Андрей НОВИКОВ,

Погода стоит летная. Но в Рогачевско-Жлобинском аэроклубе последний раз летали прошлой осенью. Сейчас авиаторы косят траву. Группы подростков-планеристов в Рогачеве и Жлобине который месяц топчут землю. У директора клуба Александра Зака аж скулы сводит от восторга и зависти, когда наблюдает за полетом маленькой "Вильги". Самолетик залетный, бобруйский. В здешнем небе по каким–то своим надобностям. Только расстроил... Тамошние спортсмены летают. Местным — нельзя.

Между небом и землей


Аэродром и постройки клуба расположены аккурат между Рогачевским и Жлобинским районами. Теперь еще и между небом и землей. В ангаре, помимо самолета–буксировщика, — шесть неземной красоты планеров, чехословацкие "Бланики" и польские "Янтари" еще хрущевско–брежневских времен. С виду как новые, но закончился эксплуатационный ресурс. Это значит, что по сроку службы полагаются соответствующая диагностика и плановый капремонт. Делают все это в Литве. Ремонт одного аппарата — около 12 тысяч евро. И проблема не столько в том, что этих денег нет. Непонятно, кто должен заплатить. И должен ли...

Закавыка в том, что Рогачевско–Жлобинский аэроклуб возник в 1992 году как "учреждение внешкольного образования" при Рогачевском райисполкоме. В то же время национальный авиаспорт традиционно находится в ведении ДОСААФ. В клубе признают: общество всю жизнь курировало местных авиаторов, никогда не считало их чужими. Более того, матбаза принадлежит ДОСААФ, а у местных властей находится как бы в бессрочной аренде. Когда–то это казалось ни на что не влияющим формальным обстоятельством. Теперь вот это обстоятельство "выстрелило": в системе образования денег на ремонт авиатехники не предусмотрено. А ДОСААФ ремонтировать собственность, находящуюся в эксплуатации у "сторонней организации", вроде как не с руки...

Зак говорит, что еще в 2010 году начал писать соответствующие докладные: истекает срок эксплуатации планеров, надо решать вопрос. Исполком пытался восстановить логику, передав клуб ДОСААФ. Тот не менее логично предложил сначала привести имущество в порядок. Читай — отремонтировать планеры.

Рассказывая про все эти хитросплетения форм собственности, директор клуба тщательно выбирает формулировки. Изо всех сил старается никого не обидеть. Все хорошие. Но летать — нельзя.

Потерявши — поплачем?

В клубе сейчас формально две группы спортсменов — парашютисты и планеристы. Если первых хоть изредка принимают на "сторонних" площадках (ДОСААФ оплачивает), то вторым теперь податься некуда и не на чем.

— Клуб выжил в девяностые — странно будет, если пропадет теперь! — волнуется Александр, который сам впервые поднялся в небо как раз на одном из планеров, пылящихся сейчас в ангаре. — Потеряем клуб — потеряем аэродром. А место это уникальное, здесь летают с 1933 года.

В июне 1941–го отсюда в Польшу летали на бомбардировку! Правда, это был вылет в один конец. Вон, кстати, виднеется воронка и от немецкой бомбы, не зарастет никак...

Уникальность в том, что аэродром здесь очень удобный — и для планеристов, и для парашютистов. Нет лишних построек, проводов, деревьев. К примеру, парашютист–"перворазник" при всем желании не улетит в деревню.

Александр крутит прозрачную картушку со схемой взлета, прикрепленную поверх карты аэродрома:

— Вот смотри, в зависимости от ветра мы можем ориентировать взлет как угодно — местность позволяет. На многих других аэродромах о таком только мечтают.

И все же ценностью поважнее матбазы Зак считает коллектив. Но нет планеров — не будет коллектива. Сегодня это 16 человек, терпеливо пребывающих в состоянии простоя. Разлетятся — не соберешь.

Спорт для умных

Кстати, о том, по карману ли нам планеры вообще, нет единого мнения. На интернет–форумах далеко не все прониклись проблемами клуба: "Почему я должен своими налогами оплачивать чье–то дорогостоящее романтическое увлечение?" Вопрос некрасивый, но правильный. В свою очередь, у энтузиастов и спортсменов–планеристов он порой вызывает бурю эмоций, заменяющих внятные аргументы.

...На местности этих аргументов валом. Учебные помещения рядом с аэродромом увешаны хитрыми схемами, формулами с тригонометрическими функциями, прочими странными символами, относящимися к физике, метеорологии и бог знает чему еще. Прежде чем тебя пустят в небо, надо долго учить теорию. Так что планерист глупым быть не может априори. На данную аксиому и налегают в клубе, обосновывая полезность этого вида спорта для молодежи. Перечисляют, сколько народу подготовили для большой авиации....

— Мальчишка, который однажды сам поднялся в небо, как бы ни сложилась его судьба, вряд ли уже пойдет по плохому пути, — руководитель полетов Татьяна Чупрунова стояла у истоков клуба и не намерена любоваться его закатом. — Планер развивает мозги, воспитывает дисциплину. Здесь концентрируется интеллектуальная элита. А обществу как раз нужны такие люди!

Деньги решают за всех

Александр Зак настаивает: слухи о дороговизне планеризма преувеличены. На взлет планера требуется 8 литров топлива, после этого он может находиться в воздухе часами. По подсчетам ДОСААФ, сегодня цена реанимации авиатехники — около 1,5 миллиарда рублей. В дальнейшем на текущие расходы (зарплата, топливо и т.п.) потребуется около 600 миллионов в год.

— В масштабах области это немного, — убежден авиатор. — И оно того стоит!

У самого Александра куча планов, как зарабатывать на собственное существование и развитие спорта. Например, добиться госзаказа на обучение курсантов — хоть отечественных, хоть российских, хоть из дальнего зарубежья. Или давать обязательные часы налета авиаторам–любителям — как своим (говорят, их много, но легализоваться не хотят), так и заграничным. Тут фокус в том, что полет на планере тоже засчитывается и даже считается более ценным. Говорят, "кто полетел на планере — полетит на всем"...

Коммерция — штука хорошая. Вот только пока у некоторых наших аэроклубов она как–то не особо шла. Возможно, Рогачевско–Жлобинский клуб покажет, как надо зарабатывать. В любом случае пока эти намерения упираются в его непонятный статус.

Прямая речь

Валериан Чайко, начальник авиационного отдела ДОСААФ:

— Наша организация финансирует пять аэроклубов, входящих в его структуру. Учредителем же Рогачевско–Жлобинского клуба является Рогачевский райисполком. В свое время техника была передана исполкому в безвозмездное пользование. Теперь межремонтный ресурс исчерпан. На ремонт этой техники нам бюджет денег не выделяет. Соответственно передача клуба ДОСААФ может произойти, если местные власти профинансируют эти работы.

Василий Корольчук, заместитель председателя Рогачевского райисполкома:

— Перспективы непростые, но на ликвидацию клуба мы не пойдем. В бюджете денег на ремонт нет, а значит, передать клуб ДОСААФ пока не получится. Тем не менее сделаем все, чтобы его сохранить — пусть даже и в системе образования. Хоть это и неправильно. Возможно, пока сделаем чисто парашютным. Но и планеры должны снова начать летать. Будем искать финансирование, спонсоров, любые возможности.

Фото автора и Рогачевско-Жлобинского аэроклуба

-30%
-10%
-20%
-50%
-10%
-20%
-20%
-50%