Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


При Белорусской ассоциации журналистов появилась еще одна организация — Агентство журналистских расследований. Такое решение приняли журналисты государственных и негосударственных СМИ на учредительном собрании, которое состоялось в минской штаб-квартире БАЖ 6 ноября.

Координатором агентства избран журналист "БДГ" Сергей Сацук. Он и пояснил "Белорусским новостям", как будет действовать новая структура.

— Само агентство журналистскими расследованиями заниматься не будет. Схема действия такова: журналист проводит какое-то расследование, и у него не хватает времени, информации или сил, чтобы его закончить. Тогда он обращается ко мне — к координатору. Я договариваюсь с теми журналистами, кто способен ему помочь, даю контакты, телефоны, свожу этих людей вместе, и они продолжают начатое дело до успешного конца. Это такая "скорая помощь" для журналистов-расследователей.

Это первая часть. Вторая — привлечение к нашей работе журналистов зарубежных изданий. Скажем, в вопросах коррупции белорусским СМИ очень сложно получить информацию из-за рубежа. К примеру, польская таможня не обязана отвечать на вопросы белорусских журналистов, но она обязана отвечать на вопросы польских, информировать их о своей деятельности. И уже через польских коллег наши люди получат нужную им информацию.

Сейчас мы и проводим работу по налаживанию сотрудничества с зарубежными коллегами, формируем список тех, кто хочет заниматься такой работой, выступать в качестве экспертов и помощников. Мы хотим, чтобы в расследованиях сотрудничали журналисты государственных и негосударственных СМИ. В принципе, этот список открыт для любого, кто в такой работе заинтересован. Мы в участии никому не отказываем. Главное — это желание работать в таком ключе.

Вообще же я считаю, что в этой работе должны быть заинтересованы не только журналисты, но и власти. Журналистское расследование во всем мире — это форма общественного контроля над властью. Если есть газеты — зачем такой раздутый штат контролирующих органов? Журналисты могут сами отслеживать негативные явления в различных структурах, во многом заменяя контролирующие органы. И не надо тогда государству тратиться на большой штат контролеров — достаточно будет почитать газету, чтобы узнать, где что-то неладно.

Действительно, в странах с развитой демократией априори считается, что государственный чиновник — всего лишь наемный работник всего общества. И это общество платит ему зарплату своими налогами, точно так же, как учителям, врачам и прочим социальным работникам. В демократическом обществе пресса добровольно, сознательно и не беря ни цента из казны, выполняет практически ту же функцию, которая у нас возложена на многочисленную армию государственных контролеров. То есть — следит за деятельностью чиновников. И там все понимают, что "четвертая власть" всего лишь добровольно контролирует три первых, никак не претендуя на их прерогативы, как некоторые думают у нас.

Тем не менее, заинтересована ли белорусская власть в общественном контроле? Скорее нет, чем да. Взять хотя бы указ президента Беларуси № 300, согласно которому 56 министерств, ведомств и иных государственных структур получили возможность придавать статус секретности информации о своей деятельности.

Руководитель Центра правовой защиты СМИ при БАЖ Михаил Пастухов предвидит большие трудности в реализации замысла:

— Маловероятно, что власти будут в восторге от этой инициативы. Им создание такого центра категорически не понравится, и на сотрудничество они вряд ли пойдут. Лично я к созданию Агентства журналистских расследований отношусь с долей скептицизма. Достичь конкретных результатов в нашей ситуации будет очень и очень сложно. У журналистов, задействованных в этой инициативе, могут появиться большие проблемы… Но саму идею создания центра расследовательской журналистики нельзя не приветствовать.

Перипетии отношений государственной власти с независимой прессой показывают, что у этого скептицизма есть основания. Независимая пресса не нужна чиновникам — и не только как контрольный механизм, а в принципе. Так что может получиться, как всегда: журналисты останутся при своих интересах, а государственный аппарат — при своих.

Сергей ПУЛЬША