Иван Орлов,

Только в очень дурном сне в ночь на пятницу, тринадцатое, можно увидеть урбанистически-сюрреалистический сюжет: в квартире через жилую комнату сверху вниз проходят трубы горячей и холодной воды, рядом – канализационный стояк. И все это не где-то в стене, а открыто. Но в этом "сне" реально и уже много лет живет брестчанин Вячеслав Быков и никак не может избавиться от этого чуда жилищного строительства.

А начиналось почти радужно. Полковник Вооруженных сил, кандидат технических наук, уволившись в запас, встал на очередь и через некоторое время вселился в двухкомнатную квартиру № 3 на первом этаже только что сданного кооперативного (ЖСПК-143) дома по улице Вульковской, 72, построенного по заказу местной исполнительной власти для военнослужащих в декабре 1996 года.

Переступив порог, новоиспеченный хозяин ничего необычного не заметил: коридор, кухня (правда, почему-то меньше, чем в проекте), две комнаты 17,1 и 16,3 квадратного метра. В шестнадцатиметровой Вячеслав Леонидович обратил внимание на толстую, в 38 сантиметров, перегородку длиной 1 метр 63 сантиметра при ширине комнаты 3,53 метра. Впоследствии выяснилось, что это не кусок бетона, второпях забытый строителями, а вентиляционная шахта, пронизывающая все девять этажей. Вещь, конечно, необходимая, но место ей никак не посередине комнаты. Кроме шахты комнату украшали три трубы – две потоньше, одна солидная.

Представлявший квартиру председатель кооператива радушно объяснил, что так и должно быть, весь этот конструктивизм проходит через все квартиры. От добра добра не ищут, сначала попытались Быковы обживаться. Но потом, когда в комнате стал ощущаться запах газа, появились сомнения, которые и привели супругу Вячеслава Леонидовича в администрацию Московского района. Там она ознакомилась с нормативно-технической документацией и узнала, что над жилой комнатой Быковых расположены туалеты, ванные и газифицированные кухни других жильцов, что недопустимо.

Вячеслав Леонидович, как человек опытный и технически подкованный, стал разбираться. И выяснил, что его долгожданная квартира представляет собой некий строительный мутант, плод реализованных идей по изменению проекта "дома 9-этажного 1-секционного 36-квартирного крупнопанельного, с глухими торцами".

Первоначально, согласно типовому проекту, она была обычной четырехкомнатной квартирой, расположенной в торце здания. Рядом планировали построить 12-этажный дом. Но потом приняли решение сделать сквозной проезд, что и было доблестно исполнено за счет четырехкомнатных квартир первого и второго этажей. Остаток, представлявший собой служебное нежилое помещение, впоследствии присоединили к однокомнатным квартирам, сделав их двухкомнатными. Архитектор Жолтовский, тот самый, что провел генеральную реконструкцию Москвы в 20-30 годы ХХ века, отдыхает!

Но это еще не все. Дотошный Вячеслав Леонидович докопался и до того, что акт приемки объекта, построенного объединением "Брестжилстрой" как генподрядчиком, был подписан в эксплуатацию комиссией и утвержден горисполкомом без подписей государственного пожарного надзора и государственного строительного надзора.

За эту квартиру Быков полностью рассчитался в 1998 году, однако право на собственность не оформляет, потому что квартира не соответствует санитарным и техническим требованиям и типовым потребительским качествам. Комната непригодна для проживания, исполнительная документация на дом отсутствует – утрачена генподрядчиком. Проектно-строительная документация на дом обязательную государственную экспертизу не проходила, отступления от проекта (сквозной арочный проезд) ни с кем не согласованы, проектная документация никем не утверждалась.

Вячеслав Леонидович вознамерился добиться предоставления нормальной квартиры взамен "экспериментальной". Всего к настоящему времени им было сделано более 140 обращений в различные государственные организации, из которых только письменно президенту – более тридцати. А также в Совет министров, Министерство юстиции, Минстройархитектуры, Главэкспертизу, Генпрокуратуру, Верховный Суд, Министерство ЖКХ и другие. Понятно, что это после обращений в местные органы власти. Можно было бы, конечно, и к Господу Богу, но Он, как известно, письменные заявления не рассматривает.

Полученные ответы временами потрясают. В одном и том же государстве при одной общественно-экономической формации и денежной единице, при стабильности умов и экономики специалисты и чиновники различного ранга и уровня дают не только различные, но порой взаимоисключающие ответы-заключения.

Первое заключение МВК Московского района Бреста еще 1998 года: "…жилая комната не соответствует санитарно-техническим требованиям и может быть использована в качестве нежилого помещения".

Через четыре месяца та же МВК: "…не отвечает санитарно-техническим требованиям, пригодна для проживания".

Начальник управления строительным комплексом облисполкома: "...неправомерной является приемка дома в эксплуатацию".

Прокуратура Московского района: "…противоречит действующим нормам и правилам, не соответствует жилищно-строительным нормам, госэкспертиза проектно-плановой документации не проводилась, исполнительная документация утрачена".

Министерство ЖКХ (2010 год): "…использовать возможно как подсобное помещение".

ОБЭП Московского района: "…проектно-сметная документация подложная".

Последние новости по злосчастной квартире. Август 2011 года. МВК Московского района: "Квартира не соответствует санитарным и техническим требованиям, пригодна для проживания… привести в соответствие санитарным и техническим требованиям… путем выполнения звукоизоляции канализационных труб с последующей зашивкой ниши в местах их прохождения и установить дверной проем согласно проектной документации". Это там, где вентиляционная шахта делит комнатку на две части. Для того, видимо, чтобы во время сна хозяев канализационные стоки над ухом не булькали.

И октябрь 2011 года, та же МВК: "…квартира признана соответствующей санитарным и техническим нормам".

Суд Московского района Бреста в иске о предоставлении Вячеславу Быкову другой квартиры отказал, мотивируя тем, что это не предусмотрено законом. Коллегия по гражданским делам областного суда по кассационной жалобе Вячеслава Быкова вынесла определение, в котором говорится, что квартира истца предусмотрена площадью 26,03 кв. м, а не 33,4, как указано в ордере, и обвинила его в том, что он отказывается от переноса дверного блока. Но, пардон, ордер он не сам себе выписывал. Собственно, о чём я – понимающему ясно.

Пару недель назад мы писали о застройщиках, которые умудрились из проекта одноквартирного дома в реале вывести под ключ шестиквартирный. Похоже, их смекалка – игры в песочнице по сравнению с той стройлихостью, о которой вы только что прочитали. 
-20%
-20%
-50%
-7%
-50%
-50%
-35%
-80%
-20%
-25%