Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Павел ЛОСИЧ,

Похоже, нашумевшее дело о взрыве в СООО "Пинскдрев-ДСП" близится к своему завершению, несмотря на то, что главный фигурант - бывший гендиректор ЗАО "Холдинговая компания "Пинскдрев" Лоран Аринич сбежал от правосудия. С 23 августа 2011 года он находится в розыске.

Во вторник выездная коллегия по уголовным делам Брестского областного суда продолжила свою работу в Пинске. На протяжении без малого пяти часов шли прения сторон. Ожидается, что 23 марта обвиняемым будет вынесен приговор.

Черный понедельник

Напомним, трагедия в Пинске случилась в понедельник, 25 октября 2010 года, около 13.00. Взрыв произошел на участке по производству древесных топливных гранул. В общей сложности пострадал 21 работник предприятия: 2 человека погибли на месте, еще 12 скончались в больницах Пинска, Бреста и Минска. Пятеро пострадавших остались инвалидами. Ущерб составил почти 4 миллиарда рублей.

Сразу же после трагедии прокуратура Пинска возбудила уголовное дело по ч. 2 ст. 302 УК РБ ("Нарушение правил безопасности на взрывоопасном предприятии, повлекшее по неосторожности смерть человека с причинением ущерба в особо крупном размере"). Дело было принято к производству и расследовано Генеральной прокуратурой. Оно насчитывает 56 томов.

Судебный процесс начался 13 декабря 2011 года. За это время были допрошены обвиняемые, свидетели, эксперты и более 80 потерпевших. Обвиняемых трое - бывшие главный инженер ЗАО "Холдинговая компания "Пинскдрев" Владимир Шестаков, директор СООО "Пинскдрев-ДСП" Леонид Логвин и главный инженер этого же предприятия Игорь Логвин. Леонид Логвин обвиняется по ч. 2 ст. 428 ("Служебная халатность", санкция до 5 лет лишения свободы), двоим другим обвиняемым инкриминирована ч.ь 3 ст. 304 ("Нарушение правил пожарной безопасности", до семи лет лишения свободы).

Злосчастные пеллеты

Пеллеты – именно так называются топливные гранулы, изготавливаемые из опилок, щепы и других отходов деревообработки. На производство одной тонны гранул уходит 4-5 кубометров древесных отходов. Топливные гранулы — экологически чистое и эффективное топливо, которое очень популярно на Западе. Стоимость тонны пеллет доходит до 140 долларов.

Первую линию по производству древесных топливных гранул мощностью до двух тысяч тонн в месяц СООО "Пинскдрев-ДСП" установило в 2007 году. Вторую линию доводили до ума собственными силами, но акт приемки и ввода оборудования в эксплуатацию так и не был подписан, видимо, из-за сбоев в работе машины. Тем не менее руководство холдинга спускало сверху планы, требуя увеличивать производство гранул.

Примечательно, что обе линии были установлены без подготовки необходимой проектной документации. Об этом говорят результаты прокурорской проверки: "На данном предприятии неоднократно (в январе, феврале, марте, мае, июне и июле 2010 г.) отмечались возгорания и искрение на одной из мельниц участка по производству древесно-топливных гранул, постоянно наблюдался повышенный уровень пыли... в СООО "Пинскдрев-ДСП" самовольно, без соответствующих согласований санитарной службы, пожарного надзора, была установлена вторая линия по производству древесно-топливных гранул". Один из главных вопросов, звучавших в зале суда: кто в этом виноват и могли ли обвиняемые предотвратить фактически незаконное использование линии?

В стенах суда озвучивались и выдержки из докладной записки Совета Безопасности РБ. В частности, говорилось, что в среде своих коллег Лоран Аринич характеризуется как авторитарный руководитель. Низкий уровень заработной платы, привлечение работников без их согласия к работе в сверхурочное время, в выходные и праздничные дни сформировали негативное отношение рабочих к руководству ЗАО "ХК "Пинскдрев". Более того, руководство холдинга постоянно игнорировало предписания контролирующих органов, в первую очередь - государственного пожарного надзора. Совбез это связывает с "личной убежденностью в безнаказанности в связи с наличием влиятельных связей в различных государственных органах".

Защита и обвинение

Отчасти именно на этих фактах строится линия защиты обвиняемых. Так, адвокат бывшего директора СООО "Пинскдрев-ДСП" Леонида Логвина убеждена, что ее подзащитный никоим образом не мог повлиять на решения, принимаемые Ариничем. По словам адвоката, Л.Н. Логвин указывал на необходимость разработки проектной документации, но его предложения так и не были услышаны. Более того, директорская должность на "Пинскдреве-ДСП", по мнению адвоката, являлась исключительно номинальной. Даже рядовые решения о премировании работников, необходимости различных приобретений принимались исключительно с согласия руководства ЗАО. Защита Леонида Логвина привела такой факт – когда создавалось производство пеллет, Леонид Николаевич направил своих подчиненных в Луцк, чтобы изучить аналогичное производство и обезопасить собственное. "В материалах дела есть факт, что за принятие этого решения Леонид Логвин был уволен приказом Аринича. Все это указывает на отсутствие реальных полномочий у моего подзащитного", - отметила адвокат.

Также защитники в очередной раз подвергли сомнению результаты экспертизы, установившей место и причины первого взрыва, за которым в результате детонации и воспламенения пыли прогремел второй взрыв и возник пожар, что и привело к человеческим жертвам. По мнению белорусских экспертов, побывавших на месте ЧП, первый взрыв произошел на участке по производству древесных топливных гранул в системе аспирации второй линии, а источником огня явилась искра механического происхождения. Адвокаты обвиняемых подвергают сомнению результаты экспертизы, указывая на ее "вероятностный характер" и ссылаясь на заключение Центрального научно-исследовательского института фанеры из Санкт-Петербурга. По мнению российских специалистов, первый взрыв случился в молотковой мельнице, а среди причин указываются неграмотные действия рабочих, неверный порядок включения оборудования, грубое нарушение пожарной безопасности и череда трагических случайностей.

По мнению адвокатов, орган следствия не представил суду совокупности доказательств, которые позволили бы вынести правосудный, законный и мотивированный приговор.

4,5 млрд рублей в пользу потерпевших

Гособвинитель, в свою очередь, отметила, что использование оборудования при отсутствии проектной документации является нарушением, однако исправить его не торопились: "Говорят, ЗАО было не в силах разработать проектную документацию, однако никто не попытался воспользоваться услугами других организаций. В итоге без подготовки проектов были установлены обе линии".

Прокурор считает вину обвиняемых доказанной и предложила взыскать с ЗАО "Холдинговая компания "Пинскдрев" в пользу потерпевших, потерявших близких, по 300 млн, в пользу каждого из потерпевших, частично потерявших трудоспособность, - по 100 млн рублей. Прокурор попросила приговорить Леонида Логвина к 5 годам ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа, Игоря Логвина – к лишению свободы сроком на три года, Владимира Шестакова – к лишению свободы на 5 лет с направлением в исправительную колонию в условиях поселения.

Представитель ЗАО отметил, что компания с иском не согласна, поскольку СООО "Пинскдрев-ДСП" является отдельным юридическим лицом. К тому же представитель заявил, что ЗАО выполнило свои обязательства, выплатив по 100 млн семьям погибших и по 60 млн пострадавшим: "Есть принцип справедливости и разумности. Справедливость у каждого своя, а о разумности говорить не приходится. Если с предприятия взыщут 4-4,5 млрд рублей, это на нём отразится очень серьезно. Эта сумма - половина фонда зарплаты 6-тысячного коллектива".

Потерпевшие поддержали ранее заявленные гражданские иски к ЗАО "ХК "Пинскдрев" о возмещении морального ущерба. Некоторые требуют выплатить им по 1 млрд рублей.

Говорят пострадавшие

А вот слова тех, кто потерял своих близких или стал инвалидом:

- Главного виновника здесь нет, поэтому этих людей я прошу не наказывать сурово.

- Все виновные не будут наказаны. Кто-то сбежал, кто-то сумел выкрутиться. Меня поражает цинизм, с которым эти люди пытались найти виновных среди погибших. Поэтому прошу, чтобы они были наказаны по всей строгости.

- О людях никто не думал. Но я прошу о снисхождении для Игоря Логвина. Не хотелось бы, чтобы двое несовершеннолетних детей остались без отца. Я сама осталась с двумя детьми и понимаю, что это такое. (Впоследствии еще несколько пострадавших попросили о смягчении наказания для Игоря Логвина.Прим. П.Л.).

- Считаю, что вина подсудимых доказана. Они могли предотвратить трагедию, но не захотели, хотя им было хорошо известно, что это за производство и чем чревато несоблюдение техники безопасности. Погибшие часто говорили, что они сидят на пороховой бочке.

А эти люди своим бездействием допустили трагедию. И наказание должно быть жестким.

- Пошли пеллеты, пошли деньги, и все действительно забыли о людях. Сверху давили: "Деньги-деньги-деньги".

- Нужно принять меры по поиску Аринича. Он виновник. Он никого не видел и не слышал, создав обстановку, когда все ему поклонялись, как Богу. У меня есть претензии и к контролирующим органам: почему они закрывали глаза на невыполнение своих же предписаний?

- К Логвинам у меня нет претензий. Они делали, что могли. Они раскаивались, осознавали, что произошло, приходили на похороны. Главная роль – Аринича. И наказание быть должно, чтобы впредь этого не повторилось.

***
Обвиняемые в своем последнем слове были кратки. Игорь Логвин сказал, что он глубоко скорбит о произошедшем и добавил: "Я делал все, что было в моих силах, и мне не стыдно будет в свой час встретиться с душами моих друзей и товарищей". Леонид Логвин подтвердил, что он действительно обладал очень ограниченным административным и управленческим ресурсом. Владимир Шестаков высказал свои соболезнования и обратился к пострадавшим: "Если вы думаете, что для меня все это прошло бесследно, то это не так".

Судья Андрей Курисюк объявил перерыв до 23 марта. Ожидается, что в этот день подсудимым будет вынесен приговор.