Мария КУЧЕРОВА,

Прыжки детей с моста на улице Орловской в Минске
Прыжки детей с моста на улице Орловской в Минске
"Слабо" — простое и короткое слово, но действует на сознание человека, как секретная кнопка по отключению здравого смысла, логики и чувства самосохранения. Стоит лишь сказать "слабо?" — и многим уже не важно, какую глупость надо сделать, лишь бы доказать всем свою "силу". Вспоминается забавный спор из "Ералаша". Один мальчишка другому говорит: "Спорим, я съем 150 эклеров!" Съел. А потом пришла мама и радостно сообщила: "Мальчики, а я вам пирожные принесла!" В жизни, увы, не все подобные истории заканчиваются смехом. Один знакомый на спор солонку соли съел, так уже 15 лет почки лечит. Никто не любит проигрывать. Особенно мужчины. А поймать "на слабо" — сыграть на мужском страхе показаться слабым. Только часто поздно потом жалеть о дурацком споре и искренне удивляться, как вообще можно было согласиться на такое безумство!

Курьез на курьезе

 
Пару лет назад в Гродно 40–летний мужчина целый час танцевал стриптиз под окнами общежития аграрного университета. Когда сотрудники милиции начали составлять административный протокол на "танцора", очень удивились: оказывается, на это его подбила подруга, к которой он приехал в гости с бутылкой вина. Мол, посидели, выпили, затеяли спор...

 
Год назад не менее курьезный случай произошел в Барановичах. Четверо друзей абсолютно голыми прошлись от Светлинского озера до ледового дворца. Кто–то из прохожих не смог остаться равнодушным и вызвал милицию. Уже в отделении нарушители признались: разделись на спор, ради смеха. В итоге по статье "Хулиганство" получили судимость...

 
В Гомеле этим летом пограничники задержали двоих украинцев в изрядном подпитии — они на спор, кто быстрее, переплыли Днепр, нарушив тем самым белорусскую границу. За что и получили административный штраф в обеих странах. И еще легко, во всех смыслах слова, отделались.
 
Такие заплывы, да еще под градусом, часто пополняют печальную статистику ОСВОДа. На Любенском озере в Гомеле амбициозных парней, устраивающих "показательные" заплывы, вылавливают каждое лето. А сколько "на спор" тонут там, где нет рядом поста спасателей?
 
Спор не на жизнь, а на смерть

В мае в Западной Двине унесло течением 23–летнего студента–заочника одного из колледжей. В разгар веселья парень решил переплыть реку, но на середине выбился из сил, стал звать на помощь. Один из друзей бросился в воду, но поздно — тот уже исчез под водой. В Могилеве двое мужчин, изрядно выпив, поспорили на ящик водки, что спрыгнут с центрального моста через Днепр. Прыгнули. Первый утонул, второго вытащили спасатели и доставили в городскую больницу.
 
В приемное отделение РНПЦ травматологии и ортопедии летом практически ежедневно доставляют парализованных ныряльщиков. Диагноз зачастую кочует из карточки в карточку — травма позвоночника. А знаете "цену вопроса"? Помощь двум таким больным обходится бюджету, как все терапевтическое отделение. Еще не проходит и года, чтобы в клинику не угодил какой–нибудь нетрезвый любитель побороться на руках.

— И в результате вот этого якобы спортивного мероприятия, которое обычно происходит на пике содержания алкоголя в крови где–нибудь на кухонном столике, молодые люди получают перелом плеча длиной 10 см, — констатирует заведующий травмопунктом Минской клинической больницы скорой медицинской помощи Александр Красильников. — Их развлечение заканчивается сложной операцией с установкой железной пластины на 10 шурупах. После оперативного лечения восстановление функций длится в среднем месяца 3 — 4, через год–два конструкции удаляются и снова нужен процесс восстановления.
 
В ожоговом отделении БСМП что ни год спасают храбрецов, которые решают показать свою крутизну, забравшись на крышу электрички или того хуже — спрыгнув на вагон с железнодорожного моста. В итоге — серьезнейшие ожоги, зачастую несовместимые с жизнью. Пару лет назад в Минске студент, прогуливаясь с девушкой возле железной дороги, решил сделать эффектный кадр. Подругу попросил запечатлеть его, а сам забрался на крышу вагона, взмахнул рукой и... получил удар током высокого напряжения через дуговой разряд, который бьет на расстояние до 40 см, особенно в сырую погоду. Упал с вагона и с ожогами 40 процентов поверхности тела, переломом позвоночника попал на полгода в больницу.
 
— Кто–то сгорает на месте. Кому–то везет и он выживает. Но это всегда сопряжено с очень большими физическими и моральными страданиями как для самого пострадавшего, так и для семьи. Лечить такие ожоги всегда крайне тяжело, — говорит заведующая ожоговым отделением БСМП Лариса Золотухина.
 
Когда в 9 — 14 лет мальчишки на каникулах, оставленные без присмотра, начинают поджигать баллончики из–под аэрозолей, соперничая друг с другом, прыгают на трансформаторные будки, залезают на металлические опоры проводов высокого напряжения над железнодорожными путями — это ставят в вину взрослым... Но когда на железнодорожную цистерну лезет мужчина в 30, 40 лет — это как трактовать в истории болезни? Травма по пьяни, "по собственному желанию"? Количество ожогов, полученных в состоянии алкогольного опьянения, увеличивается с каждым годом. А между прочим, один день интенсивной терапии в реанимации обходится государству в 700 — 800 долларов. Ожоги — одна из самых дорогих статей расходов и по лекарствам.
 
Любой психолог скажет, что склонность к риску — качество исключительно мужское. И заложено оно чуть ли не генетически. Поэтому неудивительно, что мужчины чаще тонут, горят, получают обморожения, травмы, отравления, причем в самом расцвете сил. Иногда их "подвиги" похожи на скверный анекдот. Чего только стоит случай, произошедший этой зимой в Барановичском районе, где 37–летний житель поселка Городище, опять же поспорив со знакомым, отправился в тапочках пешком до райцентра! За 25 км! До финиша так и не дошел — замерз.
 
С обморожениями пальцев стопы II и III степеней его доставили в травматологическое отделение городской больницы. Почти в то же время в Минске спасали другого безумца. 23–летний минчанин поспорил с другом, что любыми способами попадет в больницу и... порезал себе живот. Родителям сказал: напали, ударили ножом, забрали все деньги. Те немедленно вызвали скорую помощь. И только в больнице "пострадавший" рассказал, как было дело.
 
Предел глупости
 
В БСМП как притчу во языцех рассказывают о юноше лет 20, страдавшем наркотической зависимостью. Однажды из принципа, назло неизвестно кому, он разбил ртутный термометр и ввел себе в вену ртуть! Она распределилась по всему организму по капиллярам в виде мелких шариков. На рентгенограмме легкие напоминали звездное южное небо в ясную погоду: много–много ярких точек ртути на темном фоне. Об этом курьезном случае врачи докладывали даже на заседании научного общества рентгенологов: мол, бывает же такое!
 
— Мы его выписали, потому что реально помочь ему было нельзя, — рассказывает врач–токсиколог Аркадий Костюкевич. — Ртуть вывести в таком виде из организма невозможно. Отравление ему не грозило: опасны только ртутные пары. Но в его организме вокруг этих шариков как инородных тел начала образовываться соединительная ткань, развился фиброз легких, печени...

Эйнштейн говорил: "Есть только две бесконечные вещи: Вселенная и глупость. Хотя насчет Вселенной я не уверен". У наших медиков примеров этой глупости и безрассудства, которые оборачиваются в лучшем случае больничной койкой, — на целую энциклопедию. Чего стоит хотя бы недавний пациент, поступивший в токсикологию БСМП после того, как выпил краску для принтера! Зачем? Объяснение у врачей нашлось одно: алкоголя оказалось мало, а под рукой — больше ничего. Краска всосалась в кровь — и парень стал вроде инопланетян из "Аватара". Кожа, слизистые — все темно–синее. Потом, правда, начал голубеть.
 
— Токсического эффекта как такового для организма не было, но внешний вид... — не может без улыбки вспоминать Аркадий Костюкевич. — В стационаре он находился около недели, до тех пор пока его лицо не приобрело более–менее естественный цвет и он не смог выйти в люди. Думаю, ситуация была очень поучительная.
 
* * *
 
Вот что интересно. Если человек попал в больницу даже по собственной глупости — это тоже трактуется как травма, которую наша медицина обязана лечить бесплатно. При любом отравлении выписывается больничный лист. Сложно такое представить где–нибудь в Европе или Америке с их системой медицинского страхования. Там травмы, полученные в результате алкогольного или наркотического опьянения (тем более в результате пьяных споров!), в полис не входят. И медицинская помощь оплачивается в таких случаях исключительно из кармана пациента.
 
А у нас? Тяжелые обморожения в 90 процентах случаев получают люди чрезмерно пьяные, спящие в сугробах, на лавках. 60 — 70 трагедий на воде из 100 происходят тоже из–за алкоголя. А молодые люди в алкогольной коме, которые пытались доказать свою мужскую силу количеством принятого на грудь? Это даже не случай, замечают токсикологи, это целая тенденция.
 
...Почему–то, когда говорят "возьми от жизни все", некоторые сразу думают не про учебу или путешествия, а про все со знаком минус.
-30%
-25%
-20%
-20%
-10%
-25%
-31%
-30%