Антонина Хокимова, Елена Жук, Елена Трибулева, Павел Куницкий,

Состарившиеся деревни, ветхие, пустующие дома на сельских улицах - неприглядная сторона современной глубинки. Но есть и обратная сторона у этой медали - жаждущие прикупить "домик в деревне" горожане, изнывающие от духоты в каменных многоэтажках. Можно ли совместить два противоположных вектора? Оказывается, вполне.

И в сельских, и в районных администрациях принимают меры, чтобы на месте бесхозных усадеб вновь затеплилась жизнь. Правда, в этом деле немало подводных камней, но надежда стать владельцем сельского домика "окнами в сад" еще есть у нынешних горожан - не опоздать бы.

Ветхие дома в Жабинковском районе сносят с разрешения наследников

Грустное зрелище - брошенный дом с пустыми глазницами окон, двор с одичавшим садом и буйно разросшимся бурьяном. Когда-то здесь звучал детский смех, по утрам из трубы весело струился дым и будил окрестности горластый петух. Но постаревшие хозяева сдали свою последнюю крепость, а наследники, близко ли, далеко ли отправившиеся в поисках лучшей доли, не спешат протаптывать поросшие травой тропинки, ведущие в родительский дом.

В конце 1990-х - начале 2000-х годов в Жабинковском районе таких домов по деревням была не одна сотня. И неизвестно, как долго еще пустующие дома усугубляли бы эту картину запустения. Но ситуация кардинально поменялась. В феврале 2006 года был издан указ главы государства № 70 "О мерах по упорядочению учета и сокращению количества пустующих и ветхих домов с хозяйственными и иными постройками в сельской местности".

Назвался наследником…

- С 2006 года, - рассказывает заместитель председателя Жабинковского райисполкома Анатолий Шолтанюк, - специальная комиссия ежегодно обследует сельские населенные пункты. За это время в нашем небольшом по площади районе выявлено 216 пустующих и ветхих жилых домов. Их них 117 снесены собственниками, а 99 были включены в регистр учета пустующих домов, расположенных в сельской местности.

70-й указ определил критерии отнесения строений к пустующим. Под эту категорию подпадают дома, в которых собственники (или наследники) проживают в общей сложности менее одного месяца в календарном году на протяжении трех лет подряд.

Появились и инструменты воздействия на таких хозяев. Теперь нерадивых владельцев, не желающих содержать в порядке дом и дворовую территорию, можно не только предупреждать и штрафовать. Дома, включенные в регистр, после обследования комиссией по решению суда могут передаваться в собственность сельсовета.

По состоянию на 1 апреля из 99 домов, попавших в "черный список" по Жабинковскому району, 18 переданы в собственность административно-территориальной единицы, 32 дома снесены собственниками, а от 27 владельцев или наследников получено уведомление о намерении использовать дома по назначению.

А договориться - лучше

Увы, отношения с наследниками зачастую складываются непросто, в чем на горьком опыте убедились в Степанковском сельсовете. Там по решению суда в собственность местного органа власти был передан дом, признанный в судебном порядке бесхозяйным. Строение решили снести с помощью МЧС.

Но работники, на которых была возложена эта миссия, по ошибке снесли дом по соседству, показавшийся им более ветхим. За ним действительно на протяжении ряда лет никто не присматривал. Кроме того, работу, проделанную временем, довершило упавшее дерево.

Но, когда от дома осталась груда бревен, буквально через день отыскалась наследница, которая предъявила свои права на него. Виновных в сложившейся ситуации долго искать не пришлось. Дескать, председатель сельисполкома недосмотрел. Теперь местному голове приходится исправно возмещать причиненный наследнице ущерб.

"Мы стараемся не обращаться в суд, а договариваться с наследниками, - рассказывает председатель Озятского сельисполкома Анна Шкарупо. – Если четыре года назад на территории сельсовета было 50 пустующих домов, то сейчас – только 8. Если мы видим, что дом ветшает и никому из наследников не нужен, мы проводим с ними беседу. Они письменно обращаются в сельисполком с просьбой оказать помощь в сносе строения и обязуются не предъявлять претензий. В Озятах на месте снесенных домов, чтобы здесь не образовалась "прореха", строилось служебное жилье местного СПК. Особенно много жилых домов возводилось в 2007-2008 годах, когда создавался агрогородок".

"Сады радости" и пчелопасека

Озяты – это большая и хорошо обустроенная деревня, где есть и природный газ, и водопровод. Поэтому жилые дома покрепче, оставшиеся без хозяев, как правило, находят новых владельцев. Такая же картина в расположенных на автомагистрали М1/Е30 Ракитнице и поселке Ленинский. А у пустующих домов в небольших отдаленных деревнях, чтобы не быть снесенными, есть два шанса – обрести статус агроусадьбы или превратиться в дачную резиденцию наследников.

На территории Степанковского сельсовета две действующие агроусадьбы расположились в живописных окрестностях Жабинки – в деревнях Житин и Олизаров Став. Наследники продали свои дома предприимчивым людям.

Лариса Погоцкая приобрела дом, еще не успевший получить клеймо "пустующего", случайно. Они с мужем ехали по дороге из Жабинки в Каменец и свернули в 8 километрах от райцентра там, где стоял указатель "Житин". Место оказалось очень живописным, и дом на продажу нашелся: наследник уехал на жительство в Украину.

Теперь у бывших горожан Погоцких дом, который увеличивается в размерах и благоустраивается, и большое хозяйство: свиньи, домашняя птица, козы и корова. На отдых в агроусадьбу "Сады радости" приезжают не только соотечественники, но и россияне, и шведы.

А буквально в километре отсюда, в маленькой деревушке Хмелевка, одна знакомая надумала приобрести сельскую усадьбу. Приглянулся ей когда-то домик, по-хозяйски обустроенный ветераном войны, кавалером двух орденов Славы Иваном Макаревичем. Она с восторгом рассказывала, какие там добротные дворовые постройки, а рядом - светлая опушка, обсаженная березами. Но, когда претендентка на якобы опустевший после смерти хозяев дом наведалась в Хмелевку, она застала дом открытым. А в саду возле домиков с пчелами суетился проживающий в столице наследник – сын Макаревича Олег. Он рассказал, что после ухода на пенсию намерен обосноваться в родительском доме и всерьез заняться пчеловодством. Так что дом, увы, не продается…

430 домов значатся пустующими на Кобринщине

В старину говорили, что оставшемуся без хозяина дому тяжелее, чем сироте. Федор Степанович об этом никогда не забывает. И хотя мужчине уже далеко за семьдесят, в родительском доме, что стоит на краю одной из удаленных от Кобрина деревень, он бывает чаще, чем у докторов. Всегда находится причина, чтобы посетить родной уголок:

"Я еще в силах и траву во дворе скосить, и окошки покрасить, и печку побелить. В деревне уже мало кто остался из старожилов: кто умер, кого дети забрали к себе. Пустующих домов хватало. Как посмотришь, так нехорошо на душе становится.

А на днях приехал – и будто попал не туда, – рассказывает мужчина. – В трех соседних домах появились новые хозяева: купили у наследников под дачи, привели все в порядок. Дома-то, между прочим, до сих пор крепкие, пригодные и для постоянного проживания. Так вот, новые владельцы уже и грядки посадили, значит – будут здесь бывать часто. Стариков, оставшихся в деревне, это очень радует".

В последнее время количество неиспользуемых домов в сельской местности уменьшается. То ли подействовала работа местной власти, то ли народ изменил свое отношение к заброшенным квадратным метрам по каким-то иным причинам. Так или иначе, стали объявляться либо прямые наследники позабытых хат, либо родственники, претендующие на эту роль. Правда, желающих накрепко осесть в сельской местности среди них не находится: деревенский домик автоматически становится дачей. Что ж, это тоже неплохой вариант.

Например, на территории Батчинского сельского совета в Кобринском районе дома идут нарасхват. Причиной тому симпатичная окружающая среда и близость районного центра. Перестали пустовать хутора, не простаивают и деревенские избы.

Кто-то использует приобретение для семейного отдыха, а кто-то решил заняться туристическим бизнесом. На сегодняшний день здесь около 30 неиспользуемых бывших жилых строений, но по-настоящему бесхозных – лишь 2 дома. Наследники не найдены, и в течение трех лет здесь никто не проживает.

Самый солидный запас неиспользуемых квадратных метров зафиксирован в Городецком сельсовете: около 250 домов из разряда ветхих, прописанных в отдаленных умирающих деревнях. В самом Городце и Октябре, Камене и Липово пустующие дома пользуются спросом. Тут регулярно дети приезжают и присматривают, там молодожены купили пустовавшую избу. Есть в числе новых (правда, временных) жителей и семья из российской столицы. Москвичи приобрели недвижимость на родине предков, чтобы хоть раз в году приезжать сюда в отпуск.

Как сообщили в отделе жилищно-коммунального хозяйства Кобринского райисполкома, бывают и курьезные случаи. В одной дальней деревеньке человек приобрел дом. Все по закону, сделку оформили нотариально, но на этом действия вступившего в права владельца и завершились на несколько лет.

Так получилось, что никто из жителей деревни не знал, что дом продан. Когда шла работа по выявлению бесхозных строений, по документам выяснили – прежний хозяин уже покинул этот мир. Оформили исковое заявление по прекращению прав собственности, дело дошло до суда. И тут вдруг кто-то случайно вспомнил: вроде бы шел разговор о купле-продаже этого дома.

Возобновили поиски, и не напрасно: оказалось, нынешний владелец посчитал, что документа по сделке достаточно, и не заявил о своих правах в местном сельисполкоме. Свою роль сыграло и то, что человек со времени приобретения дома ни разу не показался в деревне. Потому чуть не лишился недвижимости.

В целом ситуация по Кобринщине такова: в регистре пустующих домов (с учетом уже снесенных с лица земли) сегодня значится 430 строений. По суду бесхозными признаны и переданы в коммунальную собственность с последующим решением их судьбы 66 домов. Практически все они уже снесены, так как из-за ветхости не годились для использования.

Пустующие усадьбы в Каменецком районе берут "под огороды"

Деревенька Седруж Каменецкого района просто обречена быть "бесперспективной". До нее не добраться общественным транспортом (ближайшая трасса – в 2 км), нет рядом с ней речки или озера, которые привлекли бы сторонников агротуризма, да и работы, не считая личных подворий, по большому счету тоже нет.

Жизнь теплится здесь лишь благодаря небольшой молочно-товарной ферме местного хозяйства, которое ради ее поддержания возвело в деревне три "президентских" коттеджа. Два из них были предоставлены многодетным семьям – полагаю, из других населенных пунктов. Но и вместе с ними сейчас в деревне постоянно проживает 37 человек в 21 доме.

Еще 26 усадеб пустуют, в том числе и один "президентский" домик. Летом в них порой наведываются "дачники" из городских наследников, но не во все.

Число пустующих домов в деревне пополнил "президентский"

В одном из этих пустующих сейчас домов прошло мое детство. Бабушка с дедушкой в 30-х годах прошлого века построили на краю деревни добротный деревянный дом. Сельчане говорили – "на амерыканскiя грошы". Во время первой волны эмиграции старший бабушкин брат уехал в Америку на заработки (9 месяцев на пароходе плыли, рассказывала нам бабушка Оля), да там и остался. И там же умер в расцвете лет.

Нажитое добро, скорее всего, досталось американской жене, а страховка на случай смерти была оформлена на сестру Ольгу. Получать ее Ольга Артемьевна, к тому времени уже сама воспитывавшая нескольких детей, ездила аж в Варшаву. Полученной суммы хватило не только на то, чтобы построить крепкий дом, один из лучших на тот момент в деревне, но и купить немалый кусок земли.

Так мои бабушка с дедушкой из беднейших крестьян стали крепкими середняками. Впрочем, ненадолго: с приходом советской власти земля перекочевала в колхозную собственность, что, как я понимаю, избавило бабушкино семейство от многих неприятностей.

А дом остался. Пока были живы бабушка с дедушкой, мы проводили в нем каждое лето. Ах, какие вишни росли в том саду, какой урожай белого налива давала яблонька – ветки под тяжестью плодов к земле клонились! В ту пору деревня звенела детскими голосами – нас было много, нам было интересно, и светлого времени суток не хватало, чтобы всюду успеть и все сделать.

Но дети выросли и разъехались, умер дедушка Дорофей, через два года не стало и бабушки Оли, и оставшийся без хозяев дом выкупил у наследников местный колхоз. И, как говорит мама, не поскупился – построенное из пущанского леса жилье оставалось крепким и спустя полвека. Увы, инфляция 90-х превратила эти деньги в ничто…

Тот самый дом, построенный на "амерыканскую" страховку

Теперь по вечерам в Седруже в каждом втором доме не горит свет. Таких, чтобы совсем были старые и на глазах разваливались, не много. В Пелищанском сельсовете, на территории которого находится деревня, говорят, что под снос согласно указу № 70 "О мерах по упорядочению учета и сокращению количества пустующих и ветхих домов с хозяйственными и иными постройками в сельской местности" попадают всего три хаты. Остальные в более или менее ухоженном состоянии поддерживаются наследниками.

Дом, бывший когда-то для меня родным, тоже прочно стоит на земле, хотя, после того как последние жильцы переселились из него в "президентский" коттедж, в нем уже несколько лет никто не живет. Но как тоскливо проезжать по деревенской улице мимо подворий, на которых не видно никаких признаков жизни!

Есть, конечно, в районе примеры и совсем другого плана. Взять те же Млыны, "открытые" для себя когда-то представителями брестской интеллигенции. Теперь в этой маленькой (и тоже, к слову, удаленной от трассы) деревеньке нет ни одного пустующего дома, а место стареньких деревянных хат заняли современные коттеджи с ухоженными газонами.

В Беловежском сельсовете все больше желающих взять пустующие хозяйские усадьбы под огороды. Местная "районка" писала как-то, что в Кощенниках и Миневичах вообще не стало пустующих домов – все раскупили беловежцы. Но стоит чуть удалиться от "центров цивилизации" – и картина меняется. Если бы не мода последних лет на "домик в деревне", эти деревни давно бы вымерли. Говорят, ничего не попишешь – естественный процесс…

Рассадниками зла называют заброшенные дома в Пинском районе

На прошлой неделе деревню Хойно Пинского района облетела ужасная новость. 17-летний местный житель изнасиловал 11-летнюю односельчанку. Произошло это в давно пустующем доме. В минувшую пятницу насильнику предъявили официальное обвинение и поместили в СИЗО.

Теперь уже известно, что восьмиклассницу из деревни Лядец Столинского района, не вернувшуюся домой с новогодней ночной дискотеки, убивали тоже в заброшенной постройке.

По словам прокурора Пинского района Ивана Носкевича, бесхозная недвижимость в наши дни все чаще становится местом совершения правонарушений. Снести ее – значит предупредить многие преступления.

По состоянию на 1 января 2012 года на территории Пинского района специальная комиссия райисполкома в 179 населенных пунктах обследовала 755 жилых домов, в которых на протяжении трех лет никто не проживал и не пользовался земельным участком.

По 363 составлены заключения о необходимости внести их в регистр бесхозных для последующего размещения информации в печатных СМИ. У другой половины сразу же после обследования комиссией нашлись владельцы, пообещавшие привести усадьбы в порядок.

Участь 114, внесенных в регистр бесхозных, решилась после опубликования в газете информации о них. Родственники и соседи владельцев пустовавших сельских домов вышли с ними на контакт и получили у них разрешение разобрать невостребованную ими недвижимость на стройматериалы или дрова, рассказал "Вечерке" главный специалист отдела архитектуры и строительства Пинского райисполкома Роман Гузич.

По двум десяткам домов принято решение суда, они перешли в собственность местных советов. На их снос в текущем году в районном бюджете впервые выделены средства в размере 15 миллионов рублей.

Таков результат шестилетней работы по выполнению указа президента Республики Беларусь № 70 от 3 февраля 2006 года "О мерах по упорядочению учета и сокращению количества пустующих и ветхих домов с хозяйственными и иными постройками в сельской местности". Следует отметить, что сразу после его выхода сельисполкомы на Пинщине активно взялись за работу в этом направлении. Но вскоре вынуждены были притормозить. Осторожности научил один показательный случай.

На территории Боричевичского сельского Совета по указанию председателя сельисполкома, сегодня она уже на пенсии, был снесен ветхий дом, в котором после смерти хозяев многие годы никто не проживал. А спустя некоторое время объявились наследники и выразили свое возмущение.

Дело закончилось тем, что председатель сельисполкома из своего кармана возместила им стоимость снесенного дома. Повторить путь коллеги никто в районе не решился. А эффективно работать в рамках вышеназванного указа не получалось по причине существенных ограничений в нем.

Например, чтобы выставить на открытые торги еще пригодный к проживанию дом, признанный судом бесхозным и переданный на баланс исполкома, требуется вначале на недвижимость изготовить технический паспорт, а на участок - земельный акт. Стоимость таких услуг порой превышает рыночную цену самих строений, особенно это касается далеких от райцентра деревень. А дешевле продать, чем оценили в бюро по технической инвентаризации и земельному кадастру, нельзя.

Заброшенный дом в деревне Вуйвичи

На практике первым в районе с такой проблемой столкнулся Логишинский поселковый Совет. Обращенный в доход государства бесхозный, но еще пригодный к дальнейшей эксплуатации дом здесь приняли на свой баланс, изготовили всю необходимую документацию, а вот покупателя на жилье пока найти не могут. И это в городском поселке, где имеются все условия для комфортной жизни, включая природный газ!

Срок действия справки об оценочной стоимости дома тем временем закончился, нужно заказывать другую. А это дополнительные бюджетные расходы. И не факт, что дом после переоценки удастся продать. Если он никому не нужен был за 17 миллионов рублей, то за 22 миллиона, говорят в исполкоме, тем более не купят.

В сельисполкомах и Пинском райисполкоме надеются на указ президента Республики Беларусь № 100 от 23 февраля 2012 года "О мерах по совершенствованию учета и сокращению количества пустующих и ветхих домов в сельской местности". Он вступает в силу с 1 сентября текущего года и имеет ряд преимуществ перед предыдущим документом.

Согласно новому указу, для продажи с аукциона бесхозного строения не потребуется изготавливать техпаспорт и земельный акт, продать пустующее строение можно будет по рыночной стоимости на основе спроса и предложения путем открытых торгов. С учетом этих обстоятельств у многих заброшенных усадеб в сельской местности могут появиться хозяева. 

-50%
-30%
-21%
-10%
-25%
-15%
-20%
-20%
0067851