Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


В последнее время белорусские власти нашли новую панацею, способную решить наши проблемы, соломинку, ухватившись за которую, можно продержаться на плаву. Официальные лица стали настойчиво подчеркивать, что Беларусь — транзитная страна, из чего должен проистекать ее особый статус в Европе. Идея не новая, но в последнее время на ней стали концентрировать особое внимание. На прошлой неделе в Минске теме транзита через Беларусь был посвящен семинар для журналистов. О специфической роли Беларуси как заслона на пути проникновения в Европу незаконных мигрантов, наркотиков и контрабанды говорил Лукашенко в интервью немецкому журналу "Шпигель" в понедельник.

Из того факта, что Беларусь расположена в центре континента, по мысли наших руководителей, должен вытекать ряд весьма значимых последствий. А именно: нашу страну нельзя изолировать; Беларусь — незаменимый партнер, с которым придется иметь дело вне зависимости от желания Европы; на этом основании Беларуси надо помогать, например в обустройстве границы; по мере развития европейской интеграции роль нашего государства будет возрастать; от одного того факта, что Беларусь — транзитная держава, мы будем получать все возрастающие дивиденды.

Что это — новый миф или естественное стремление задействовать плохо использовавшийся раньше объективный фактор? То, что географическое положение страны является ее геополитическим ресурсом — это старая и давно известная аксиома. Основоположники геополитики считали, что оценка силы или слабости государства должна начинаться с анализа его географического положения. Причем этот фактор в наименьшей степени подвержен изменениям. Если говорить о Беларуси, то расцвет первого государственного образования на нашей земле — Полоцкого княжества в период Киевской Руси в первую очередь был обусловлен тем, что оно оказалось на пересечении торговых путей, прежде всего — "из варяг в греки".

Беларусь находится в центре Европы, на пересечении трансъевропейских коммуникаций: транспортных артерий, энерго-сырьевых и товарных потоков. Это создает благоприятные условия для подключения страны к общеевропейской интеграции, превращения ее в важный элемент экономического пространства новой Европы. Причем Беларусь втягивается в этот процесс помимо собственной воли. Рамки и темпы его задаются мощными экономическими центрами силы в лице ЕС и России. Речь идет о программе Евросоюза по развитию транспортных коридоров, возрастании российских поставок нефти и газа в Европу.

Однако также давно известно, что любой ресурс — это лишь потенциал. Им можно эффективно воспользоваться, но его можно и бездарно разбазарить. Например, огромные запасы нефти и доходы от них не спасли СССР от краха. А страны Персидского залива в это же время за счет нефтедолларов превратили пустыню в земной рай.

Серьезным барьером на пути реализации благоприятного потенциала является государственная политика Беларуси, созданная в стране экономическая и политическая система.

Еще с советских времен Беларусь является частью восточной ветви единого европейского топливно-энергетического комплекса, причем его ключевым и незаменимым элементом. Так, через нашу страну прокачивается почти две трети всего российского экспорта нефти в Европу. Однако спровоцированный властями конфликт вокруг собственности кампании "Запад-Транснефтепродукт" отнюдь не способствует увеличению объемов прокачки нефти.

Через Беларусь и Польшу построена одна ветка газопровода Ямал — Европа, по которой прокачивается около 25 млрд. кубометров газа. ЕС и Россия приняли решение увеличить поставки российского газа в Европу более чем в два раза. Для этого старых труб недостаточно. Вопрос о месте строительства новой ветки еще не решен. Белорусские официальные лица уверяют, что обойти нашу страну не удастся. Не очень понятно, на чем основан их оптимизм, особенно на фоне нескончаемого конфликта между властями Беларуси и "Газпромом". Причем представители российской кампании неоднократно намекали на то, что они деликатно называют "несанкционированным забором газа" в Беларуси.

Лукашенко несколько раз грозил Европе, что если она не даст денег на обустройство наших западных границ, то Беларусь откроет их и будет пропускать все, что идет с Востока. Но вопрос о западной помощи нельзя вырывать из всего контекста отношений между Беларусью и объединяющейся Европой. Будь у нас нормальные отношения с Западом, были бы и деньги.

В последние годы возникла новая проблема в отношениях между Беларусью и соседними государствами. Здесь масштабный характер приобрела конфискация таможенными службами транзитных товаров и транспортных средств. Известно, что в Беларуси частная собственность не защищена и конфискация собственности, имущества, финансовых средств в пользу государства происходит часто и в значительных размерах.

Теперь эта практика переносится на зарубежных собственников. Конфискация грузов и транспортных средств происходит по упрощенной процедуре. Суды поддерживают предложения таможенных органов. Повод находят самый простой. В 70% случаев груз объявляют "бесхозным".

Таможня дает около 30% доходов госбюджета. И среди них растет доля конфискованных товаров. Посол России в Беларуси Александр Блохин привел такие цифры. В 2000 г. белорусскими таможенниками было конфисковано товаров на сумму 15 млн. дол., в 2001 г. — на 30 млн., в 2002 г. — на 60 млн., а за восемь месяцев 2003 г. — на 66 млн. дол. Геометрическая прогрессия.

Президент издал несколько декретов и указов, регулирующих процесс использования конфискованного имущества. Создана целая сеть государственных и частных магазинов по продаже конфискованных товаров. Иначе говоря, экспроприация имущества зарубежных собственников поставлена на поток и стала почти отраслью белорусской экономики. Такого, пожалуй, нет нигде в мире.

Логика властей понятна. Чтобы спасти систему, пополнять сокращающийся госбюджет, нужно забирать деньги у буржуев. Своих крупных предпринимателей уже раскулачили. У мелких больше не возьмешь, ибо их количество сокращается. Остается охотиться на зарубежных толстосумов.

Понятно, такая политика вызывает недовольство хозяев транзитных грузов, вызывает конфликты с соседними государствами. Некоторое время назад от имени немецких бизнесменов протест заявил посол ФРГ в Беларуси. О защите своих собственников ходатайствовало посольство Молдовы и другие. Особо активно критикует белорусские власти российский посол А.Блохин. На упомянутом выше семинаре с участием приехавших сюда российских журналистов, который должен был символизировать нерушимость интеграции двух государств, посол России выступил с негативной оценкой действий белорусской таможни: "Совершенно непонятно, почему таможня Беларуси делает вывод, что груз бесхозный. <…> Это вообще не вопрос белорусской стороны, и этот вопрос никак не связан с белорусским транзитом".

Таким образом, Беларусь превращается в своеобразную черную дыру в центре Европы, где бесследно исчезают транзитные грузы. Российские представители утверждают, что большинство ценных грузов уже идет в обход Беларуси, их транзит через нашу страну сократился на 30%.

Официальный Минск настойчиво подчеркивает, что Беларусь представляет для России ценность, прежде всего как территория надежного транзита в Европу. 80% всех транзитных грузов, следующих через Беларусь, идут либо в Россию, либо из нее. Это, дескать, один из факторов интеграции.

Отметим в скобках, что этот часто повторяемый постулат есть не что иное, как застарелая мифологема. Потому что Польша, например, тоже является для России транзитным государством. Причем не менее надежным, чем Беларусь. Во всяком случае, в отношениях с ней у Москвы нет такого количества скандалов, как с Минском. Хотя Польша в скором будущем станет членом НАТО и ЕС.

Вот так стал сейчас рушиться образ Беларуси как надежной транзитной страны для России. Статус Беларуси как надежной военной крепости на пути в Россию западных супостатов исчез еще раньше, как только Москва стала проводить политику партнерства с НАТО и ЕС. Что остается?

Между тем проблема с конфискатом становится еще одним фактором, который выводит "белорусский вопрос" на международный уровень. Белорусская модель перестает быть лишь внутренней проблемой Беларуси, она становится международной проблемой, ставит под сомнение транзитный статус нашей страны, которым так гордятся официальные власти.

Валерий КАРБАЛЕВИЧ
0058045