Александр Николайчук, Александр Власкин,

В эфире TUT.BY-ТВ мы разговариваем с создателем, издателем и главным редактором Белорусской деловой газеты Петром Марцевым.

Несколько дней тому назад исполнилось 20 лет с выхода первого номера газеты "Биржи и Банки, Белорусская деловая газета". Господин Марцев рассказал, как возникла БДГ, какие пути в своем историческом развитии прошла, что послужило причиной закрытия газеты и когда он планирует начать издавать ее снова.



Кроме прочего мы спросили Петра Марцева о том, чем он занимается сейчас, когда снова планирует войти в медиабизнес, сколько может стоить бренд "БДГ" и сколько ему предлагали за него десять лет тому назад.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать видео

С чего начиналась "Белорусская деловая газета" ("БДГ")?
Я работал корреспондентом в газете "Коммерсант", и в 1991 году был достаточно большой корпункт в Беларуси. В этом корпункте работал Александр Вольвачев, Александр Михальчук и Роман Яковлевский. Когда-то мы вместе работали в БелТА, а Роман Яковлевский работал на агентство "Постфактум", которое принадлежало "Коммерсанту".

Потом мне в голову пришла идея сделать деловое издание в Беларуси. Но до этого было открыто частное информационное агентство, которое занималось публикацией биржевых сводок, валют. Это было частное предприятие "Марат", открытое в 1991 году. Позже "Марат" станет издательским предприятием. Сашей Вольвачевым было принято решение делать печатную версию и сделать газету "Биржа и банки". Изначально это был биржевой банковский бюллетень, сборник таблиц. Я не знаю, что там было интересного, но люди тогда внимательно смотрели, сколько стоят гвозди.

Каждый чем-то торговал в то время. Тогда же были популярны газеты с объявлениями.
Это были не объявления, а биржевые сводки. Как таковых материалов там не было.

Вы помните, сколько стоил выпуск того номера?
Копейки. В общей сложности за четыре месяца, когда газета вышла на рынок, было потрачено 20 тыс. долларов в эквиваленте. Чтобы сделать средство массовой информации, 20 тыс. долларов – это смешные деньги.

Откуда у корреспондента "Коммерсанта" были такие деньги?
Были очень большие зарплаты: у меня зарплата была 2 тыс. руб. Это полмашины.

То есть вы на свою зарплату открыли газету.
Да, еще у меня был партнер Лев Ратнер.

Отсюда и "Марат" - Марцев и Ратнер.
Мы занимались куплей-продажей компьютеров. Тогда все всем занимались, это было интересно. Мы решили открыть газету, и никто не думал об этом как о прибыльном проекте. Я журналист, почему бы не открыть газету. Длительное время, 1992-1993 годы, выходил бюллетень "Биржи и банки". Внутри стали появляться короткие новости. Саша Вольвачев не был сторонником больших общественно-политических статей. Тогда сложился первый состав редакции, пришел Игорь Высоцкий, Михальчук, Вольвачев, Яковлевский и Лена Данейко.

В 1994 году стали появляться полноценные статьи, аналитика, был политический, экономический анализ. Тогда мы приняли решение делать полноценное деловое издание.

Когда появилось название "Белорусская деловая газета"?
Оно появилось изначально: "Биржа и банки", а ниже был подстрочник "Белорусская деловая газета". А потом подстрочник стал заглавием. Нужно было тематически расширять программу, и это стало основным названием. А название "Биржи и банки" ушло, потому что это была узкая специализация. В те времена бизнес стал расширяться, появились элементы рыночной экономики. Тогда расширился состав, появились Юра Дракохруст, Федута, обозреватели, информационщики.

Как хорошо подобрать команду?
Сейчас это целая профессия. Тогда я просто тестировал в ходе беседы и работы. Сначала был испытательный срок два месяца, за которые я ничего не обещал человеку и просто смотрел на него. Самое главное было даже не что он делает, а каков он в коммуникации, насколько он креативен, способен меняться, понимает, что он делает. За два месяца это можно было понять.

То есть каждый член команды проходил вашу оценку?
Каждый, даже на поздних этапах, когда Света Калинкина или кто-то из редакторов могли уже сами подбирать людей. Но я все равно внимательно наблюдал за ними эти два месяца.

Когда "БДГ" была очень популярной и почему?
Я думаю, это был период 1998-2003 годов. Читатели сами ответили бы, что им нравилось в "БДГ". Но концептуально было решено, что ставка идет на аналитику, которую никто не делал в стране. Дело ведь не в том, что не было аналитиков других изданий, а в том, что уже тогда люди занимались самоцензурой и не все темы были исследованы. Если вы помните, "БДГ" исследовала самые яркие темы, которые никто не рисковал исследовать.

У нас была не только аналитика, но и чудесные репортажники.
И информация: кто еще мог добыть информацию об офицерах Ирака или по оружейным контрактам? Андрей Маховский. Так что это был вопрос эксклюзивной информации и безбашенного риска в этой стране и нормальных мозгов и нормального анализа.

В итоге дорисковались?
В итоге да, из-за этого и пострадали.



Почему "БДГ" не стало?
Потому что было принято решение закрыть газету. В 2003 году на методическом совещании президент сказал "закрыть".

За что?
Формальный повод был избран ошибочный: из-за публикации, которая была даже не в нашей газете, а в "Белорусской газете". Но дело не в этом материале: уже тогда мне приходили люди с разных сторон и предупреждали об этом. Решение назревало. Пришел человек и предложил купить издание. Может быть, я бы продал, если бы была вменяемая цена.

Сколько предлагали?
Смешные деньги, 100 с лишним тысяч. "БДГ" стоила гораздо больше.

Сколько?
Мы не проводили оценку. Можно сказать: "Раз это моя газета, хочу столько-то". Но на самом деле это делается не так. Предложенная цена была символическая. Но человек объяснил, зачем он это делает. Он сказал, что если я не продам, газета будет закрыта. Это было в начале 2003 года, а в апреле газету закрыли.

Не жалеете, что не продали газету?
Не жалею. На тот момент 100 тыс. долларов для меня не были большие деньги. Да и не в деньгах дело.

По итогу на содержание, борьбу вы потратили больше.
Было потрачено значительно больше, ведь предприятие закрывали системно, методично и хитро. Не запрещали газету, а разоряли предприятие исками, отсечением рекламы, распространения. В совокупности за три года было потрачено значительно больше.

Я так понимаю, что апрелем 2003 года все не закончилось.
Все началось после избрания Александра Лукашенко президентом в 1995 году. Многие издания выбрасывали из Дома печати. Потом это продолжилось запретами на распространение. В стране невозможно было печататься, надо было печататься в Вильнюсе, Смоленске.

Я помню, мы часто меняли редакции. С Немиги мы съехали на угол Пулихова и Первомайской, потом на Московскую...
В это время мы просто расширялись, это был период процветания.

Окончательно ли умерло "БДГ"?
Торговая марка живет в двух ипостасях. Некоторые люди до сих пор пишут письма в газету и уверены, что она еще выходит. Еще есть интернет-ресурс, в который никто не вкладывает серьезных денег. Но тем не менее, аудитория у него есть, и она не сокращается, а плавно растет вместе с интернетом. Это полноценное СМИ настолько, насколько сейчас существует полноценное СМИ в интернете в Беларуси.

Вы просто застолбили сайт bdg.by или собираетесь его развивать?
Я собираюсь развивать сайт, но для этого нужно время. В этом году оно у меня появится, потому что я закончил многие проекты, которые не имели отношения к медиабизнесу. Наверное, в этом году я попробую что-то сделать. Это получится, но не будет ничего экзотического – просто будет качественный сайт.

Неужели вы получаете такое же удовольствие от сайта, как от газеты?
Я же сказал, что я сейчас не занимаюсь развитием сайта. Но на сегодняшний день невозможно существование полноценного медиаресурса в стране при этой политической модели, будь то печатная версия или интернет-версия, телевидение. Нынешняя политическая модель исключает существование независимых СМИ. Ходить на коротком поводке вместе со всеми я не хочу.

Как вы относитесь к новым медиа?
Хорошо.

Возможно ли "БДГ" в бумажном варианте? Оно будет успешным, если завтра создастся?
Я вообще отвечу на вопрос по поводу печатных версий. Я бы сказал, что всегда будут люди, которые будут читать печатную версию. Консервативные люди, старшее поколение есть и будут. Это разное чтение. Я бы даже говорил не о консервативных людях, а о людях, которые умеют читать. То, что вы сейчас делаете в интернете, это короткие заметки, 2 тысячи знаков, и эта новость растиражирована на всех сайтах. А есть люди, которые хотят читать.

Но есть сайты с серьезным аналитическим материалом.
Есть, и есть люди, которые воспринимают это в бумажной версии. Я не знаю, как это будет трансформироваться в будущем. Возможно, бумага отомрет и будет электронная версия.

Люди спрашивают, за счет чего вы получаете свой доход? За что вы живете? У вас "Ягуар", дорогие часы, в кармане лежит iPhone…
Если помните, еще в 2002 году было открыто пиар-агентство, которое занимается коммерческим пиаром.

Оно успешное?
Да, оно одно из ведущих агентств. Им управляет Ваш коллега Роман Костицын, я являюсь соучредителем.

Не хотели бы побороться за нишу относительно неангажированных газет с "белорусской газетой"? С хорошим сайтом было бы хорошо?
Меня не устраивает слово "относительно "неангажированных". Когда мое дело закончилось в 2008 году, один из высоких людей позвал меня и сказал, чем я должен и не должен заниматься. Он сказал, что я вообще не должен заниматься издательским бизнесом. Я ответил ему, что издательский бизнес бывает разным: можно издавать кроссворды, "Сад и огород". Это лицо посмотрело на меня и сказало: "Петр Павлович, хер его знает, что вы загадаете в своем кроссворде, поэтому давайте мы закроем эту тему".

Но в 2009 году мне стали поступать предложения о возобновлении издания. Тогда я долго думал: во-первых, это вопрос денег и команды. Команду я бы собрал, деньги, наверное, тоже нашел бы. А потом – где гарантии, что какому-нибудь лицу опять что-то не понравится и он не решит опять закрыть газету? Это не пропагандистский и не политический проект. Это медиабизнес, и я всегда выстраивал это как бизнес.

Но ваши коллеги занимаются бизнесом, явно не побираются и живут на то, что зарабатывают.
Есть необходимые условия, при которых я хотел бы и мог бы заниматься медиабизнесом.

То есть у вас свои условия к рынку?
Я не хочу, чтобы меня контролировали по контенту. А государство в нынешней политической модели обязано контролировать контент всех медиа.

Когда вам предлагали снова издавать газету, ставили условия?
Конечно, внешний доступ в локальную сеть газеты. Зачем мне это надо?
{banner_819}{banner_825}
-50%
-64%
-50%
-50%
-45%
-21%
-20%
-20%