Таисия ЛЫСОВА,

Этот день в календаре не помечен красным цветом... Но каждый и так знает: 12 апреля — Всемирный день авиации и космонавтики.

Запуск на орбиту очередного спутника или космического корабля сегодня уже не воспринимается как главная новость дня. А ведь еще не так давно почти все мальчишки страны мечтали стать космонавтами. Особенно гордились причастностью к космической эре на родине Петра Климука под Брестом и в родных местах Владимира Коваленка в Крупском районе...

Не все знают, что к нашим землякам можно отнести и Георгия Гречко. Мама его родом из деревни Копцевичи Чашникского района. Потом дед будущего космонавта жил в Чашниках. И внук у него частенько гостил.

От лучины до космоса

— В детстве меня часто возили к белорусскому дедушке, в хате которого не было ни электричества, ни керосиновой лампы, ни свечей. Хата освещалась лучиной — горящей щепкой, и при этой лучине дед читал Библию и "Ниву". Не прошло полвека, и я полетел в космос: за такое короткое время наука и техника шагнули далеко вперед! Так что не случайно название у моей автобиографической книги — "От лучины до космоса".

Георгий Михайлович родился 25 мая 1931 года в Ленинграде. До войны он жил с папой — научным сотрудником и мамой — главным инженером завода в коммуналке…

— Я родился в атеистическое время. Но бабушки втайне от родителей меня крестили. Было много случаев, когда я находился на грани жизни и смерти. Четыре раза тонул, падал в пропасть. Во время войны чуть не погиб от взрыва снаряда. Разбивался на мотоцикле, горел на орбитальной станции. Но всегда, в последний момент, мне как будто кто-то помогал. Я всегда чувствовал, что меня ведет по жизни ангел-хранитель. Я верил в свою звезду. А вот в приметы никогда не верил. Однажды, например, перед прыжками с парашютом я разбил зеркало — остался жив и невредим. В следующий раз зеркала не разбил, а ногу сломал...

"У меня было три полета..."

— Что самое трудное в работе космонавта? Многие думают, что взлет. А ведь самое трудное — неизвестность. Когда не знаешь: включат тебя в экипаж или нет, заменят или нет? Отстранить от полета в последнюю минуту могут и врачи. Когда же звучит команда "Старт!" — на душе становится так легко...

С 11 января по 9 февраля 1975 года совместно с Алексеем Губаревым Гречко совершил свой первый полет на космическом корабле "Союз-17" в качестве бортинженера. Второй его полет длился с декабря 1977-го по март 1978 года. С Юрием Романенко они побили рекорд американцев по продолжительности пребывания в космосе. А в третьем полете — с 17-го по 26 сентября 1985 года — космонавту номер 34 было уже 54 года.

В отряд космонавтов он пришел в 1966 году, узнав, что Сергей Королев в своем КБ создает отряд космонавтов, причем не только из летчиков-испытателей, но и из молодых инженеров, спортсменов, ученых…

— Главный конструктор подробно расспрашивал нас, кто чем увлекается, и приучал каждого быть искренним, говорить то, что думаешь.

По признанию Георгия Михайловича, сложности поджидали космонавтов не только во время полетов на пилотируемых орбитальных станциях, но и при возвращении. Например, лично ему очень сложно было выбираться из опустившейся на воду капсулы, размер которой не больше "запорожца". В таком маленьком пространстве космонавтам приходилось менять скафандры на специальные костюмы для плавания и пением спасаться от укачивания на волнах и подступающей тошноты…

"Я пришел к вере в зрелом возрасте"


Знаменитому гостю слушатели адресовали различные вопросы — житейские и философские. Спрашивали: не видел ли он инопланетян?

Георгий Михайлович загадочно улыбался, рассказывая о "встрече с летающими тарелками":

— Я выглянул в иллюминатор и крикнул Юре Романенко: "Смотри, они летят, преследуя нас!"

"Тарелки" шли четким строем… Но выяснилось, что это всего лишь светящиеся пылинки, отделяющиеся от обшивки станции.

А корабль пришельцев Георгий Гречко искал когда-то даже на горе Синай. Но оказалось, что и та таинственная "тарелка" всего лишь вершина холма.

— У меня в кабинете не видно стен, всюду полки с книгами, и среди них много книг по религии. Кстати, не только по православию, — продолжал он. — Некоторые удивляются: космонавт, ученый, доктор математических наук — и верит в Бога. А ведь в войну все верили в Бога, особенно на фронте.

Георгий Михайлович рассказал, как после полета в космос Гагарина Хрущев на приеме в Кремле отвел Юрия Алексеевича в сторону и спросил, видел ли он Бога. Гагарин был крещеным, знал молитвы и даже выступал на пленуме ЦК с предложением восстановить в Москве храм Христа Спасителя. Поэтому на вопрос Хрущева сказал: "Конечно, видел. Бог есть". На что Никита Сергеевич тихо промолвил: "Я так и думал. Но ты никому об этом не говори…"

"Надо иметь научный ум и религиозную душу, — уверен космонавт. — Наука стремится к достижениям, а религия заботится о морали". По словам Георгия Михайловича, выражение Карла Маркса "Религия — опиум для народа" нельзя воспринимать в отрыве от контекста. Ведь Маркс имел в виду лечебное, болеутоляющее свойство опиума, который в то время широко использовался в медицинской практике.

Земля в иллюминаторе

Гречко не скрывает интереса и к научной фантастике. На слайдах, которые он обычно показывает во время своих выступлений, виды Вселенной из космоса.

Голубые дугообразные горизонты в серебристых облаках, пустыни, исчерченные волнами песка не только желтого цвета, но и красного, коричневого и черного, молчаливое безмолвие ледников, нити рек с бусинами озер…

А рядом — горящие леса, нефтяные пятна от пробуренных скважин, высохшее Аральское море…

— На поезде по Земле можно ехать долго, и она кажется бесконечной. А на космической ракете всю планету можно облететь за полтора часа и понять: она такая красивая, уютная и очень ранимая, нуждающаяся в человеческой защите…

"Для чего нужен космос сегодня?"

На этот вопрос неугомонных мальчишек Георгий Михайлович ответил кратко и по-современному: "Без аппаратуры, работающей в космосе, исчезнут Интернет и спутниковое телевидение, отключатся мобильные телефоны, потеряют курс корабли в море. Очень многое из того, что нас окружает, связано с космосом".

Спросили у Гречко и о любимом космонавтами фильме. Он подтвердил, что перед полетами его коллеги с удовольствием смотрят "Белое солнце пустыни", главный герой которого, не теряя чувства юмора, успешно выполняет задание.

Встреча с космонавтом состоялась во время его поездки по белорусским святыням по приглашению Богоявленского прихода Минска. Георгий Михайлович искренне благодарил своих спутников — настоятеля протоиерея Владимира Герасименко, священника Валерия Трухана и рассказывал:

— Мы побывали на Гродненщине, на очереди — Брестская область. Объездив весь мир, я понял, что чем дальше от Москвы, тем люди добрее и лучше…

Недельное путешествие, маршрут которого пролегал через Гольшаны, Гродно, Волковыск, Лиду, Крево и Залесье, очень понравилось знаменитому космонавту и его супруге. 
-80%
-20%
-20%
-10%
-25%
-15%
-20%
-20%
0070970