампанское? Дети копируют поведение взрослых, а взрослые умиляются и не задумываются, что совершают преступление в данный момент.

Все 5-летние дети в игре "Покажи пьяного" покажут его с легкостью. Это значит, что ребенок его возраста уже неоднократно сталкивался с пьяными людьми, причем в тяжелой степени опьянения. К сожалению, это атрибуты нашей жизни, и мы долгое время создавали такой образ. Даже в кино надо создавать положительный образ без нагрузки отрицательных привычек, чтобы он не курил, не пил.

На каком этапе люди приходят кодироваться?
У всех по-разному. Сам процесс осознания болезни, понимание, что он сам уже не может справиться, возникает тогда, когда человек за редким исключением может поставить точку в развитии своей болезни. Когда зависимость сформирована, надо понимать, что излечить ее нельзя, потому что это хроническое заболевание. Также как нельзя окончательно вылечить язву желудка. Можно получить ремиссию, но сама болезнь не проходит. Речь идет только о полном прекращении употребления спиртного, полностью трезвом образе жизни. Надо осознать, что эта болезнь – твой крест, который надо нести всю жизнь. Никто не говорит, что сахарный диабет можно вылечить, но если ничего не делать, это приведет к еще худшим последствия и преждевременной смерти. Так и с алкоголизмом.

Непьющие потом страдают, что в компании все выпивают, а он не пьет. Я всегда говорю: "Не страдайте от этого. Превратите это в достоинство, что вы справились с этим". Врачи могут помочь, но человек сам преодолевает свою болезнь. Самый страшный симптом зависимости – алкогольная анозогнозия, отрицание болезни. Человек страдает, но при этом отрицает, говорит: "Хочу – пью, хочу - не пью. И если я завтра захочу не пить, то я сам смогу". Этот обман и самообман продолжается годами. Человек искренне верит, что так будет, что он справится. Я всегда радуюсь, когда прозрение у человека наступает пораньше, потому что ему легче помочь.

Что такое кодирование?
Это слово ввел в обиход Александр Довженко, но правильнее было бы называть это внушением в состоянии эмоционально-стрессового напряжения. Само понятие эмоционально-стрессовой психотерапии было введено в практику психотерапии еще во времена Бехтерева. Методик этой терапии очень много. Практика метода кодирования показала его эффективность, и на сегодняшний день это самый эффективный метод лечения алкогольной зависимости.

Каким образом это происходит? Нужно вводить человека в гипноз?
Внушение – это разновидность гипнотического воздействия. Еще во времена Бехтерева доказали, что если человек находится в эмоционально-стрессовом состоянии, то слова внушения гораздо более эффективны, чем слова, которые произносятся просто так. В стрессовом состоянии слова врача-психотерапевта оказывают воздействие даже не на сознание человека, а на его подсознание. Наши дедушки и бабушки примитивно занимались кодированием – ремнем. И это было достаточно эффективно, потому что это было явно эмоционально-стрессовое состояние, жесткая ситуация, и при этом приговаривалось: "Не воруй", "Не кури". Но не всем помогало, потому что были противодействия: внушение со стороны улицы, героев.

Доктор Сайков

Можно ли проводить сеансы группового внушения? Анатолий Кашпировский собирал огромные залы, зрителей перед телевизором и проводил массовые сеансы. Это работает?
Это работало и работает. В больших массовых сеансах срабатывает закон больших чисел. Это типичное гипнотическое внушение. Есть люди с повышенной и с пониженной внушаемостью, поэтому будет разная степень реакции. По мне, Кашпировский выступил великим популяризатором психотерапевтической практики, самого понятия психотерапии. Конечно, это была мода, своего рода психоз – обращение к психотерапевтам.

Выступление Кашпировского

Кашпировский проводил классический гипноз. Однозначно, это очень многим помогало. Лечебный эффект при внушениях в гипнотическом состоянии заключается не только во внушении. Человек спит, но в состоянии гипноза, происходит самооздоровление. Это само по себе может дать эффект, который пациент потом называет чудом. Но чудо не в психотерапевте, а в самом пациенте и особенностях его восприятия меня. Это чудо – результат нашего взаимодействия.

Но в использовании сеансов массового гипноза есть и другая сторона. В России они запрещены, потому что есть противопоказания (эпилепсия, шизофрения), и человек может скрыть это, подумает: "Вдруг поможет". Процедура кодирования может спровоцировать приступ. У больных шизофренией подобные сеансы могли вызывать обострение течения основного заболевания.

Пошла ответная реакция, люди попадали в психбольницы с обострением существующего заболевания. Тогда медицинская общественность начала говорить, что это вредно, и, в конце концов, такие сеансы запретили. Но я видел десятки людей, которым практика Кашпировского реально помогала. Пионером всегда быть сложно, потому что плохое будет гиперболизировано, а хорошее будет замалчиваться. А при массовом лечении минусы неизбежны.

В этой связи хочется спросить о самокодировании (книги Аллена Карра, например). Можно ли излечиться от какой-то зависимости без помощи врачей?
В случае с книгами за счет того, что человек будет читать, повторять, происходит самовнушение. Точно так же, как в методике Кашпировского – важен эффект самовнушения. Человек настраивается на то, что этот доктор, книга ему поможет.

В каких случаях кодирование не срабатывает? Очень часто, после того как люди прочитают Карра, они бросают курить, но через какое-то время опять возвращаются к вредным привычкам.
Потому что не настолько сильно воздействие, не хватает мотивации. После кодирования человеку никто не мешает пить, но важно, чтобы он осознавал меру ответственности перед самим собой. Ты сделал шаг и прекратил пить, но это не конец истории взаимоотношения с алкоголем. Любая медицинская процедура в своем терапевтическом эффекте подразумевает психотерапевтическую составляющую, механизм самовнушения. Если человек верит, что таблетка ему поможет, ее эффективность повышается в разы. Многие доктора терапевтического профиля пренебрегают ролью слова, хотя это могло бы быть прекрасным дополнением к любой медицинской процедуре.

Я могу продемонстрировать одну технику. Когда у вас личностная проблема, и вы теряетесь в принятии решения: любите вы человека или нет, любите больше одного или другого, даже хотите вы чая или кофе, есть методика, когда вы можете спросить это у своего подсознания.

Подсознание – основа наших "хочу", "не хочу", наших симпатий, чувств. Наше сознание может пропустить эту информацию к сердцу, а может не пропустить, отшлифовать и сказать: "Я это уже знаю". Так устроена работа нашей нервной системы, мы оберегаем себя, чтобы не было перегрузки. Но на уровне подсознания вся информация как-то оседает, особенно наш эмоциональный опыт, наше видение жизни. Подсознание, как правило, не ошибается.

Когда мы совершаем ошибку и потом вспоминаем об этом, мы понимаем, что чувствовали внутри, что не надо так делать. Так вот это внутреннее – это наше подсознание, наш жизненный опыт. Если он есть, лучше прислушаться к нему. Первая мысль, которая приходит в голову, это, как правило, из сферы подсознания.

Так вот можно послать запрос к собственному подсознанию. Занимайте удобную позу, решите для себя, какую проблему вы хотите решить. Но надо сформулировать вопрос так, чтобы ответ на него был "да" или "нет". Закройте глаза, расслабьтесь и представьте солнечный красивый летний день. Вы идете по тропинке по березовой роще. Вы получаете удовольствие, слышите щебетание птиц, дуновение ветра. Вам хорошо и приятно, и вы продолжаете идти по тропинке. Березовая роща заканчивается, и вы выходите на поляну. Идете по поляне, все красиво, вам хорошо. В конце поляны вы останавливаетесь, поворачиваетесь лицом к березовой роще, туда, откуда вы вышли, и смотрите на нее. Из березовой рощи выходит зверь. Не страшный для вас зверь. Он вышел, стал на противоположном конце поляны и смотрит на вас, а вы на него. Этому зверю вы адресуете свой вопрос, и зверь кивком головы отвечает вам на него "да" или "нет". А потом он исчезает.

Говорят, что зверь, который выходит, это образ нашего подсознания. Если подсознание отвечает "да", значит, оно говорит, что не надо сопротивляться этому желанию, а надо сделать что-то для его реализации. Ваш подсознательный опыт говорит, что это вам что-то даст. Ведь любой поступок человек делает для того, чтобы что-то изменить в себе, познать что-то новое и получить новое эмоциональное развитие и эмоциональный опыт, который вам пригодится.
-30%
-20%
-30%
-20%
-10%
-20%
-21%
-30%