/

Совсем недавно с помпой открылся новый корпус факультета международных отношений (ФМО) БГУ: то самое здание на Привокзальной площади... с Макдональдсом. А в редакцию TUT.BY идет поток сообщений от выпускников ФМО о том, что после окончания университета даже с красным дипломом идти работать некуда: "везде жестко футболят". Неужели специалисты, чьи проходные баллы даже на платное отделение из года в год зашкаливают, никому в нашей стране не нужны? TUT.BY пообщался с выпускниками ФМО разных лет и спросил, как им, умным, удалось устроиться в жизни.
 
"Если президент ставит задачу привлечения инвестиций, значит, надо много работать с иностранными партнерами. А работают дубы!"

"Сегодня этот факультет - самый настоящий лохотрон для родителей умных детей, которым не посчастливилось, потому что их дети учились и трудились с детства, - написала нам Оксана, мать выпускницы ФМО прошлого года. - Если раздули штат факультета, так надо заниматься и рекламой знаний, которые получают выпускники, чтобы в госорганах и организациях знали, что эти выпускники на десять голов выше выпускников коммерческих вузов. А по жизни получается, что устраиваются на работу настоящие дубы (или, скорее, их устраивают), а выпускники ФМО обивают пороги отделов кадров, и безрезультатно". Материнские нервы на пределе: "Если государство говорит о предоставлении гарантированного первого рабочего места, то почему на ФМО практически нет распределения? Я знаю случаи, когда бюджетники открывали свои фирмы, чтобы туда распределиться, потому что никуда не брали". По мнению Оксаны, выпускники ФМО сегодня "должны быть очень востребованы".

"Если президент ставит задачу привлечения инвестиций, значит, надо много работать с иностранными партнерами. Сегодня люди, которые знают международное право и на высоком уровне владеют языками, должны быть на каждом предприятии, которое занимается экспортом и импортом. А работают дубы!" - возмущена мама.
 
Оксана также поделилась своим опытом работы: "Я сама работала на предприятии и помню, звонят мне немцы, спрашивают: "Дойч? Инглиш?". А я, извините, ни "дойч" и ни "инглиш". Немцы добиваются того, чтобы с кем-то на нашем предприятии пообщаться, а я вынуждена им честно "промычать", что они ни с кем не могут пообщаться - никто не знает иностранного языка. Наше предприятие более 50% товаров отправляло на экспорт, но я видела, как в одну минуту партнера можно потерять. Сказала нашему директору, а он махнул рукой, мол, зачем, и так нормально торгуем. При этом сам и слова "экскьюз ми" не знает".
 
Мать выпускницы уверена, что именно на ФМО год от года идут "лучшие дети. Туда идут мозги!". "Мы живем в районном центре, но попробуйте сегодня через отдел кадров куда-нибудь устроиться. Моя дочь обошла около 30 предприятий, и везде жестко футболили. Сколько денег мы заплатили кадровым агентствам! И никто не откликнулся". Главной причиной отказа выпускнице в работе, по словам мамы, было то, что на предприятиях просто не было вакансий, например, по работе с иностранными партнерами. Чаще всего отвечали, что среди вакансий только те, куда достаточно и среднеспециального образования."Так взяли бы этих умниц хоть за 2 миллиона зарплаты, и они пошли бы, пусть создадут вакансию! Предприятия хоть какую-то информацию получили бы от них! Но как объяснить сегодня руководителям, что за 2 млн предприятие не разорится, зато сколько полезного получит! Они ж сегодня грузчикам-пьяницам в два раза больше платят!"


 
По мнению мамы выпускницы, система в Беларуси сейчас такова, что "любой, даже самый неспособный ребенок, закончив школу, может получить корочку и на основе этой корочки и нужных связей устроиться на работу". 
 
Выпускница ФМО: "Я готова работать за миллион, но работы нет"

Как рассказала TUT.BY выпускница ФМО этого года Александра К., после двух раз прохождения практики в представительстве ООН в Беларуси захотела там остаться. "Мой руководитель мне сказал так: диплом у тебя есть, английский у тебя есть, у тебя нет опыта работы, а без опыта мы взять не можем. Вот это мой извечный вопрос: а где его взять, этот опыт? Одно дело, когда к нам в университете во время учебы пришли бы из ООН и сказали: приходите к нам волонтерами, мы вам потом как опыт работы засчитаем, а другое дело, когда такого за 5 лет учебы ни разу не было".
 
Александра пыталась устроиться и в Министерство иностранных дел. "Многозначительно на меня посмотрев, сотрудник МИД сразу сказал, что девушек практически не берут. Тут я, наверное, должна была пожалеть, что я девушка. Объяснили так: у девушек обычно два сценария – либо она через какое-то время уходит в декрет, либо уезжает за границу". Однако спустя время Александре все-таки предложили работу в МИДовском архиве. "И сказали, что для работы надо еще записаться на курсы по трудопроизводству, ведь у меня нет опыта работы в архиве, - рассказывает Александра. – Я отказалась. С таким же успехом я могла поступать на истфак в какое-нибудь "архивное дело".
 
Предложенная "архивная" зарплата – 1 миллион рублей. "Вообще я готова работать за миллион. Тут не в деньгах дело, мне нужен опыт! Если бы работа, предложенная МИДом, была хоть как-то связана с моей специальностью, если бы там хотя бы фигурировал английский язык, я бы руками и ногами схватилась за эту работу". Александра также рассказала, что в ее группе было только две девочки-бесплатницы. "Они закончили ФМО с красным дипломом. Да им прямая дорога в МИД! Но отправили в Жлобин на какое-то предприятие. Одна девочка с красным дипломом сейчас работает в колл-центре оператором, вторая тоже куда-то не по специальности ушла. Нам дали очень хорошую основу в университете, были сильные преподаватели, но знания наши, видимо, никому не нужны".
 
Как рассказала TUT.BY выпускница ФМО 2005 года Ирина Розова, у нее были очень интересные поиски работы по специальности. "Я отправляла свои резюме, куда только можно было. Отправила несколько десятков резюме, но ни откуда не получила ответа: ни спустя месяц, ни спустя полгода. Моя подружка попала в горисполком в отдел зарубежных связей, но через знакомых друзей знакомых. И в принципе, ее взяли без опыта работы. Потом еще к ним приходили новички, но все тоже через знакомых, не с улицы с хорошим резюме, - вспоминает Ира. – А я после долгих поисков случайно через знакомых нашла компанию, которая покупает для библиотек мира научную литературу.
 
"В посольство взяли без опыта, но очень хорошо надо было знать японский"

Выпускница ФМО 2008 года Екатерина Агейчева (специальность "востоковедение", первый язык – японский, второй - английский) сейчас работает в представительстве ООН в Беларуси. Подавала резюме на несколько вакансий: от руководителя проекта до сотрудника ресепшена. Взяли на ресепшн. Нынешнюю должность Екатерина оценивает так: "Не всё сразу!".
 
"На 5-м курсе университета к нам приходил начальник главного консульского управления МИД, проводил лекцию и приглашал попробовать себя в МИД. Среди выпускников моего потока, кстати, многие устроились именно туда. Я тоже проходила там практику - в управлении Азии и Африки, и, кстати, заметила, что людей со знанием языка там немного, а значит, есть смысл себя проявить", - говорит выпускница. Вспоминая про однокурсников, она говорит, что многие уехали учиться дальше в Японию.
 
По словам Екатерины, представительство ООН – не первое ее место работы. "Сначала я работала ближе к своему профилю - в посольстве Японии. "Помню, мой руководитель, временный поверенный, говорил о том, что действительно есть хорошие выпускники ФМО, но потребности в специалистах, например, по востоковедению в стране нет. С японским языком найти работу было очень сложно, ведь в Беларуси нет ни фирм, ни представительств японских. Поскольку на тот момент я имела небольшой опыт работы преподавания в инязе, то на основе хорошего знания японского и после собеседования меня взяли в посольство", - рассказала девушка. Что касается планов относительно вакансий "повыше", то выпускница отвечает так: "В ООН любой сотрудник, который желает пойти вверх, может потом снова подаваться, ведь новые вакансии появляются всегда. Если моя компетенция позволит мне претендовать на другую должность, то я снова буду отправлять свои резюме".
 
"В 90-х было больше возможностей устроиться в Беларуси, а сейчас – за границей"

Как рассказал TUT.BY выпускник ФМО 1997 года Александр Власкин, ныне руководитель группы бизнес-аналитиков компании "EPAM Systems", в середине 90-х возможностей устроиться выпускникам-международникам внутри страны было больше. "Тогда было много международных организаций. Тот же Британский совет еще был, - вспоминает он. - Но выпускникам нынешним - проще, потому что намного больше возможностей либо продолжить учебу за границей, либо, в конце концов, там остаться, ведь уровень образования и знание языков позволяют".
 
По мнению Александра, тогда было тяжелее еще и потому, что саму процедуру распределения в Беларуси ввели только в 1997-м году, добавляет выпускник. "Единственная заявка на распределение пришла на ФМО с Лидского завода хрусталя. Им требовался начальник отдела внешнеэкономических связей. Судя по тому, что требовался начальник, то отдел надо было создать с нуля. Никто из наших не пошел, - вспоминает выпускник. – Важно и то, что тогда кроме госпредприятий, и компаний-то особенно не было. Но из первых выпусков очень много пошли работать в МИД: процентов 40 выпускников 97-98 года ушло. МИД тогда как раз расширялся и нуждался в работниках. В их штаб-квартире на Ленина тогда, кстати, было всего 40 постоянных сотрудников".
 
Александр Власкин так же, как и нынешние выпускники, хорошо отзывается о самом образовании, которое дал ему университет. "Были хорошие преподаватели английского и немецкого, постоянно была практика с носителями языка, постоянно приезжали профессора американские, английские, читали нам лекции".

Сегодня Александр не видит причин, по которым вдруг резко у предприятий должен проснуться интерес к выпускникам ФМО: "Кому в огромном количестве нужны международники с "огромным" количеством связей Беларуси с зарубежными странами? В большинстве своем экспорт Беларуси идет на Россию. Еще частично в Украину и страны Балтии. С Россией у нас отличия в законодательстве есть, но они незначительны, да и связи уже установлены".
 
По мнению выпускника, такие компании тоже можно понять."Они вполне логично считают, что расширять список поставщиков или клиентов при таком раскладе смысла нет, а есть смысл, например, увеличивать объемы с уже существующими партнерами. Зачем им для этого международник? – задается вопросом Александр. - Если же компания планирует совершить экспансию на другие рынки, то международник нужен. Нечего обвинять компании. Здесь я вижу обычную проблему перепроизводства специалистов. С 1992 года экономистов и юристов начали готовить все кому не лень. Я все ждал, когда в профтехучилищах начнут открывать факультеты международных отношений. :) В результате эти специалисты сейчас не востребованы. Поэтому не все зависит от качества образования".

Андрей Савиных, пресс-секретарь МИД, рассказал TUT.BY, что сейчас в министерстве работает 130 выпускников ФМО. "Но нам интересны и специалисты других профильных вузов: БГЭУ, МГЛУ. При приеме на работу критерии для всех едины: молодые кандидаты должны сдать экзамен, подтвердить знание иностранного языка и представить ряд документов. Тогда кандидат зачисляется в кадровый резерв иностранных дел и потом он может быть зачислен в штат. В резерв могут попасть выпускники и по направлению из деканатов. При зачислении в резерв учитывается и тот факт, был ли студент на практике. Да, выпускник может и целую жизнь ждать, а может и 2 недели. Это конкурсный процесс! В целом набор осуществляется на должности от второго секретаря и выше, а выпускники вузов принимаются на самую низкую дипломатическую должность, на атташе, например. Было бы странно, если бы выпускники сразу в замминистры шли. Поэтому в архив выпускнице вполне можно идти, а с появлением новых вакансий пробоваться еще раз - на более высокую должность".

По словам Владислава Хилькевича, координатора информационной деятельности ПРООН, сейчас в представительстве ООН работают только 2 выпускника ФМО БГУ. "Почему-то больше у нас работает выпускников других специальностей БГУ, например, журфака. Предпочтений именно этому факультету у нас нет. Но без опыта работы и просто с дипломом ФМО БГУ у нас не берут. Возможно, это парадокс нашей жизни, что все хотят работников с опытом работы, но чтобы его получить, надо куда-то устроиться. Есть конкурс для специалистов, и если подается человек с опытом и без опыта, конечно, отдадут предпочтение тому, кто с опытом. Вакансии же у нас часто появляются, и на сайте у нас постоянно что-то есть, хоть и немного.

О том, какое мнение по поводу востребованности специалистов-международников имеют на самом факультете международных отношений БГУ, – в нашем следующем материале.

{banner_819}{banner_825}
-10%
-10%
-10%
-29%
-45%
-20%
-20%
-50%