Текст и фото: Евгения БЕРЕЗЮК,

Этот человек знает главный секрет мироздания: как сделать женщину счастливой. Лимонная кислота, микроскоп, пинцет, фото из модных журналов, паяльник, штангенциркуль и десятки других инструментов — в его арсенале. Модное колечко, до боли похожее на "Булгари", серьги, которые не отличишь от "Картье"... И только их хозяйка знает, что в прошлой жизни этот эксклюзив был всего лишь зубной коронкой или старой бабушкиной цепочкой, которые преобразилась в руках ювелира. Сегодня я — его подмастерье, и вместе мы собираемся исполнить очередную мечту модницы.

Хочу кольцо Бреда Питта

Переступаю порог минского Дома быта, поднимаюсь на третий этаж и знакомлюсь с ювелиром Владимиром Новашем.
 
— Будем делать вот такие серьги, — Владимир Иванович не теряет времени и протягивает мне фото.
 
Томно вздыхаю — золотые серьги с топазами разных размеров, подвешенных в длину один за другим. Заказчик — женщина, которая, наверное, провела не один час в Интернете, выискивая эту красоту.
 
— Фото приносят самые разные: кому-то хочется кольцо, как у Бреда Питта, кому-то — подвеску, как у Анжелины Джоли. Как-то мужчина принес страницу из глянцевого журнала с фото очень сложного кольца "Эскада". Оно делается из белого золота, много элементов в виде выгнутых сердец с россыпью драгоценных камней, — вспоминает Владимир Новаш. — Потом заказчик рассказывал, что на светской вечеринке в Америке к его жене подошла одна богатая дама и поинтересовалась, какой бизнес у мужа. Оказалось, она разбирается в украшениях и знает, что такое кольцо стоит 30 тысяч долларов. Но даже она не смогла определить, что это совсем не "Эскада". А заказчику материалы и работа обошлись в пять тысяч долларов.
 
— Но большинство наших клиентов — средняя потребительская корзина. Ведь, например, переплавка старого изделия в стандартное обручальное колечко стоит 190 тысяч рублей, а в магазине за 1 грамм такого же придется заплатить около 100 долларов, — к разговору подключается Татьяна Филина, директор ОДО "Халцедон". — Поэтому к нам идут бабушки со своими старыми зубными коронками, хотят сделать подарок внукам, студентки просят переделать надоевшие изделия. Приносят старые царские монеты, банковские слитки и, как ни печально, много несут на переплавку обручальных колец.
 
Лучшие друзья девушек — это ювелиры

Возвращаемся к серьгам. На ладони у ювелира восемь голубых камешков и маленький слиток — это наш исходный материал.
 
— Сначала из слитка нужно выкатать пластинки, которые потом можно будет нарезать. Это делается на специальных вальцах, — очерчивает наш план действий Владимир Новаш.
 
Образно говоря, вальцы похожи на отжим для белья в старых стиральных машинах — барабаны и ручка. Работа не совсем женская, оставляю ее ювелиру, а сама исследую его рабочий стол. Глаза тут же разбегаются — резцы, плашки, сверла, напильники, кусачки разных размеров, калькулятор, микрометр, штангенциркуль…
 
— Все ювелиры — самоучки. Нужно быть одновременно и токарем, и слесарем, и художником, — рассказывает, не прерывая процесса, Владимир Новаш. — Я когда-то заканчивал слесарное училище, потом был художником по камню — считай, та же граверная работа. Это пригодилось, но еще многому пришлось научиться.
 
Пластинка готова. Меряем толщину, длину и ширину и нарезаем на полоски, из которых будем делать посадочные места для камней.
 
— Основу для топаза нужно сделать так, чтобы он туда плотно встал. Поэтому точно измеряем каждую грань камня и делаем посадочные места так, чтобы их стороны были не более десятой доли миллиметра больше.
 
Следующий этап — на специальной фильерной доске вытягиваем из нашего материала проволоку и нарезаем ее на небольшие кусочки — это "лапки", которые закрепят камень в основе.
 
— Основные клиенты — девушки или парни? — интересуюсь я.
 
— Чаще приходят девушки, но парни больше заказывают дорогие украшения. Недавно, например, мужчина попросил сделать обручальные кольца стоимостью от четырех тысяч долларов за каждое.
 
— А самый дорогой заказ?
 
— Клиент платит только за работу, и самый дорогой заказ стоил пять миллионов рублей, — раскрывает секрет ювелир. — Это было колье, похожее на то, которым владела Мэрилин Монро. Кстати, фраза "бриллианты — лучшие друзья девушек" принадлежит ей.
 
Тем временем приступаем к пайке. Это делается на другом столе, где лежат паяльник с тонкой иглой на кончике, специальный золотой припой, баночки с различной жидкостью и пинцет.
 
— Когда золото нагреваешь, оно окисляется и чернеет, ведь в нем присутствует медь, поэтому прежде его нужно забурить, — ювелир берет в руки кисточку и обмазывает нишу специальным борным раствором. — Теперь она покрылась пленкой, и уже не почернеет. А после пайки мы просто окунем ее в лимонную кислоту — и металл очистится. Останется только промыть водой.
 
На минном поле без перемен

Два часа — и основы для камней стали цельными "коробочками" с припаянными "лапками" — кастами. Владимир Новаш надевает специальные очки, которые для каждого ювелира заказывают отдельно, и берет в руки камни.
— Вставляем их в касты. Без очков нельзя — топаз очень хрупкий камень, может треснуть при сильном нажиме. Второго такого у нас нет, мы — как на минном поле. Иногда приходится использовать микроскоп.
 
Кстати, если клиент хочет украшение с бриллиантами или сапфирами, их придется заранее купить в банке. А вот полудрагоценные камни — цирконы, хризолиты, топазы, аметисты — можно выбрать и в мастерской.
 
Лапки загнуты, их кончики обрезаны — на месте зажима остаются лишь маленькие точечки. Припаиваем соединительные колечки между кастами и убираем резинками все неровности — серьги почти готовы.
 
— У нас получился полуфабрикат, который отправится на клеймение в Инспекцию пробирного надзора Министерства финансов. Там проверят, соответствует ли сплав 583-й пробе, с которой мы работаем, а потом поставят государственное клеймо, — рассказывает о дальнейшей судьбе серег Владимир Новаш. — Еще будет шифр мастерской и именник, который зарегистрирован конкретно за мной. Когда серьги вернутся обратно, их нужно будет еще отшлифовать, отбелить и отполировать.
 
Маленькой елочке в печке горячо

Неужели такой трудоемкий процесс ждет все украшения? Оказывается, что нет. Изделия в мастерской изготавливают двумя способами: ручным и машинным — методом литья.
 
— Мастер работает с граммами, а литьевая машина с килограммами — так делаются стандартные украшения, — поясняет Татьяна Филина и ставит передо мной три небольшие "елочки".
 
Если приглядеться, вместо "лапок" у них … серьги и кольца, а само "чудо-дерево" сделано из воска.
 
— Сначала "елочки" формуются: мы вставляем их в опоку, специальные контейнеры, а все это в прозрачные цилиндры. Потом делаем гипсовую массу и заливаем туда, — Татьяна Филина демонстрирует мне каждый этап.
 
Дальше из цилиндров нужно выгнать кислород. Для этого устанавливаем их по очереди в специальное оборудование. Заглядываю внутрь — кажется, что гипс кипит, как на огне. Но на самом деле его температура не изменилась.
 
— А сейчас, когда гипс застыл, выставляем все в печь на восемь часов. За это время воск выгорает, и образуются полости в виде колец или серег — в эту форму заливаем горячий металл. В итоге получается "елочка" из золота или серебра, которую разбирают на отдельные изделия, полируют, обрабатывают их и отправляют на клеймение.
Рядом с нами работает еще три ювелира. Двое из них изготавливают цепочки. Кстати, вручную в мастерских изготавливают только "тяжелые", весом от восьми граммов.
 
— Вышли из моды малиновые пиджаки, и мужчин перестали интересовать толстые золотые цепи, теперь заказывают массивные браслеты, как этот, — Татьяна Филина показывает очередное произведение ювелиров. — Здесь 70 граммов, вес придают припаянные боксерские перчатки, — заказчик, видимо, спортсмен.
 
…Напоследок окидываю взглядом витрину с сотнями уже готовых колец, выставленных на продажу. Красивые, блестящие, элегантные. Изящная красота для женщин, которую создают мужские руки.







































 
-10%
-30%
-50%
-15%
-55%
-10%
-20%
-15%
-20%
0069185