Людмила КОНОПЕЛЬКО,

Сегодня подобными историями уже мало кого удивишь: все чаще положительные, “домашние” дети в возрасте 13—17 лет вдруг связываются с дурной компанией и в мгновение ока превращаются в злобных, неуправляемых существ. “Во всем виноваты эти новые друзья-хулиганы!” — такова обычная реакция родителей на то, что теперь происходит в их общем доме. Однако большинство детских психологов уверяют: тинейджер бессознательно стремится туда, где ему интересно и где его понимают. Именно в том случае, когда ни первое, ни второе ваши сын или дочь не могут обрести в семье, начинаются серьезные проблемы.

“Я брата хотел, чтобы было с кем общаться!..”

Софья Викторовна М. (фамилию женщина просила не называть) поведала в письме “НГ” свою историю: они с мужем давно мечтали о втором ребенке, сынишка Димка тоже едва ли не каждую неделю напоминал маме и папе о своем желании получить в подарок на какой-нибудь Новый год младшего братишку. Когда Димке исполнилось 14, супруги решили усыновить 12-летнего Рому, воспитывающегося в интернате, который располагался недалеко от дома, где жила их семья. Подошли к делу ответственно: побеседовали с психологами, познакомились с лупоглазеньким Ромой, первое время приглашали мальчика на субботние обеды, дважды брали его с собой, когда всем семейством выезжали на природу. Очень быстро, буквально за считанные недели, Ромка притерся к новому месту, Софью Викторовну и Андрея Павловича уже без стеснения называл мамой и папой. Диму от названного братика вообще было не оторвать. Отныне мальчишки были неразлейвода, даже уроки делали сообща, что уж говорить о посещении бассейна, прогулках на великах... И все бы ничего, но в один прекрасный день в квартире Софьи и Андрея раздался звонок классной руководительницы Димы. Строгим учительским тоном Анна Яковлевна поведала растерянным родителям своего подопечного, что их сынок вот уже третий раз попадается на прогулах, не далее как вчера завуч видела его в компании интернатовских “авторитетов”, распивавших пиво и куривших сигареты. Что в школе Дима начал все чаще употреблять ненормативную лексику не только в разговорах с одноклассниками, но и с учителями. А не так давно на квартире у какого-то сомнительного дружка, явно старшего по возрасту, Дима и Роман попробовали наркотики. В этом признался третий мальчик, бывший с ними в одной компании и отказавшийся от экспериментов с психотропными веществами, за что был подвергнут бойкоту со стороны своих “боевых товарищей”...

Разборки длились недолго. Много чего неприятного всплыло на свет после откровенной беседы с обоими ребятами. Выяснилось, что 15-летний подросток с легкой руки своего младшего “братика” связался со старшими интернатовскими ребятами, подростковая шпана, в свою очередь, свела Диму со знакомыми девицами не очень хорошего поведения... В общем, к едва ли не пивному алкоголизму и никотиновой зависимости в копилку Диминых и Роминых “достижений” добавилось еще и по венерическому заболеванию на каждого.

Так и не оформив документы на усыновление Романа, Софья Викторовна и Андрей Павлович поспешили продать свою квартиру и переехать с Димой на другой конец города, лишь бы подальше от дурной компании. В течение последующих нескольких месяцев все трое проходили курс медицинской психологической помощи, учились заново общаться друг с другом, искали истоки проблемы. “Вам всегда было плевать на меня! — упрямо повторял Дима в лицо отцу и матери. — Вы считали, что если я обут, одет и накормлен, то уже счастливый ребенок. А я брата хотел, чтобы мне было с кем общаться! Вам же всегда некогда, вы работаете...”

Главное — участие и понимание

Хорошо, если к 12—13 годам у сына или же у дочери сохранились доверительные отношения хотя бы с одним из родителей. В этом случае есть надежда на откровенные беседы, родительский совет и мудрое пожелание.

— С одной стороны нужно предоставить ребенку самостоятельность, ведь он уже почти во взрослой жизни, а с другой — не дать скатиться по наклонной плоскости, — говорит детский психолог Инна АРСЕНЬЕВА. — Самое главное сейчас — не утратить окончательно доверие подростка. Крики, ругань и запреты ни к чему хорошему не приведут. Точно так же, как лазание по карманам, слежка, “шпионские” программы в соцсетях, где зарегистрированы ваши дети, просмотр мобильного телефона. Если вы попадетесь на подобном, восстановить уважение в глазах тинейджера, у которого именно сейчас весьма неустойчивые представления о добре и зле, изменчивая картина мира и слишком пространные понятия о том, что такое хорошо и что такое плохо, будет крайне трудно. А это резко уменьшит возможность вашего влияния. В моей практике был случай, когда мать прочитала личный дневник своей 16-летней дочери, узнала, что девочка потеряла невинность в компании сомнительных личностей старше ее по возрасту лет на семь. Во что превратили жизнь этой девочки в семье — страшно представить. Для начала родители объявили ей бойкот на три месяца, не общалась с горе-внучкой даже сердобольная раньше бабушка, только плакала и все повторяла, что та опозорила семью. Девочке запретили по вечерам выходить на улицу и встречаться с подружками, отняли косметику и модную одежду, заставив одеваться исключительно в черное и белое, затаскали по врачам и психотерапевтам... Прошли годы. Моей бывшей пациентке теперь двадцать пять, та история давно позабыта ее родителями, да и сама она редко ее вспоминает. Вот только с тех самых пор в ее жизни больше не было ни одного мужчины. Теперь уже мать девушки не на шутку переживает за ее женскую жизнь. Только дочь никогда с ней ничего не обсуждает. Просто молчит в ответ на все вопросы о личном и переводит разговор на другую тему. Понятно, что в качестве друзей или просто близких людей, к которым можно прийти в трудную минуту, отец и мать давно для нее потеряны. Я привожу этот пример для того, чтобы родители подростков осознали: своими крутыми действиями они могут серьезно травмировать психику сына или дочери. Поэтому главное — участие, понимание (какими бы дикими не казались вам увлечения современной молодежи), мирное разруливание ситуации.

Три совета мамам и папам

1. Часто ребенку хочется поделиться с вами новостями из своей новой жизни, но он опасается родительского неприятия или злой иронии. Поэтому просто научитесь слушать подростка. И чаще воздерживаться от критики. У ребят в переходном возрасте сильно развито чувство протеста. И если им что-то запрещать в категоричной форме, они будут еще сильнее к этому тянуться.

2. Попытайтесь разобраться, насколько плоха компания, в которую попал ваш ребенок. И если “попахивает” криминалом, беспорядочным сексом, наркотиками, — не бойтесь принимать самые решительные меры. Переезжайте в другой район и переводите ребенка в другую школу. Это трудно для всей семьи, но ведь будущее вашего сына или вашей дочки дороже. В этот период времени постарайтесь уделять ребенку как можно больше внимания и проявлять максимум терпения и такта.

3. Запомните: ребенка нельзя вытащить из плохой компании просто в никуда. Даже если вы поменяете место жительства, остаются мобильные телефоны, социальные сети, электронная почта... Подростку необходимо предложить выбор, который он сделает сам. Музыка, танцы, тренажерный зал, бассейн, теннис или же компьютерный кружок — где-нибудь да найдется применение буйной энергии растущего организма. Если же старшеклассник начал систематически пропускать уроки, подумайте, доволен ли он направлением, которое выбрал под вашим давлением? Не исключено, что будущая профессия стала ему совсем не интересна. Страшного в этом ничего нет. Просто поговорите с сыном или дочкой, о какой специальности они мечтают, кем хотят стать, куда планируют поступать после окончания школы. Переиграть планы никогда не поздно.