1. Как сложилась судьба участников групп, известных в 1990-е и 2000-е? Оказалось, очень по-разному
  2. Жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Женщина, которая перевернула российскую «фигурку»
  3. «Произойдет скачок доллара — часть продуктов может исчезнуть». Вопросы про ограничения в торговле
  4. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Ответ Чалого разочарованным
  5. Сюрпризы нового Уголовного кодекса и откровения Макея с супругой. Что происходит 26 февраля
  6. Приватизировали, отобрали, продали бизнесмену, национализировали. Вот чем известно предприятие, на котором ждут Лукашенко
  7. «Они только успели поставить машину на платформу». Минчанин отказался платить за эвакуацию, и вот чем это закончилось
  8. Гинеколог и уролог называют типичные ошибки пациентов на приеме. Проверьте, не совершаете ли вы их
  9. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  10. Журналистика не преступление. Как Катерина Борисевич готовила статью о «ноль промилле», за которую ее судят
  11. Лукашенко поручил госсекретарю Совбеза разработать план противостояния «змагарам и беглым»
  12. Что сулит Беларуси арест украинской «трубы», которую в 2019 году купил Воробей?
  13. Погибшего Шутова признали виновным, Кордюкову дали 10 лет. По делу о выстреле в Бресте огласили приговор
  14. Выброшенные на лед в Шклове освежеванные трупы животных оказались лисьими. Их проверяют на бешенство
  15. Беларусь оказалась между Тунисом и Кувейтом по готовности к развитию передовых технологий
  16. Биатлонистка Блашко рассказала, как ей живется в Украине и что думает о ситуации в Беларуси
  17. «Стояла такая тишина, что можно было услышать жужжанье мухи». Как Хрущев развенчал культ Сталина
  18. Лукашенко — о предстоящей Олимпиаде: «Точно так, как Россию, нас будут плющить со всех сторон»
  19. «Дешевле, чем в секонде». В модном месте Минска переоткрылся благотворительный магазин KaliLaska
  20. «Самая большая покупка — 120 рублей». История Маргариты, которая работает продавцом в деревне
  21. Бывший офицер: «В августе понимал, что рано или поздно дело коснется меня, и я не смогу на это пойти»
  22. Экономист: Есть ощущение, что сменись Лукашенко даже на силовика, часть людей вернется в Беларусь
  23. Минское «Динамо» обыграло в гостях рижских одноклубников
  24. «Люди с дубинками начали бить машину, они были везде». Судят водителя, который уезжал от силовиков и сбил гаишника
  25. Политолог: Россия устала играть в кошки-мышки с Лукашенко, но не видит альтернативы
  26. Верховный комиссар ООН: В Беларуси беспрецедентный по масштабу кризис в области прав человека
  27. Верховный суд отменил летнее решение о сутках. Районный суд рассмотрел дело заново и опять назначил арест
  28. Проверка слуха: Виктора Бабарико отпустили под домашний арест? Адвокат не подтверждает
  29. 10 лет по делу о выстреле в Бресте. Что рассказывают родные осужденных и адвокат
  30. Глава бюро ВОЗ в Беларуси: «Возможно, в 2022 году мы сможем сказать, что с пандемией покончено»


Анастасия ТРУШНИКОВА, фото Андрея ЖУРАВЛЕВА,

Около 450 человек в год — столько пациентов принимает отделение детской реанимации и интенсивной терапии, которое действует на базе учреждения здравоохранения "Бобруйская городская детская больница". Отделение существует уже три года, и несложно подсчитать, какое количество деток взяли под крыло бобруйские врачи-реа­ниматологи. Мы побывали там и узнали из первых уст, каково это — спасать детские жизни.

Шесть коек реанимационного отделения почти никогда не пустуют. Персонал не вспомнил случая, чтобы у них не было ни одного пациента. Это не удивительно, ведь сюда попадают детки не только из Бобруйска и Бобруйского района, но еще из Кировска, Глуска, Осиповичей и Кличева. Детская реанимация занимает особое место в медицинской системе, поэтому сюда направляют лучших: тех профессионалов, которые, несмотря ни на какие нагрузки, сделают все для спасения маленьких пациентов… Бобруйчане должны знать по именам тех, кто спасает их детей: заведующий отделением Алексей Алиевич Батыров и врачи-реаниматологи Николай Николаевич Емельянов, Евгений Ефимович Гейкер, Александр Александрович Дмитрук.

Только за текущий год эти люди подарили вторую жизнь двумстам девяноста трем деткам.





…Двести девяноста три спасенные жизни!
…Двести девяноста три исполненные надежды!

Сюда везут малышей с приступами эпилепсии, пороками сердца, тяжелой пневмонией, новорожденных с низкой массой тела для выхаживания, детей с удушьем, острыми отравлениями… Последний диагноз, между прочим, один из самых распространенных.

— Это просто какая-то беда! — разводит руками Алексей Алиевич Батыров. — Хочу в который раз предупредить родителей: будьте как можно более осторожными и внимательными, когда ваш малыш начинает сам ходить! Прячьте все, что может найти и проглотить ребенок. Особенно таблетки! Кажется, это элементарные правила, но тем не менее к нам каждую неделю поступают дети, находящиеся на грани жизни и смерти из-за медикаментозного отравления.







Отделение принимает детей до восемнадцати лет, но в день нашего приезда в реанимации находились только совсем маленькие пациенты — которым еще не исполнилось и годика. Смотря на множество разнообразных приборов, подключенных к таким крошкам, сам собой возник вопрос:

— Чувствуете ли вы увеличенную ответственность за свою работу оттого, что ваши пациенты — дети?

— Любой врач должен чувствовать огромную ответственность всегда. Независимо от того, кто его пациент, — уверен Алексей Алиевич. — В нашем деле нужна максимальная собранность, четкость, слаженность действий и, особенно, — скорость в принятии решений. Тут не до лишних эмоций. Мы просто делаем свое дело.

— Были ли в вашей практике случаи, которые запомнились особо?

— У нас всегда, как вы понимаете, тяжелые случаи. Все они серьезные, опасные, сложные… Выделить какой-то один не получается. Особенно запоминаются те дети, которые к нам попадают не единожды, как правило, они страдают тяжелыми неизлечимыми заболеваниями.

— В отделении реанимации, наверное, нужен особенный подход в общении с родственниками больных?

— Конечно, это отдельный, очень большой пласт нашей работы. Ведь мамам и папам нельзя заходить в отделение. Это значит, нельзя лично убедиться, что для его ребенка сделали все, что можно, нельзя увидеть его, поддержать… А ведь дети находятся у нас в крайне тяжелом состоянии, можно представить себе, как волнуются родители! Поэтому мы долго и обстоятельно всегда общаемся с ними, рассказываем в подробностях, что мы делаем, как чувствует себя их малыш и многое другое. Конечно, всегда стараемся успокоить человека, вселить в него надежду и оптимизм. Вообще, без оптимизма в нашем деле никуда, нужно быть всегда настроенным на самое лучшее. Любая работа покажется сложной, если делать ее максимально хорошо. Но и отдача от такого дела будет большой! После всего перенесенного, какое это счастье — видеть, как мама и папа берут свое дитя на руки, обнимают, радуются, благодарят нас… Ради этого мы и трудимся. 












-20%
-50%
-50%
-15%
-15%
-40%
-15%
-15%
0072410