Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


следствие в отношении экс-гендиректора МТЗ завершено. Всю минувшую неделю адвокаты Леонова и представители прокуратуры выступали в судебных прениях, формулируя свою позицию по уголовному делу. Кульминацией стало последнее слово обвиняемого, длившееся около 10 часов. В конце своего выступления Михаил Леонов заявил, что "деструктивные силы" начали действия против Лукашенко, и призвал "все здоровые силы, весь белорусский народ объединить свои усилия и вместе с президентом (...) построить процветающее общество с качественной жизнью".

Предполагается, что приговор экс-директору МТЗ будет оглашен 23 декабря. Каким бы ни было решение, оно войдет в историю отечественного судопроизводства. Впервые белорусские правоохранительные органы обвинили управленца предприятия республиканского масштаба в том, что он попытался легализовать полученные преступным путем средства, открыв счета в зарубежных банках на себя и членов своей семьи на общую сумму около $20 млн. Сторона обвинения посчитала доказанными практически все действия Михаила Леонова, подпадающие под квалификацию УК, и просила приговорить его к 12 годам заключения в колонии усиленного режима с конфискацией всего имущества и пятилетним поражением в правах.

Что доказали

Все эпизоды преступной деятельности Леонова (их более 270) относятся к тому времени, когда он был руководителем ПО "МТЗ". Занимая пост гендиректора, Леонов якобы лоббировал интересы нескольких зарубежных компаний — поставщиков запчастей к тракторам, за что получал вознаграждения. Денежные средства аккумулировались на счетах в Commerzbank (Германия), открытых с помощью директора представительства "Приорбанка" Владимира Денищенкова на Леонова, его жену и двух его дочерей. Действия Леонова "вписались" в ряд статей УК, карающих длительным сроком лишения свободы: "хищение путем злоупотребления служебными полномочиями"; "пособничество в незаконной предпринимательской деятельности"; "получение взяток в крупном размере", "легализация преступных доходов", "уклонение от уплаты налогов" и пр.

Выступая в судебных прениях, гособвинители Олег Шандарович и Сергей Касперович заметили, что "дело Леонова" впервые в истории отечественного судопроизводства рассматривает столь большой объем обвинений по хищению сумм "на многие миллионы долларов" и их легализации. Отмечена была и должность, которую на протяжении 6 лет занимал Леонов, а вот рассуждения о заказном характере дела, по мнению прокурора, оказались надуманными. 150 томов уголовного дела и показания около 250 свидетелей подтверждают, как это следует из доводов стороны обвинения, причастность экс-гендиректора к совершению преступлений. Из более чем внушительного списка исключен всего один эпизод ценой в $160, рассматривающий хищение Леоновым командировочных расходов при поездке в Болгарию. Доказательства по нему сторона обвинения посчитала спорными, а потому трактовала в пользу обвиняемого.

Счета и покупки

Наибольший интерес наблюдателей был обращен на "леоновские миллионы", аккумулированные, по версии следствия, в двух отделениях Commerzbank — во Франкфурте-на-Майне и Люксембурге. Незадолго до окончания судебного следствия прокуратура предъявила Леонову новое обвинение. Это стало возможным на основании исполнения международно-правовых поручений, с которыми прокуратура обращалась через немецкие правоохранительные органы в Commerzbank. Документы компетентных органов ФРГ и Люксембурга и легли в основу уверенности прокуратуры Беларуси о существовании "счетов Леонова".

Не осталось без внимания и то, что администрация филиала Commerzbank во Франкфурте-на-Майне, узнав о проводимом в Беларуси расследовании, самостоятельно обратилась летом 2002 г. в соответствующий краевой орган полиции и заявила об имеющихся подозрениях относительно природы счетов Леонова и его жены.

В рамках дела исследовались кредитные карты, при помощи которых Леонов и члены его семьи становились собственниками "дорогостоящих приобретений", а также некоторые из этих приобретений и расходов. Речь идет об автомобилях Mersedes Benz и Kraisler 300 M, купленных бывшим директором МТЗ за рубежом (стоимость — DM 21 тыс. и DM 30 тыс. соответственно); мебели в квартире Леонова, которую, по самым скромным оценкам товароведческая экспертиза оценила более чем в $25 тыс.; карточных счетах в ОАО "Приорбанк" на сумму около $10 тыс.; телевизоре стоимостью в $1 тыс. Следствию удалось установить, что незадолго до покупки автомобилей со счета Commerzbank во Франкфурте-на-Майне были сняты аналогичные суммы.

Определяя Леонову возможную меру наказания, прокуратура обратила особое внимание на личность обвиняемого, который совершал действия, максимально пытаясь скрыть их истинную природу. Было отмечено, что более чем за полгода судебного следствия так и не удалось обнаружить смягчающих вину экс-гендиректора обстоятельств. Суду предложено конфисковать изъятые у Леонова деньги в сумме около $15 тыс., автомобиль Kraisler 300 M, охотничье ружье, бытовую технику. Конфискации в доход государства подлежат также деньги, обнаруженные на счетах Леонова (923 тыс. евро), его жены и дочерей (по 209 тыс. евро у каждой).

Выступая с последним словом, бывший гендиректор МТЗ оказался на редкость многословен — его речь продолжалась на протяжении двух дней. Хотя, как заявил Леонов в начале выступления, "у меня нет сил опровергать подобный абсурд, который льется вот уже два года". Речь экс-директора мало чем отличалась от речи двух его адвокатов, поэтому смысл столь длительного выступления остался явно непонятым присутствующими на суде.

В очередной раз Леонов дал оценку работы следствия, назвав все его действия "ложными и фальшивыми", и заметил, что "виноват лишь в том, что, не покладая рук, всю свою жизнь честно и добросовестно трудился на благо нашей страны и народа, а меня обвиняют в том, что (...) 30 лет назад я затесался на МТЗ совершать хищения, искусно скрывал свою личину, дабы предотвратить раскрытие моей преступной сущности".

Абсурдным, по словам экс-гендиректора, было всё: факты сговора с руководителями коммерческих структур, факты хищений и получения взяток, а так же открытие счетов. О последнем, по словам Леонова, "узнал, наверное, весь мир, однако (...) широкой общественности за рубежом уже известно, что все эти счета находятся здесь, в уголовном деле и следствии". В очередной раз экс-гендиректор заметил, что "несостоятельность обвинения, построенного на неграмотных арифметических расчетах, его необоснованность очевидно свидетельствуют о полном провале доказательств моей вины".

Леонов указал, что "слухи есть, а денег нет", в чем и состоит "чудовищность обвинения". А сотни документов, присланных из Германии, — фальшивки. "Внимательный осмотр документов позволяет предполагать, что они изготовлены с помощью технических средств. (...) Ни один документ не имеет никакой юридической силы, не соответствует международным требованиям. Как заметил Леонов, "представляя меня как международного преступника, следствие нанесло моей репутации, чести и достоинству непоправимый ущерб".

Пытаясь восстановить поруганную честь, экс-гендиректор в очередной раз отметил, каких успехов добился МТЗ под его руководством, и пояснил, что "устранение устроили конкуренты и злопыхатели, которые решили убрать МТЗ с рынков сбыта. К моему большому сожалению, эта задача решается успешно. Завод в последние два года прекратил развиваться, рентабельность упала с 25% до 8%".

По мнению Леонова, последнее обстоятельство приняло политическое звучание, т.к. уголовное дело — "провокация с целью обмана народа нашей страны. Мероприятия в отношении меня не есть самоцель. Есть цели более далеко идущие. Я полагаю, что деструктивные силы реализуют таким образом масштабные мероприятия против президента нашей страны, готовя ему коллапс в экономике к окончанию второго президентского срока. (...) Подавив менеджмент, сломив его волю и инициативу, (...) можно без особых усилий разбалансировать экономику, лишить перспектив развития и тем самым создать в стране социальную напряженность, недовольство властью и полный народный антагонизм с этой властью".

В конце речи Леонов обратился к представителям СМИ, большинство из которых успели к тому времени покинуть зал суда, утомленные столь долгим выступлением. "Борьба против президента превратилась в борьбу против народа, против его будущего и настоящего. Этого допустить нельзя. Я обращаюсь ко всем здоровым силам, ко всему белорусскому народу объединить свои усилия и вместе с президентом (...) построить процветающее общество с качественной жизнью".

Надо думать, это было последнее выступление Леонова в зале суда: 23 декабря по делу бывшего руководителя МТЗ будет оглашен приговор.

Елена АНКУДО, "Белорусская газета"
0058045