Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Знания стареют. Даже хороший специалист без дополнительной подпитки утрачивает свой уровень примерно за 5 лет. Может, отчасти и поэтому второе высшее образование приобретает все большую популярность. В прошлом году желающих получить второй диплом было около 1,2 тысячи человек, в этом — примерно на 15-20 процентов больше. Наличие двух дипломов постепенно становится стандартом на рынке труда, особенно когда речь идет о престижных вакансиях. Но... Все чаще специалисты говорят о том, что традиционные программы второго высшего, которые отличаются от программ первого только количеством часов, себя изжили.

Сегодня люди хотят не столько получить классические знания, сколько обрести навыки профессиональной работы (анализ ситуации, тактика принятия решений), узнать нечто качественно новое, современное, а не слушать "прошлый век", старые лекции из пожелтевших конспектов, которым уже второй десяток пошел. За это, надо полагать, они и платят. И вузы ищут новые подходы к обучению взрослых студентов.

"Сам феномен второго высшего образования формирует рынок труда, который каждый день диктует новые условия", — говорит заведующий кафедрой содержания и методов воспитания Академии последипломного образования Андрей Малиновский. Например, специалисты, изучавшие в свое время советскую плановую экономику, перестраиваются для работы в условиях рынка. Некоторые педагоги вдруг обнаруживают в себе талант управленца или бизнесмена. Но, как говорит генеральный директор "Белтрансэкспедиции" Михаил Иванов, который получает сейчас второе высшее экономическое образование, если ему и еще 30 процентам взрослых студентов из его группы практики хватает на работе с утра до вечера, то у большинства возможности проверить теорию делом нет. По мнению Андрея Малиновского, второе высшее должно быть основано на стандартах профессиональной компетентности, и законодателем тут должно быть не только Министерство образования, но и работодатель.

В большинстве случаев новую профессию взрослым людям предлагается осваивать в вузах 5-6 лет и по обычной системе вместе с теми, кто только пришел со школьной скамьи. На старшие курсы зачисляют лишь при наличии вакантных мест. В БГУ, к примеру, по сокращенной программе обучаются только правоведы — желающих получить второе высшее по этой специальности набирается на целую группу. Тем же, кто, уже имея один диплом, хочет освоить, скажем, еще и менеджмент или философию, журналистику, социологию, приходится вновь становиться первокурсником. А если учесть, что "длинным" программам недостает гибкости, а преподавателям, чего лукавить, зачастую не хватает квалификации, то порой гораздо проще утолить жажду знаний на семинарах-тренингах или занимаясь с преподавателем индивидуально.

Как говорит Андрей Малиновский, с взрослой аудиторией нужно работать совсем иначе: "Это люди с устоявшимися ценностями. Их приходится не просто учить, нередко — переубеждать. Они очень высоко оценивают свои прежние знания, уровень своей профессиональной подготовки и изначально с недоверием относятся к тому, что им предлагают: а пригодится ли это в реальной рабочей ситуации".

По словам начальника главного управления учебной и научно-методической работы БГУ Виктора Самохвала, спрос на второе высшее еще не настолько велик, чтобы разрабатывать для него новые образовательные стандарты. А вот преподавать по-новому есть смысл. В БГУ, например, предлагают вместо семестров ввести кредит-часы. "Сегодня в программах много предметов, порой не имеющих никакого отношения к профессиональной деятельности. Между тем студент должен участвовать (сейчас он вообще не участвует) в формировании своего учебного плана, — объясняет Виктор Самохвал. — Скажем, ему предлагают спектр дисциплин, причем каждая оценивается определенным количеством зачетных единиц (кредит-часов), чтобы не получилось так, что один набрал "тяжелых" лекций, а другой — "легких". Чтобы перейти на другой курс, нужно набрать не менее 60 кредитов". Эти образовательные кредиты, к слову, — один из европейских стандартов высшего образования Болонского процесса. Более того, в западных университетах есть специалисты, которые помогают студентам формировать индивидуальный учебный план, подсказывают, стоит ли изучать ту или иную дисциплину с учетом развития экономики страны.

В Академии управления при президенте последние два года апробируют систему дистанционного обучения. "В ней кардинально изменены взаимоотношения "лектор — студент". Нет записи под диктовку, а есть готовые курсы лекций, обзорные материалы, — рассказывает помощник ректора Сергей Собалевский. — Студент может выбирать из целого комплекса предметов те, которые его интересуют, и даже устанавливать очередность их изучения. Наша академия и Белорусский государственный университет информатики и радиоэлектроники — инициаторы создания подобной системы по всей стране. 8 университетов уже заключили договоры об использовании технологий, наработок, материалов. Но пока на "дистанции" получить можно только первое высшее образование".

"Бесплатно" второй диплом сегодня предлагают только по специальности "режиссура". Когда-то творческие люди убедили депутатов и чиновников от образования, что талантливые режиссеры — на вес золота. И даже если у человека уже есть одно или два высших образования за плечами, выдержав вступительные экзамены и конкурс, он имеет полное право обучаться за бюджетные деньги. Остальным же придется раскошеливаться на 300-1000 долларов в год. Кроме тех, кто первое высшее образование получал на платной основе. Они имеют право поступать и на бюджетные отделения государственных вузов. При условии хорошей успеваемости второе высшее могут также параллельно освоить студенты 3-4-го курсов. Это и времени меньше займет, и обойдется дешевле. Вторые "корочки" позволяют претендовать и на более высокие должности, и на более высокую зарплату. Так что специалисты утверждают: какими бы большими ни были затраты на "новые" знания, они полностью окупятся за 2-3 года работы. Главное, суметь применить их в жизни.

"Советская Белоруссия"