Марина ЗУБОВИЧ,

%D0%A4%D0%BE%D1%82%D0%BE%3A%20%D0%92%D0%B8%D1%82%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B9%20%D0%93%D0%98%D0%9B%D0%AC
Фото: Виталий ГИЛЬ
Мы вроде как все - с сердцем. А многие так и с очень большим и добрым. И каждый обязательно совершает какой-то минимум добрых дел. Просто так. Выходя из церкви, кладем денежку в протянутую руку, делимся прихваченным бутербродом с замерзающим на улице котом, дарим конфету расплакавшемуся в поликлинике чужому ребенку. Наверное, мы все это делаем для себя. Так жить легче. Но что же всех нас - хороших людей с добрыми сердцами - сегодня больше всего беспокоит, что мы считаем бедой? Недавно я жалобилась моей старенькой бабушке: "На улице холодно, шубка обносилась, счета выросли, в "гиперах" по пятницам такие огромные очереди, да еще карниз на окно до сих пор не прибили..." Она меня терпеливо выслушала, а потом спросила: "А что, голубушка, разве дом твой сгорел? Дитенку твоему ногу оторвало?" Я ныла про карнизы женщине, которая от фашистов пряталась с шестью детьми под печью и полвойны питалась гнилой мерзлой картошкой!

Сегодня, уважаемые читатели, мы открываем новую рубрику "Наши дети". Ее героями станут ребята, которых судьба еще на старте обделила в самом главном - они не знали или забыли, что такое семья, уют, мамина улыбка, папино плечо. Их у нас сегодня в интернатах более 5,8 тысячи (и еще 18 875 воспитываются с помощью различных форм семейного устройства). Есть среди них те, кто родился под грязной ванной и чудом не замерз в мусорном баке. Истории - одна другой горше. Может быть, они помогут нам заново переоценить что имеем, стать лучше, научиться делать добро не для себя, а для других, и не по минимуму - по максимуму.С самого момента своего рождения Вася (его фамилию мы не указываем по этическим соображениям. - Прим. авт.) не был нужен никому. Папа в очередной раз сидел в тюрьме (через несколько лет этот человек сделает экспертизу ДНК и докажет, что мальчик ему вообще никто!). У мамы, тоже рецидивистки со стажем, личный кодекс был суров: не помрет - значит, выживет, а выживет - ну и ладно.

Казалось, каждый сантиметр Васиной "колыбели детства" - однокомнатной квартиры по улице Восточной в Минске - пропитался смрадным запахом дешевых сигарет, копеечного вина и остатков незамысловатой еды в вечно немытой посуде. Порой еще и с полудня на кухне собирались люди. Пили, курили, скандалили и дрались. С каждым новым днем тайн взрослой жизни для малыша оставалось все меньше. Да и были ли они вообще?!

Поначалу слово "папа" Вася адресовал тому, кто был ему тезкой. Но мужчины вокруг менялись. Некоторые приходили на одну ночь, некоторые - задерживались. Еще были люди, которые называли себя "бабушкой" и "дедушкой", но им было тоже не до Васи - пили на кухне с мамой и гостями, кричали и дрались. Потом вернулся из тюрьмы папа Витя. И мама Жанна стала пить и скандалить на кухне уже только с ним. К тому времени Васе исполнилось три года...

За маму, за папу

Для Васи наступал критический период выживания в родном доме. Ведь он не был в семье первенцем. Лет в пять узнал, что есть родная сестра Наташа, которая уже несколько лет живет на другой улице. Когда ей тоже было пять, маму лишили родительских прав, папа в очередной раз оказался на "зоне". Освободившись же, он полностью переложил свои отцовские обязанности на тещу - официального опекуна девочки.

Но если родительские инстинкты чета фактически полностью утратила, то инстинкты размножения, напротив, реализовывались с удивительным постоянством. Мама Жанна забеременела Васей ровно через три месяца после того, как у нее отобрали Наташу. А три года спустя, как только из мест не столь отдаленных вернулся папа Витя, снова оказалась в положении. Родилась двойня: Настенька и Люба. И тогда в шумной квартире на улице Восточной все переменилось: родители стали приходить туда только на ночь. И то не всегда. Мамой и папой для сестер-двойняшек стал малолетний Вася...

Мимо детства

Сегодня передо мной сидит уже почти взрослый человек. С его-то жизненным опытом!.. Пятнадцатилетний Василий взвешивал каждое слово, когда отвечал на мои вопросы. Сначала я никак не могла взять в толк, откуда такая осторожность. А потом поняла: слишком долго взрослые использовали его в своих собственных интересах...

- Вася, как же ты один справлялся с сестричками? Ведь тебе не было и пяти...

- Я подмечал, что делают взрослые, а потом, когда оставался один, вспоминал. Я хотел есть - значит, и девчонки хотели. Шел и разводил смеси. А погулять, переодеть, поиграть - дело нехитрое. Когда сестры подросли, понял, что их можно кормить обычной едой.

- Тебе было жалко маму?

— Ну да, когда папа ее бил... Я тогда старался сидеть очень тихо, иначе досталось бы и мне. А трезвую маму я боялся: злая. Знаете, я пить не буду... Или только чуть-чуть по праздникам... В общем, сам еще не решил. Но знаю, что пить - это очень плохо.

Откуда вообще в семье брались еда, средства к существованию, если ни единого дня никто из родителей Васи не работал? Отчасти на этот вопрос отвечают материалы уголовных дел, которые периодически заводились в отношении каждого из супругов. Иногда что-то приносили с собой вечные гости, а что-то малышам перепадало и от сердобольных соседей.

В канун Нового, 2003 года Жанна и папа Витя и вовсе перестали заявляться домой. Из искового заявления о лишении родительских прав: "Оба ответчика неоднократно оставляли детей одних на долгое время в закрытой квартире. Так как дети нередко оставались голодными в неотапливаемом помещении, Василию приходилось обращаться за помощью к соседям. 20.01.2003 г. несовершеннолетние были помещены в городскую детскую клиническую больницу... Установлено, что отец их находится в СИЗО ГУВД Мингорисполкома, а мать по постоянному месту жительства не проживает. Установить ее место нахождения не представляется возможным. За время нахождения детей в больнице ответчики не интересовались судьбой, здоровьем детей, не посещали их..."

Вася расстался с сестрами, когда девочкам едва исполнилось 2 года. Решением суда всех троих передали под опеку государству и развезли по детским домам: Настю и Любу - в дом малютки, Васю - в детский дом. Вскоре сестричек удочерили. Теперь они живут в США. Это единственные люди на Земле, по которым Вася скучает.

Кому ты нужен, парень?

Свою маму Вася так больше и не увидел. В ее биографии, помимо неоднократных судимостей за кражу и хищение, а также решений суда об очередном лишении родительских прав, появилась еще одна запись: "Туберкулез обоих легких". Она умерла, когда ей был только 41 год... А папа Витя решил начать другую жизнь. В квартире по улице Восточной появилась новая хозяйка с тремя детьми и уже на сносях. Неродной Вася здесь был бы явно лишним.

Если в детских домах и школах-интернатах будут золоченые стены, пуховые перины и самые дорогие игрушки, дети все равно не разучатся надеяться и ждать, что за ними кто-то придет. Вася тоже ждал. И в 2008 году за ним пришли...

Это была 54-летняя тетя Саша. На первый взгляд, святая женщина: взяла под опеку третьего (!) сироту! Но прожил у тети Саши Вася только месяц. Из Акта обследования жилищно-бытовых условий несовершеннолетнего: "Дом находится в антисанитарном состоянии, отключен свет за неуплату. Не подведены вода, газ, туалет на улице... Несовершеннолетний спит на одной кровати с приемной матерью... Холодильник отключен, в нем лежат только яйца и капуста. В кухне коробки с грязными поношенными вещами. Из беседы с детьми выяснилось, что они в основном едят кашу со сметаной или майонезом... Пол усыпан клоками собачьей шерсти, так как в доме еще 2 собаки и 2 кошки..." Живя у тети Саши, Вася ни одного дня не посещал школу.

Оказалось, что логика у тети Саши была сугубо прагматичная: уже многие годы она существовала на мизерную зарплату библиотекаря, а тут подрастал родненький сын-студент, деньги требовались. Государство же на содержание сирот выплачивает опекунам пособие, причем на каждого ребенка - отдельное, есть смысл "брать оптом".

...Сегодня Василий оканчивает 9-летний курс обучения во вспомогательной школе-интернате. Хочет стать маляром-штукатуром. Возможно, когда-нибудь ему удастся перекрасить свой маленький мир другими красками. Странно, но он по-прежнему мечтает о семье. О том, что будет нужен искренне, по-человечески, не за деньги...

Компетентно

Начальник отдела социально-педагогической работы и охраны детства Министерства образования Галина Руденкова:

- Безусловно, жаль, что имеют место случаи небрежного отношения к изучению личности кандидата на опекунство. Ведь это только в очередной раз травмирует и без того израненные детские души. Но это, подчеркиваю, лишь единичные примеры. Сегодня в нашей стране 8462 опекунские семьи, где воспитывается 10 164 ребенка, оставшихся без попечения родителей. Но когда, прикрываясь якобы благими намерениями, люди пытаются решить какие-то личные проблемы - это, несомненно, преступление с точки зрения и морали, и совести. Хорошо, что мы успеваем вовремя рассмотреть и отреагировать соответствующим образом, пока у детей еще не сформировалась привязанность к опекуну или приемному родителю.

P.S. Если вы хотите принять участие в судьбе Васи, обращайтесь в управление образования администрации Московского района г. Минска по тел. 270-63-39.

-23%
-10%
-15%
-10%
-30%
-10%
-50%
-45%
-30%