108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  2. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  3. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  4. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  5. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  6. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  7. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  8. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  9. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  10. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  11. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!». Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  12. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  13. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  14. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  15. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  16. Акции в честь 8 Марта и заседание МОК по Беларуси. Онлайн дня
  17. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  18. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  19. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  20. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  21. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  22. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  23. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  24. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  25. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  26. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  27. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  28. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  29. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  30. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет


/

Конфликты в бизнесе и в семье могут "зреть" годами. И с вердиктом суда спор отнюдь не исчерпывается: вынесенным решением часто недовольны обе стороны, и вражда разгорается с новой силой. Судя по зарубежному опыту, у таких безвыигрышных судов может быть беспроигрышная альтернатива. Теперь внесудебное урегулирование конфликтов все активнее пытаются применять в Беларуси. Уже год у нас проработал пилотный проект по внедрению медиации. Сегодня все заинтересованные стороны делились своими впечатлениями от проекта.

Засудить или договориться

Интерес к теме велик: начиная рассказ о медиаторском эксперименте, председатель Высшего Хозяйственного Суда Беларуси Виктор Каменков обратил внимание на присутствие в зале "широкого представительства разных ведомств, начиная с Администрации президента". Вопрос тем более актуален, ведь сейчас в парламенте находится проект закона "О медиации", который, по словам Каменкова, "не так легко проходит".



"Я провела 54 медиации и никогда, за редкими исключениями, спорящие стороны не говорили о предмете конфликта – они говорят об отношениях. Им важно понять друг друга, понять, кто и что хочет в этом конфликте, найти взаимоприемлемое решение. Мало кто хочет войны. А судебный механизм хороший, цивилизованный, но он не работает на межличностных конфликтах, - поделилась опытом руководитель Центра разрешения конфликтов Белорусского республиканского союза юристов Лилия Власова. - Надо дать людям этот механизм медиации. Пусть люди пробуют разрешать свои конфликты".
Медиация – конфиденциальный переговорный процесс с участием нейтрального лица – медиатора, содействующего сторонам переговоров в принятии взаимовыгодного решения по разрешению конфликта. Подробнее - www.mediacia.by

Задача на экспериментный год стояла непростая: информировать о существующей возможности помириться без суда, сэкономив время и деньги, а также подготовить специалистов, которым под силу будет собрать конфликтующие стороны за столом переговоров и помочь урегулировать спор.

Практические результаты "пилота" выглядят так: внесудебные медиаторы и рекомендованные судами лица провели более 200 примирительных процедур, в том числе по спорам, вытекающим из семейных отношений. Состоялась и внесудебная медиация по спору между субъектами хозяйствования Союзного государства – российская турфирма задолжала деньги белорусскому санаторию. Спор был урегулирован, соглашение утверждено арбитражным судом Санкт-Петербурга, должник уже начал выплаты. Общий итог: более половины процедур завершилось примирением сторон.

По оценке Виктора Каменкова, пилот оправдал ожидания: 95% анкетированных участников примирительных процедур оценили свой опыт положительно и в случае необходимости готовы снова воспользоваться ими.

Глава ВХС уверен, что сфера для медиации самая широкая, это не только гражданское и хозяйственное судопроизводство, но и споры в публичной сфере.

Председатель Хозяйственного суда Минской области Эдуард Максимович отметил, что есть категории споров, которые можно было бы на законодательном уровне обязать проходить досудебную медиацию. Речь идет о корпоративных спорах, аренде, стройподряде, спорах о деловой репутации, о причинении вреда, то есть тогда, когда в основе лежит межличностный конфликт.

"У судей перед глазами не один случай, когда нормально работавшее предприятие погружается в корпоративные споры и через несколько лет заканчивает в этом же суде процедурой банкротства. И нежелание согласиться с тем, что, работая вместе, люди смогут заработать больше, приводит к разрушению субъекта хозяйствования", - аргументировал Максимович.

Залогом успеха участники встречи называли создание корпуса медиаторов. "Нам надо избежать самодеятельности в этой профессии. Курс 40 часов недостаточен, чтобы подготовить медиатора. Если ты занимаешься своим обычным делом – адвокат, психолог, юрист-лицензиат, и проводишь медиацию от случая к случаю, она не даст таких позитивных результатов – просто обстоятельства заставляют его что-то сделать. Надо формировать серьезный корпус профессиональных медиаторов", - заявила Лилия Власова.

Каменков при этом посетовал, что пока не завершена работа по подготовке тренерского состава, который бы готовил национальных медиаторов.

Сложно, но не безнадежно

Юристы отмечали, что восприняли новый подход в судах неплохо. Разве что судейский корпус отнесся неоднозначно. "Отношение разное – оно еще не сформировалось. Единицы увидели в медиации реальное средство разрешение конфликтов. Некоторым безразлично: мол, будет закон, тогда посмотрим. Некоторые судьи откровенно высказывались: Вы как-то подменяете нас. Мы то же самое делаем и то же самое умеем: умеем заключать мировые соглашения! Даже прозвучали такие фразы: зачем мы будем работать на вас, уговаривать идти на медиацию, а вы – деньги зарабатывать. Тут существует серьезная проблема", - признала Власова.



Со временем медиатор действительно будет брать за свою работу деньги (в пилотном проекте эта услуга оказывалась бесплатно, что, кстати, тоже смущало многих клиентов – привычнее заплатить). "Медиация в среднем длится по 2-3 часа, мы отработали более 600 часов, рассмотрев 154 дела. Это огромная работа, и она должна оплачиваться. И когда придет это время, как вести себя суду?" - озвучила проблему руководитель Центра разрешения конфликтов.

Эдуард Максимович также признал, что сперва к проекту отнеслись "с определенной долей настороженности" - прежде всего, именно судьи. Постепенно скепсиса поубавилось.

За год Хозсудом Минской области было назначено 65 процедур с участием внесудебных медиаторов, 23 спора были урегулированы. "Возможно, цифры незначительные, но это лишь верхушка айсберга", - отметил Максимович. В частности, выяснилась важная вещь - до 90% решений исполнялось добровольно, то есть на принудительное исполнение тратиться не придется. Для истца это возможность быстро решить конфликт и защитить свои интересы, для должника - щадящий способ разрулить проблему.

Максимович заверил, что "уж суд точно не боится конкуренции и только приветствует, чтобы определенная доля споров, а, как правило, это были сложные споры, передавалась медиаторам".

Он рассказал, что эффект от новой процедуры превзошел их ожидания. "Порой нас удивляло, что ситуация с юридической точки зрения крайне сложная, но при урегулировании спора вопрос не шел о тонкостях юриспруденции и нюансах норм законодательства. Здесь больше включались механизмы урегулирования межличностных конфликтов, что и давало положительный эффект".

А вот как будет оплачиваться работа медиаторов пока непонятно. Пилотный проект закончен, и пока работа продолжится в основном на энтузиазме: по словам Власовой, 5 человек уже заявили, что хотят продолжать работать и вызвались бесплатно вести медиации в суде.

Исходя из мирового опыта, самые высокие результаты медиация дает в разрешении семейных конфликтов, когда речь идет о проблемах воспитания и разделе имущества. Заработает ли это в полную силу в Беларуси – пока вопрос. Законопроект еще рассматривается в первом чтении. А наши партнеры по Таможенному союзу тем временем все активнее внедряют эти процедуры, претендуя на роль трансграничного центра медиации.
-20%
-50%
-15%
-10%
-31%