Олег Галкин,

На днях протестующие против строительства Китайско-белорусского индустриального парка (КБИП) в Смолевичском районе обратились за помощью к депутату Палаты представителей Национального собрания Беларуси Геннадию Демидчику, представляющему их регион в парламенте. Тот согласился помочь. Корреспондент портала TUT.by побеседовал с народным избранником и попытался выяснить, как складывается ситуация.

Напомним, что конфликт возник в связи с планами правительства по реализации грандиозного инвестпроекта, предполагающего создание на территории Смолевичского района ряда высокотехнологичных и экспортно-ориентированных производств в сфере машиностроения, биомедицины, бытовой техники, электроники и прочего. В декабре 2011 г. соответствующее соглашение ратифицировал парламент.
 
Масштабы проекта обеспокоили жителей окрестных населенных пунктов. Особенно после того как в их руки попали любопытные документы – предположительно, проект указа президента с приложениями и картой местности. На ней контуры построек индустриального парка были прорисованы аккурат поверх уже существующих деревень и садовых товариществ.
Опасаясь выселения, местные жители начали бороться за свои права. Представители власти попытались их успокоить, заявив, что никто никого выселять не собирается. Однако многие люди категорически против строительства КБИП именно в этом месте.
 
Часть прошлой рабочей недели Геннадий Демидчик посвятил изучению вопросов, связанных со строительством индустриального парка. На встрече с делегацией из садовых товариществ он признался, что голосовал за этот инвестпроект.
 
Беседа корреспондента портала TUT.by с депутатом состоялась утром 22 февраля в холле здания Национального собрания в Минске.

- Геннадий Иосифович, каков правовой статус Китайско-белорусского индустриального парка на сегодняшний день?

- Мы ходили вчера вместе с избирателями в Министерство экономики, разговаривали с управлением по инвестициям. Многое стало ясно после этой беседы. Дело в том, что ратифицированное соглашение – это только протокол о намерениях. А конкретика будет предусматриваться планом действий. Если будут достигнуты определенные договоренности, то будет заказываться техническая документация. И на уровне согласования станет возможно выяснить, где можно размещать технопарк, а где нельзя. Вот примерно так. Но ничего подобного пока нет. И сегодня утверждать, что он будет именно здесь и именно в таком объеме, просто рано. Нечего пока выносить на обсуждение, вот в чём проблема.

- То есть когда в декабре проходила ратификация соглашения в Национальном собрании, в нём не было указано, где будет размещаться технопарк?

- Его география в документе указана следующим образом: Минская область, Смолевичский район. Избиратели правильно понимают, что привлекать инвестиции в республику необходимо. Это сегодня вопрос номер один. Но я верю, что здравый смысл здесь возобладает. Мне кажется, что тут или кто-то что-то недопонял, или что-то недослышал, разместив эти карты, согласно которым будто бы территория двадцати садовых товариществ попадет под застройку технопарка.

- Насколько я знаю, дачники получили эти карты в одном из государственных ведомств, а вовсе не из интернета их скачали.

- Я не буду тут ничего ни подтверждать, ни отрицать, поскольку мне неизвестно происхождение этих документов. Я намерен сейчас в Госкомимущества обратиться за разъяснением. Это именно тот компетентный орган, который отвечает за подобные вопросы. Поскольку экономическую эффективность обосновывает Министерство экономики. А есть и другие службы, которые занимаются землеустройством, картографированием и которые действительно отвечают за “привязку” к местности тех или иных объектов.

- В тот момент, когда вы голосовали за это соглашение, у вас не возник вопрос, насколько вообще реально разместить подобный технопарк в Смолевичском районе? 80 кв. км – это ведь немаленькая территория, она сравнима по площади с Бобруйском! Кроме того, район очень плотно насыщен населенными пунктами, зелеными зонами, пионерлагерями…

- Да, это внушительная площадь. Разговаривая в Смолевичском райисполкоме с людьми, которые знают эту местность, и с теми, кто в курсе ситуации, я пришел к выводу, что разрулить ее можно следующим образом: тут может быть задействован не только Смолевичский район, но еще и Червенский прихвачен. Я попросил бы понять правильно: соглашение предусматривает реализацию пока только первого этапа проекта – это лишь 4 кв. км. За эти 4 километра как раз и голосовали депутаты! Что касается выбранного места, то до конца я еще не изучил ситуацию. Но мне показалось, что таково было желание китайской стороны. Именно это место им привлекательно. Почему - вы и я можем только догадываться. Близость автомобильных дорог, близость железнодорожного транспорта, близость аэропорта… Их желание естественно, но это не значит, что мы пойдем у них на поводу. Что касается 80 километров, то тут нужно будет обращаться в соответствующие органы. Я всего знать не могу.

- То есть принятый законопроект позволяет оставшиеся 76 кв. км разместить в каком-нибудь другом районе? Речь не идет о том, чтобы эти 80 кв. км были расположены компактно?

- Совершенно верно. Но я заостряю внимание: есть же у нас соответствующие организации, которые будут давать заключения по данному проекту. Ведь без проектных работ ничего осуществляться не может! Ни строительство, ни его финансирование. А в процессе проектирования будут учитываться все замечания по поводу правоохранных зон и так далее. Наш закон не позволяет их истреблять. Есть же Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды, которое стоит на страже принятия проектных решений. Вот и все. Поэтому, мне кажется, что сейчас кто-то что-то неправильно трактует…

- Что вы имеете в виду?

- Вы поймите, ведь двадцать садовых товариществ! Это же надо в случае их сноса, во-первых, возмещать ущерб, убытки владельцам, а во-вторых, зачем их вообще трогать? Поэтому что-то здесь не так. Я не могу поверить, что эти слухи имеют под собой реальную основу. Не может такого быть, чтобы существовали планы по сносу дачных участков, заказников, летних лагерей. Я был на хозяйственной работе много лет, десятки лет, и никто никогда на моем веку не принимал решений, лишенных здравого смысла. Не было такого, и я уверен, что и не будет! Так не должно быть.

- Вы готовы контролировать, смотреть за тем, чтобы проект воплощался в жизнь по закону?

- Конечно. Раз дело приобрело такую огласку, я обязан это делать. Первоочередная обязанность депутата Палаты представителей – представлять интересы граждан. Что я сейчас и делаю.

- Какова ваша точка зрения относительно места размещения технопарка? Имеет ли смысл все его 80 кв. км размещать в Смолевичском районе? Либо если бы у вас была такая возможность, вы бы перенесли его куда-нибудь в другое место?

- Вы знаете, чтобы принимать решение, нужно четко ставить перед собой какую-то цель. А уж потом ее достигать. Цели сегодня у руководства страны, у Министерства экономики, у Миноблисполкома, я больше чем уверен, стоят благородные. Ну а как иначе? Мы же здравомыслящий народ. Поэтому если принимать решение – или строить, или не строить, вы представляете мой ответ на этот вопрос?

- Понятно. Интересует также следующий момент: почему делегация из садовых товариществ смогла встретиться с вами только в этот понедельник, хотя беспокойство вокруг технопарка длится уже более месяца?

- Ранее они встречались с моим помощником. Дело в том, что 67-й избирательный округ включает в себя не только часть Смолевичского района, но еще и Логойский район полностью и еще три сельсовета Минского. Поэтому я обязан встречаться с разными людьми и решать их проблемы тоже. В тот момент, когда звонили по вопросу технопарка, я, по-моему, был в Логойске. Там стоял вопрос о закрытии школы в деревне Швабы. Тогда избиратели тоже обратились с просьбой найти справедливое решение. Потому что когда закрывается школа - это всегда печально. И мне нужно было изучить эту ситуацию, чтобы потом участвовать в обсуждении проблемы.

С представителями садовых товариществ назначили встречу на понедельник. Прошла она, как мне показалось, весьма доброжелательно. Я попросил, чтобы работники Смолевичского райисполкома помогали мне, потому что вопросы могут возникнуть самые разные. Они с большим чувством ответственности отозвались, и я благодарен им за это. Беседа была долгая, изнурительная, но она была все же конструктивной. Мы договорились, что я буду держать избирателей в курсе событий. После нее состоялась беседа с жителями еще ряда сельсоветов. Люди понимают, что нужны рабочие места. Нет высокооплачиваемых конкурентоспособных производств у нас в государстве. Поэтому думаю, что найдется решение этой проблемы, даже лучшее, чем мы с вами думаем.

- О каких еще действиях вы договаривались с избирателями из Смолевичского района?

- Мы договорились о том, что я сделаю депутатский запрос в Министерство экономики. Ответ оттуда пока еще не пришел. Но вчера я подумал, что этого будет недостаточно. Ведь Минэкономики готовит инвестпроект, разрабатывает эффективность использования инвестиций. А вопросами землеустройства оно не владеет. Поэтому я подготовлю еще запрос в Госкомимущества с целью выяснить истинность имеющейся карты. И когда уже получим официальные документы, тогда уже можно будет решать, как действовать. А пока мы имеем на руках только домыслы. Мы же не можем основывать наши действия на домыслах!

- Жители Смолевичского района боятся нарушений, которые могут возникнуть в ходе реализации проекта. Ибо прецеденты таковых в нашей стране уже были. Если вдруг приедут бульдозеры, чтобы расчистить территорию от дачных домиков или тех же пионерлагерей, вы вместе с местными жителями станете у них на пути или отойдете в сторону?

- Я стану на сторону разумного решения. Если приедет бульдозер на те 4 кв. км, которые согласно любым законодательным нормам и законам здравого смысла будут пригодны для строительства, так зачем под него ложиться? Я лягу под тот бульдозер, который прислан по воле нездравого решения. Поддерживать буду лишь разумное, обоснованное, аргументированное, доказанное, испытанное и проверенное решение.

- Будете ли вы помогать жителям Смолевичского района в организации и проведении планируемого ими референдума по вопросу размещения Китайско-белорусского индустриального парка? Или такой договоренности с его инициаторами не было?

- Я впервые слышу о таковом. Реализация таких технических проектов предполагает проведение общественного обсуждения. Когда уже будут документы, на основании которых можно будет говорить: здесь природоохранная зона, здесь водозабор, здесь жилая зона и так далее.

-50%
-21%
-20%
-15%
-20%
0070663