Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Поехать в Москву на заработки 22-хлетнему жителю Черикова Диме Гречущеву предложили знакомые, которые мотались туда постоянно. "Кинотеатр строить будем. Жить в общежитии бесплатно. Все легально. Долгосрочный контракт. Вахтовый метод: 20 дней там, 20 дома. Разнорабочим в месяц будешь 250 долларов зарабатывать", - предложение звучало заманчиво. В Черикове парень работал в деревообрабатывающем цеху. Работы много, а зарплата до 100 тысяч рублей в месяц. Да и те не вовремя. Получку иной раз приходилось ждать больше месяца. "Была не была!" - решил Дима. Тем более что вместе с ним в Москву согласился ехать и старший брат. Вдвоем проще.

9 октября родители и сестренка провожали парней в Москву. "Когда они садились в автобус, сердце щемило, - с болью в голосе вспоминает мама Галина Ивановна. - Но так плохо все было дома, что работа в Москве казалась выходом".

Пару лет назад семья Гречущевых переехала в Чериков из казахского города Караганда. "Жить там стало невозможно, - говорит Галина Ивановна. - По полгода не платили зарплаты, русских притесняли, лично нашей семье грозили физической расправой. Было страшно за детей. За бесценок продали полностью обставленную трехкомнатную квартиру и уехали в Чериков, где жили мои старенькие родители. Хорошую работу здесь найти трудно. Везде мизерные зарплаты, задержки с выплатами. Мне удалось устроиться на работу со стабильной зарплатой - фельдшером на станцию скорой помощи. У мужа-стоматолога на нервной почве зрение упало до минус 11. Его взяли только сторожем. Так что вся забота о семье легла на мои плечи".

Мириться с такой ситуацией взрослые сыновья не хотели. Поэтому и решились поехать на стройку в Москве. Обещанные 500 долларов на двоих могли вывести семью из нищеты.

"25 октября в дверь постучали, - дрожит голос Галины Ивановны. - Открываю дверь, а передо мной стоит гроб, и друзья Димы, с которыми он в Москву уезжал, глаза прячут. Я была в шоке. Заранее меня никто не предупредил, не сказал, что Дима сутки в реанимации лежал. Побоялись беспокоить..."

Как погиб сын, Галина Ивановна точно не знает. Как рассказали друзья, вечером Дима с другом вышли в магазин за продуктами. Через час друг вернулся один. Сказал, что Дима задержится. Под утро его нашли у магазина в крови со множественными ножевыми ранениями груди. Парень был еще жив. Сутки пролежал в реанимации. Но спасти его врачам не удалось.

"Что делать дальше, не знаю, - говорит Галина Ивановна. - Диму не вернуть, но я хочу, чтобы его убийцы были наказаны. В Москве заведено уголовное дело. Мой старший сын сейчас там. Через неделю должен вернуться назад. Больше я его туда не пущу. Будем жить здесь, как получится".

Легально, на основании подписанных договоров и контрактов, из Беларуси в Россию за девять месяцев этого года выехало всего 1316 человек. Реальное их число в 10-15 раз больше, но точную цифру не назовет никто.

Белорусы едут работать на российские стройки вахтовым методом, на 40-60 дней. За это время, при минимуме трат, можно накопить неплохую (особенно по меркам белорусской провинции) сумму - от 200 до 600 долларов.

36-летний Павел рискнул поехать на заработки в Москву после того, как почти год просидел без работы в родном Жлобине. Сейчас десять месяцев из двенадцати пропадает в Первопрестольной.

- Первое, что я понял: ты здесь НИКТО. Тебя наняли по дешевке, чтобы не платить налоги. Все, что ты там делаешь, - нелегально. И если тебя убьют, никто и искать не будет.

Сейчас уже пообтерся. Ремонтирую квартиры, дачи и офисы. Первое время пахал на обычной стройке, жил в общаге без условий, десять человек в комнате, получал баксов по 250-300 в месяц. Потом познакомился с одним парнем из Молдовы, посредником. С посредником работать выгоднее. Самим не надо искать заказы. Сейчас получаю 500-600 долларов в месяц, а иногда и больше. Живу там, где и работаю, потому что незачем ехать полтора-два часа домой через весь город, а утром возвращаться обратно. Сплю в бытовке. Как кормят? Я похудел за первые три месяца на 14 килограммов. Зарплату часто задерживают. Обычно месяца на два. Но игра свеч лично для меня стоит. Дома в Беларуси я просто нищий, жена без работы, двое детей-школьников. Я пытаюсь заработать хотя бы на жизнь.

Сколько гастарбайтеров гибнет на московских стройках, статистика не знает. Работодатели молчат - все равно погибшие нигде по документам не проходят. А родственники не всегда даже место работы знают.

В сентябре в подмосковном Домодедово рабочий из Беларуси Вацлав Походня "уронил" на стройплощадке башенный кран. Кран высотой в 52 метра работал на возведении 16-этажного дома. Крановщика пришлось вырезать из стальной кабины, но спасти не удалось.

В октябре на одной из стройплощадок на Осенней улице загорелась деревянная бытовка. Разбирая завалы после тушения пожара, спасатели обнаружили погибшего человека. Как удалось установить, это был строитель из Беларуси.

Наталья АРТЕМЧИК