Людмила КОНОПЕЛЬКО,

Насколько эффективны наши многочисленные антиалкогольные программы, акции и призывы к борьбе с пьянством, если Беларусь, по данным ВОЗ, сегодня входит в десятку самых “пьющих” стран мира?

Эту тему “НГ” поднимала не раз. И никогда еще она не оставляла равнодушными наших читателей, буквально заваливающих редакционную почту и сайт своими комментариями, предложениями, размышлениями.
 
Лучше больше да круче?
 
По итогам минувшего года торговыми организациями реализовано 10 492 тысячи декалитров (1 декалитр равен 10 литрам) алкогольных напитков и пива, что составляет 108,8 процента к позапрошлому году. При этом продажа ликеро-водочных изделий увеличилась на 30,7 процента, а реализация коньяка, включая коньячные напитки и бренди, возросла на 18,3 процента. Продажа виноградных вин, включая напитки, выросла на 11,3 процента, реализация пива увеличилась на 10,8 процента. Такие данные приводит Национальный статистический комитет.
 
В автомагазинах разрешили продавать водку. А вот еще один факт: в Беларуси установлен перечень алкогольных напитков на текущий год, на импорт которых не распространяется исключительное право государства. В Минторге объяснили, что это позволит расширить ассортимент элитной алкогольной продукции в ресторанах, кафе, крупных торговых центрах, имеющих отделы коллекционных напитков.
Все это происходит на фоне озвученных официальных цифр: в прошлом году в Беларуси было зарегистрировано около 195,2 тысячи людей с алкогольной зависимостью. Обеспокоенность медиков вызывает тот факт, что среди них становится все больше представительниц прекрасного пола. По данным Национального статистического комитета, только за последние пять лет количество зарегистрированных алкоголиков среди женщин возросло на 31 процент.
 
Долго ли умеючи?
 
Среди всего мирового арсенала антиалкогольных мер в Беларуси наибольшую популярность обрели, в общей сложности, три. Во-первых, это запрет на продажу спиртного детям до 18 лет, во-вторых, ограничение на реализацию алкоголя в определенные дни и часы, в-третьих — государственная акцизная политика.

К сожалению, чуть ли не в каждом населенном пункте обязательно найдется торговая точка, в которой продавец, не моргнув глазом, отпускает школьникам бутылки пива, а старшеклассникам или первокурсникам — напитки и того крепче. Это уже вопрос самосознания и самоуважения, если угодно, — даже гражданской позиции, когда у человека желание внести в кассу дневную выручку порой превалирует над элементарной моралью и банальным страхом преступить закон.
 
Впрочем, и с ограничением продажи спиртного дела, как выясняется, обстоят не лучше. Там, где “беленькую” и “бырло” (как в народе называют дешевые плодово-ягодные вина) запрещают к реализации по выходным или же после 22.00, предприимчивые любители зеленого змия затариваются ценным продуктом заранее. Не в субботу — так в пятницу. Не вечером — так с утреца.

Что же касается акцизной политики, тут все еще сложнее. “Нас запугали пивным алкоголизмом, однако давайте будем реалистами: сколько нужно, извините, “выдуть” этого напитка, чтобы спиться? — высказал свое мнение “Народной газете” независимый эксперт экономист Сергей Чалый. — Повышение акцизов привело к тому, что бутылка пива почти сравнялась по стоимости с бутылкой водки. Ну и что предпочтет купить работяга, возвращаясь в пятницу после трудовой смены домой? Наверняка то, что даст ему, скажем так, больший результат за те же деньги. Вот и получается: боремся с пивным алкоголизмом, одновременно спаивая народ крепким спиртным”.

В это же время доходы от продажи плодово-ягодных вин, необычайно популярных в белорусской глубинке, пополняют копилку районных бюджетов. Коллега, родня которой проживает в Дзержинском районе, рассказывает: каждое лето деревенские бабушки собирают едва ли не тонны поречки, которую успешно продают местным винодельческим заводам. Те, в свою очередь, не менее активно производят “чернила” с полуэротическими названиями “Эммануэль”, “Розовый рай”, которые затем скупаются славными представителями сельской алкогольной “элиты”.
 
История знала случаи
 
Еще парочка редко принимаемых мер, к тому же не пользующихся популярностью ни у чиновников, ни у народа, стоят как бы особняком от остальных. Речь идет, во-первых, о повышении цен на водочно-коньячные изделия. Учтем: рентабельность производства одной бутылки водки сегодня, по некоторым подсчетам, составляет около 80 процентов. А то и больше. Заплатить до 40 тысяч рублей за “беленькую” в состоянии почти каждый. Вопрос, как часто возникает потребность пополнять запасы спиртного в домашнем баре. Станем ли мы меньше пить, если приемлемая пока что цена вырастет в два раза?

— Повышать стоимость спиртного нужно хотя бы потому, что водка сегодня стоит дешевле, чем селедка и колбаса. Но, на мой взгляд, эта мера все равно не даст результатов, — уверен директор Республиканского центра медицинской реабилитации и бальнеолечения Сергей Корытько. — Помните анекдот? “Папа, повысили цены на спиртное, теперь ты будешь меньше пить? — Нет, детки, теперь вам придется меньше есть!” Грустный пример, но в жизни именно так чаще всего и происходит...

А теперь — про во-вторых. Наиболее радикальные противники алкоголизации населения рьяно выступают за введение приснопамятного “сухого закона” на территории. Для тех, кто несколько подзабыл, напомню: 17 мая 1985 года в газете “Правда” был опубликован и вступил в силу Указ Президиума Верховного Совета СССР “Об усилении борьбы с пьянством”. Большинство современных аналитиков сходится во мнении, что это постановление сыграло заметную роль сначала в обнищании, а затем и в развале некогда великого государства. Нельзя не отметить, впрочем, существенные плюсы: в период 1986—1990 годов продолжительность жизни мужского населения нерушимого союза увеличилась на 2,5 года и достигла почти 63 лет. Преступность в состоянии алкогольного опьянения уменьшилась в несколько раз, люди стали меньше страдать сердечно-сосудистыми заболеваниями. Но!

До 1986 года производство и реализация алкогольной продукции составляла порядка 25—30 процентов прибыльности бюджета СССР. А за так называемую “двенадцатую пятилетку” производство водки — основного традиционного народного напитка снизилось с 806 миллионов до 60 миллионов литров. К тому же подешевела нефть, “громыхнул” Чернобыль... Все это привело к тому, что впервые за многие десятилетия бюджет недосчитался значительных сумм и стал дефицитным!

Таким образом, ограничение продажи алкоголя привело едва ли не к прямо противоположному эффекту. Ведь распитие спиртных напитков веками считалось на Руси национальной традицией. Вместо трезвости народа власть увидела огромные утренние очереди в магазинах, советские граждане с энтузиазмом пили... одеколон, различные моющие средства! В стране расцвели самогоноварение и продажа поддельной водки...
 
Что мы знаем о культуре пития?
 
Во всем мире современные антиалкогольные программы во многом схожи с кампаниями по борьбе с курением. Последние сегодня превратились в настоящий бизнес, поддерживаемый фармацевтическими корпорациями, которым выгодно производство антиникотиновых препаратов. Только вот алкоголь, в отличие от сигарет, наносит серьезный вред организму только при употреблении в больших количествах. Так стоит ли разворачивать широкомасштабную борьбу, цель которой — провозглашение полного отказа от употребления спиртного?

— Одной таблетки от беды под названием алкоголизм нет, в этом деле необходим системный подход, — считает член Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь по образованию, культуре, науке и научно-техническому прогрессу Анна Онищук. — Пример родителей, воспитательная работа с детьми в школах, ссузах и вузах, запрет скрытой рекламы спиртного в торговле. Как депутат, я выступаю за ограничение продажи алкоголя лицам, не достигшим 21 года. Потому что в 18 лет еще не полностью отдаешь себе отчет в том, какие последствия для его здоровья могут иметь те или иные действия. И, конечно, алкоголь не должен продаваться абсолютно в каждом магазине. На Западе для реализации спиртного отведены специальные торговые точки и не всегда они находятся в черте города.

Большинство белорусских наркологов, в том числе и заместитель главного врача городского клинического наркологического диспансера Минска Александр Алишевич, единодушны в том, что наше общество необходимо не просто переучивать, а заново учить культуре пития, которая у белорусов, надо признаться, отсутствует напрочь. Можно сколько угодно запрещать продавать спиртное после 22.00, на выходные или в праздники, можно поднимать цены на водку, пиво и вино до гигантских размеров, — люди все равно будут НАПИВАТЬСЯ, а не ВЫПИВАТЬ. Пусть не так часто, как при низкой стоимости бутылки водки, зато, как говорится, — еще больше от души. Запретный плод, как известно, сладок вдвойне. Мы не понимаем, что для расслабления после тяжелого рабочего дня не обязательно распивать две бутылки на двоих. Что пользу сердцу приносит только один бокал сухого красного вина и то далеко не каждый день...

Завтра, как известно, начинается сегодня. И, быть может, еще не все потеряно для молодого прогрессивного поколения, если все окажется вовремя и к месту: родительский пример дома, поучительные слайды — в школе, лекторий с примерами из жизни — на занятиях в вузах...
Мы уже прошли через слишком многое: запрет алкоголя, вырубку виноградников. Так что приходится учиться на своих ошибках: при отсутствии антиалкогольного воспитания с детства белорусской нации будет очень трудно рассчитывать на успех в этом деле в течение еще очень многих лет.
{banner_819}{banner_825}
-15%
-50%
-15%
-20%
-10%
-20%
-50%
-50%
-30%