Иван Орлов,

Когда мы говорим "человек против системы", на ум сразу приходит Дон Кихот, отважно и совершенно бессмысленно сражающийся с ветряными мельницами. И тем не менее встречаются случаи, когда система отступает, пусть даже временно.

Суть дела вкратце такова. Андрей был нанят на работу охранником в малоритский ресторан "Рита". Вероятно, прежний директор увеселительного заведения осознанно брал работников из-за пределов райцентра, дабы не было кумовства на входе-выходе и по периметру.

Почти пять лет Юрчик исправно нес службу, по его словам, особого спуску никому не давал, потому что не был связан с местными родственными либо дружественными узами. В один из дней осени 2007 года ему позвонил один знакомый и попросил зарезервировать на вечер столик: в День города наплыв обещал быть большой. В книге заказов была сделана отметка о том, что столик под номером 13 заказан охраной.

В тот же вечер официантка сказала заступившему на пост Юрчику, что из-за заказанного столика между посетителями возник конфликт. Андрей подошел к столику и увидел, что его занимает не та компания, представитель которой делал накануне заказ.

Охранник попросил господ пересесть. Господа сказали охраннику все, что думают о нем, его родне и стране, в которой он имеет счастье проживать. Охранник предложил посмотреть книгу заказов, где написано, за кем числится злосчастный столик. Но и после этого компания столик освобождать отказалась.

Тогда охранник попробовал удалить посетителей силой. Посетители оказали сопротивление. В итоге потерпевший, некто Константин Зайцев, сделал заявление в милицию о том, что охранник ресторана "Рита" нанес ему телесные повреждения.

Первый приговор

В 2008 году охранник (уже бывший) ресторана "Рита" Андрей Юрчик был осужден судом Малоритского района. Причем дознание предъявляло ему обвинение по статье 339 "Хулиганство", часть вторая: "Действия, отличающиеся по своему содержанию исключительным цинизмом, либо связанные с сопротивлением лицу, пресекающему нарушение общественного порядка, либо совершенные повторно, либо группой лиц, либо сопряженные с причинением менее тяжкого телесного повреждения".

Вменялось, что охранник побил Зайцева так, что переломал скуловую кость и дугу справа со смещением. Амплитуда наказания – от трех месяцев ареста до шести лет колонии. Суд же в итоге вынес приговор, признав Юрчика виновным в преступлении, предусмотренном статьей 149 УК "Умышленное причинение менее тяжкого телесного повреждения": "Умышленное причинение менее тяжкого телесного повреждения, не опасного для жизни… но вызвавшего длительное расстройство здоровья на срок до четырех месяцев либо значительную стойкую утрату трудоспособности". Наказание: от штрафа до лишения свободы на срок до трех лет.

В процессе рассмотрения дела Малоритским судом возникло много неясностей и противоречий, вот и пришлось третьей власти менять обвинение на более легкое. Показания свидетелей были путаными и непоследовательными, никто толком ничего не видел. Лишь одна дама упорно твердила: бил охранник.

Странности творились и с медицинской экспертизой. В направлении на консультацию к хирургу малоритские медики пишут предположения: закрытый перелом скуловой кости, перелом наружной стенки гайморовой пазухи. Пишут также, что пальпация из-за опухоли была невозможна, рентген-аппарат был неисправен, а на флюорографию побитый Зайцев идти отказался.

Больной вначале показывал, что получил удар в лицо от неизвестного, потом, на опознании, с третьей попытки указал на Юрчика. На прием к врачу пришел лишь на четвертый день после получения травмы, до этого как-то мучился с переломом. Да и от стационарного лечения отказался, брат его показал, что лечился Константин дома бодягой. Лечат ли переломы бодягой? Кто как.

Потом все-таки в областной больнице вроде были сделаны снимки, но они все время куда-то терялись, да так и не нашлись. Но не оправдывать же громилу-охранника из-за таких мелочей! Суд признал Юрчика виновным по статье 149 и вынес приговор – штраф 30 базовых величин.

И это при том, что по фактам, изложенным Юрчиком в жалобах в различные инстанции, проводилась проверка, и милиция в конечном счете признала свои ошибки. Из ответа УВД: "По изложенным Вами фактам в части нарушения требований норм УПК проведена служебная проверка, в ходе которой нарушения требований норм УПК частично нашли свое подтверждение…"

Последний суд

В декабре 2011 года суд Жабинковского района снова рассмотрел дело по обвинению Андрея Юрчика в преступлении, предусмотренном статьей 149 Уголовного кодекса. На этот раз свидетельница, в 2008 году утверждавшая, что видела, как Юрчик бил Зайцева, призналась: она сказала так потому, что один из участников конфликта – ее брат, и таким образом она хотела ему помочь. Тут бы как раз и возбудить дело о даче заведомо ложных показаний, но пронесло.

Потерпевший Зайцев был подвергнут вторичной медицинской экспертизе с применением томографа. Явных следов повреждения скуловой кости и гайморовой пазухи выявлено не было. Правда эксперты утверждали, что за столько лет в молодом растущем организме все могло вполне зарасти бесследно. Даже если больной лечил перелом бодягой. Правда, одна знакомая дама-стоматолог лично мне сказала так: "Видел "синяков" на улице с ямами на лице и голове? Вот это и есть последствия незалеченных лицевых трещин и переломов". У Зайцева лицо вполне гладкое и симметричное.

Выяснилось также, что при опознании еще четыре года назад одним из статистов был милиционер в форменных брюках, что, мягко говоря, не приветствуется протоколом. Выяснилось также, что Зайцев никак не мог опознать якобы бившего его Юрчика. Потом все-таки с заданием справился.

Суд Жабинковского района вынес решение оправдать Андрея Юрчика по ч. 1 статьи 149 УК в связи с недоказанностью участия в совершении преступления. Судебная коллегия по уголовным делам областного суда рассмотрела протест прокуратуры на решение районного суда, но решила оставить приговор в силе, а кассационный протест – без удовлетворения.

Человеческий фактор

Почему же Андрей Юрчик победил? И победил ли он? Впервые о нем мы писали в 2009 году. Тогда Андрей уже обжаловал решение Малоритского суда во всех инстанциях вплоть до Генеральной прокуратуры и Администрации президента. Отовсюду шли отписки, и в принципе трудно было поверить, что стену удастся пробить.

Однако пакет документов осужденного жалобщика попал в руки одного сотрудника, точнее будет сказать, сотрудницы. Она определила, что в деле масса вопиющих нарушений. Вскоре протест на решение Малоритского суда пришел уже из Генпрокуратуры. И следственно-судебная машина, пусть и с невероятным скрипом, но завертелась в другую сторону.

Сейчас сохраняется некое шаткое статус-кво: и Юрчик оправдан, и те, кто судил его в первый раз, вроде как ни при чем. Юристы, вероятно, рассчитывают на то, что теперь-то уж Юрчик уймется.

Похоже, нет. Он хотел бы возместить компенсацию за четыре года, вычеркнутые из жизни. Его даже грузчиком в магазин не брали, потому что в базе данных во всех красках был описан его "циничный поступок" в ресторане. Более того, на суде в Жабинке выяснилось, что с 2007 года никто не удосужился снять с Юрчика подписку о невыезде и надлежащем поведении, хотя это следовало сделать сразу после первого суда. 

-10%
-20%
-10%
-15%
-20%
-10%
-40%
-40%
-20%
-20%