Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Сервер Граней.Ру, находящийся в дата-центре компании "Корбина Телеком" (ЗАО "Инвестэлектросвязь"), опечатан Московской городской прокуратурой по распоряжению прокуратуры Чеченской Республики. Эти действия с сервером, принадлежащим Граням, были произведены еще 27 ноября в рамках расследования уголовного дела по факту похищения чеченских прокуроров (к тому моменту прокуроры уже были освобождены). В тот же день та же группа в составе старшего следователя Алексея Галкина и специалистов ФСБ побывала в редакции Граней.Ру, чтобы произвести выемку второго видеообращения бывшей заложницы Надежды Погосовой, однако об опечатывании веб-сервера нас не поставили в известность.

Как сообщили нам в "Корбине", сотрудники прокуратуры, предъявив постановление о выемке видеофайла, попросили изъять его с сервера. За отсутствием такой возможности следственная группа намеревалась конфисковать сервер, однако затем решила ограничиться его опечатыванием "до выяснения пароля". Работники прокуратуры оставили "Корбине" копию протокола о произведенных действиях и пообещали в ближайшее время уведомить провайдера о том, что сервер Граней.Ру можно "распечатывать". Однако этого до сих пор не произошло.

На этой неделе руководство Граней.Ру обратилось в прокуратуру за разъяснениями. Следователь Галкин в телефонном разговоре сообщил, что сервер можно распечатать безнаказанно и без всяких формальностей. Узнав, что мы собираемся обнародовать информацию о произошедшем, он прислал в редакцию по факсу письмо, в котором говорится, что мы "имеем право нарушить опечатывание" сервера.

Напомним, что следователи впервые посетили редакцию Граней.Ру 19 сентября этого года в связи с публикацией видеообращения Погосовой, которое мы получили по электронной почте. Второе видеообращение заложницы было опубликовано на нашем сайте 30 сентября. Сотрудники Граней.Ру были допрошены в качестве свидетелей по этому уголовному делу.

Грани.Ру

комментарий

В деле о похищении прокуроров Грани.Ру ни в чем не подозреваются. Это подчеркивала сама прокуратура. А потом ее сотрудники вместе со спецами ФСБ явились к нашему хостинг-провайдеру, попытались получить доступ к принадлежащему нам серверу и порывались его конфисковать.

Что и у кого пытались изъять следователи, навещая "Корбину" и нашу редакцию? Это должно быть четко указано в постановлении о выемке. По мнению известного адвоката Александра Глушенкова, к которому мы обратились за консультацией, в данном случае следовало бы говорить о выемке почтовых и телеграфных отправлений (п.2 ст. 13 УПК), а не о выемке документов (ст.183 УПК подразумевает документы, находящиеся на материальных носителях). А выемка почтовых отправлений производится только на основании судебного решения. В этом случае текст обращения и реквизиты должен предоставить оператор связи (который, впрочем, не обязан хранить прошедшую через него информацию - так что почтовое отправление могло и не уцелеть).

Прокуратуре удалось успешно воспользоваться командой traceroute и вычислить, у кого мы хостимся. При этом она проигнорировала тот факт, что сервер принадлежит собственно "Граням". По словам Галкина, нас не информировали о происходящем, поскольку сервер был опечатан в офисе "Корбины", - то есть "Граней" это как бы и не касается. Очевидным образом ущемлены права владельца сервера.

Не сумев изъять "документ", следователи произвели опечатывание. Но такого процессуального действия вообще не предусмотрено законом. Не говоря уж о его очевидной бессмысленности.

Затем прокуратура на две с лишним недели благополучно забыла, что опечатала сервер. И если бы мы ей об этом не напомнили, история, видимо, могла затянуться на годы. А в тот момент, когда нам потребовался бы физический доступ к серверу и мы сорвали бы приклеенные бумажки, наши действия можно было бы квалифицировать по статье 294 УК (воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования наказывается штрафом, либо обязательными работами на срок от 180 до 240 часов, либо арестом на срок от трех до шести месяцев). В этой ситуации устное предложение распечатать сервер трудно трактовать иначе как провокацию.

Допустим, вся эта катавасия объясняется исключительно бюрократическим бардаком в технически неграмотной прокуратуре. Получается, что к любому провайдеру, у которого хостится интернет-СМИ, может прийти следователь с бумажками и, не получив от провайдера файла с сервера (которым провайдер не владеет), взвалить сервер на плечо и уволочь. Конфискация за невозможностью выемки. Универсальный способ уничтожить - или, во всяком случае, надолго заглушить - сетевое СМИ.