Новость дня


Екатерина Синюк, Юлия Гордиенко, Антон Рябцев,

По отзывам тех, кто побывал в тюрьме № 8 (СИЗО) города Жодино, учреждение это – одно из самых "жестких": главным образом, по режиму содержания и по отношению к находящимся там. Несмотря на то, что из 1500 "сидельцев" большая часть людей – подследственные, считается, что их "режим" почти не отличается от тех, кто отбывает пожизненное наказание. TUT.BY посетил СИЗО в Жодино, пообщался с теми, кто вышел, и сегодня готов вам рассказать о том, что происходит на белорусских "нарах".

Как рассказали TUT.BY в МВД Беларуси, условия содержания заключенных прописаны в Законе "О порядке и условиях содержания лиц под стражей". По закону, норма санитарной площади в камере на одного человека устанавливается в размере не менее 2,5 квадратных метров, беременным женщинам и женщинам, имеющим при себе детей, – в размере не менее 4 квадратных метров.
 
Говорим для начала о метрах, потому как одной из главных проблем белорусских тюрем всегда считалась перенаселенность – когда на одно спальное место приходится в лучшем случае 2-3 человека. В МВД эту информацию опровергают. “Общий лимит наполняемости следственных изоляторов и тюрем составляет 8330. Фактически, по состоянию на 1 февраля 2012 года содержалось 6 872 человека”.
 
По закону "все лица, содержащиеся в СИЗО, обеспечиваются индивидуальным спальным местом и постельными принадлежностями, им ежедневно предоставляется трехразовое питание в соответствии с установленными нормами питания", - пояснили в МВД.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать видео
Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать видео



Нормы питания различаются для 1) мужчин и женщин, 2) беременных женщин и женщин с детьми, а также для 3) несовершеннолетних. Интересно, беременным положено на 100 г  меньше хлеба из муки ржаной и пшеничной 1-го сорта, чем двум другим категориям (200 г и 300 г). Зато пшеничного хлеба 2-го сорта им достается больше (300 г, остальным – по 200). 

На каждого человека в сутки выделяется по 5 г муки, 90 г крупы. Макарон – по 30 г, мяса (свинина, говядина, баранина 1-й категории) – по 150 г для беременных, остальным - по 100 г. Беременным также положено по 500 мл молока (остальным – по 100). Яйца куриные положены также только беременным - по 1-му яйцу в сутки. Соли всем одинаково - по 15 г  в сутки, картошки – 450 г беременным, остальным - по 500 г. 
 
По словам заместителя начальника ИУ "Тюрьма № 8" управления Департамента исполнения наказания МВД Беларуси Дмитрия Савватимова, камеры "оборудованы отдельным, выгороженным санитарным узлом, умывальником, местом для приема пищи, средствами радиовещания, вентиляционным оборудованием, при наличии возможности (если передадут родственники) телевизором и холодильником. Лица, содержащиеся под стражей, ежедневно пользуются прогулкой, им еженедельно предоставляется возможность помыться в душе".

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать видео

ИУ "Тюрьма № 8" управления Департамента исполнения наказания МВД Беларуси

На территории тюрьмы, которая занимает около 7 гектаров, расположено 6 режимных корпусов,  

Ежедневные прогулки для основной массы арестантов - до 2 часов, для отбывающих пожизненное заключение - до получаса.

Эта тюрьма (раньше - СИЗО) – единственная в стране, где содержатся лица разных категорий.

Из 1500  человек около 900 - подследственные, более 300 - осужденные, ожидающие отправки в место отбывания наказания (например, исправительную колонию), либо в отношении которых рассматривается кассационная жалоба.

92 человека отбывают пожизненное заключение.

Также в тюрьме находятся люди, которым назначен такой вид наказания, как арест до 6 месяцев за незначительные преступления.

В тюрьме также есть отряд хозобслуживания – осужденные, которые вместо отправки "по этапу" выразили желание остаться в СИЗО и работать. Таких - более ста человек.

Оставшийся "спецконтингент", как называют своих "подопечных" сами сотрудники, - это больные, находящиеся в стационарной медчасти, и те, кто отбывает "тюремный" режим – вид наказания для преступников, с которыми не могут справиться в колониях.

"Что касается размещения лиц, содержащихся под стражей, в камерах производится с учетом их личности и психологической совместимости. Раздельно размещаются мужчины и женщины; несовершеннолетние и лица, достигшие 18-летнего возраста; лица, подозреваемые или обвиняемые в совершении преступлений впервые, и лица, ранее содержавшиеся в исправительных учреждениях; подозреваемые, обвиняемые и осужденные; подозреваемые и обвиняемые по одному уголовному делу", – объясняют в МВД.
 
Прогулка – часть "расписания". В течение дня положена прогулка, которая может продолжаться от получаса до часа. Прогулочный дворик – та же самая камера, только вместо потолка наверху решетка и небо в клеточку. Кстати, дворики отгорожены еще и перегородками, чтобы из дворика в дворик не перекидывались записки и т.д.
 
Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать видео

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать видео

Еще одна категория "охранников" - собаки. Их в тюрьме "работает" 22.
 
По закону находящиеся в тюрьме имеют право на переписку, на самообразование и пользование литературой, изданиями периодической печати и письменными принадлежностями. С письмами, приходящими на зону, работают 2 девушки с должностью "цензор". Это те, кто "вскрывает" письма, приходящие "жильцам" тюрьмы, и "проверяет их на предмет безопасности".

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать видео


Правда, как оказалось, большинству "сидельцев" интересны журналы кроссвордов и анекдотов. "Народную волю" выписывают лишь 3 человека, один из которых – правозащитник Алесь Беляцкий. "Белгазету" выписывают 10 человек, "Советскую Белоруссию" - 14, "Прессбол" - 6.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать видео

Телевизор, по словам Д. Савватимова, подследственные могут смотреть без ограничений. Правда, лишь тогда, когда в камере у них включена розетка. "Она включается в 6 утра, выключается в 22.00. Если начинаются режимные или воспитательные мероприятия, розетка также отключается".

Арестанты также имеют право заключать и расторгать брак. Правда, если браки периодически на территории тюрьмы заключались, то вот венчания за 20-летнюю историю тюрьмы – ни разу.

Лица, содержащиеся под стражей, также имеют право на обследование врачом. Обращаются за помощью к медработнику СИЗО во время ежедневного обхода камер, а в случае острого заболевания - к любому сотруднику СИЗО. "Медицинская помощь, в том числе обеспечение медикаментами по врачебным назначениям, оказывается бесплатно. В случае отсутствия необходимых лекарственных препаратов в аптеке медицинской части учреждения, по назначению лечащего врача разрешено получение медицинской бандероли с необходимыми медикаментами".

Родственники некоторых осужденных, однако, жаловались, что лекарства передать сложно. Так, жена Дмитрия Бондаренко неоднократно сообщала, что в тюрьме не берут лекарства для больного мужа. Об отказе передать лекарства для мужа говорила и супруга Николая Статкевича Марина Адамович. По ее словам, лекарства отказались принимать в шкловской колонии № 17. При этом, как сообщила TUT.BY сегодня жена правозащитника Алеся Беляцкого, лекарства для мужа передавать удавалось – жаропонижающие и витамины, когда он простыл: "Не знаю, дошли ли они до него, но проблем с передачей не было".

"Сотрудник органов внутренних дел применяет физическую силу, в том числе боевые приемы борьбы, подручные средства для пресечения преступлений и административных правонарушений, задержания лиц, их совершивших, самообороны, преодоления противодействия его законных требований, если ненасильственными способами это сделать невозможно", - так в МВД описывают случаи, в которых может приниматься физическая сила в отношении арестантов.
 
Кто в тюрьме “придумывает" правила внутреннего распорядка?

А вот что касается режима содержания арестованных и осужденных, то считается, что в тюрьме № 8 всю "жесткость" составляет как раз череда не совсем понятных мелких запретов. Например, уже много лет за лежание днем на нарах можно получить взыскание.
 
По закону за невыполнение установленных обязанностей к лицам, содержащимся под стражей, могут применяться следующие меры взыскания: предупреждение; выговор; водворение в карцер на срок до 15 суток.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать видео

Кстати, о карцере. Нары, которые мы видим на видео, на самом деле в течение дня пристегиваются таким образом, что в карцере человек может только ходить либо сидеть на тумбе. На ночь нары отстегиваются, а "отбывающему" за нарушение режима дается матрас. Те, кто уже покинул стены СИЗО, неоднократно утверждали, что на практике матрас дается только подследственным, а осужденные спят на голых нарах. Дмитрий Савватимов эту информацию опровергает. По его словам, матрас выдается всем, независимо от категории арестованных.
 
Еще одно легендарное помещение - "стакан". Он есть не только в жодинском СИЗО, но даже в РОВДах. Те, кто в нем побывал, говорят, что довольно часто туда "запихивают" и по 10 человек…

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать видео


"Запрет лежать днем на нарах на самом деле не является официальным"

По словам Д. Савватимова, действия сотрудников тюрьмы регламентируются законом, а также Уголовно-исполнительным кодексом, и ничего такого, чего там нет, сотрудники не делают и делать не могут. И в то же время он не отрицает: к примеру, запрет лежать днем на нарах на самом деле не является официальным, но он, дескать, "вытекает" из закона.
 
"Вообще в законе написано, что кровать заправляется установленным образом. Вот мы установили, что кровать утром заправлена и эта кровать "не должна нарушаться". Понятно, что скучно, и мы разрешаем им сидеть. Спать не разрешаем, потому что если они днем все выспятся, то ночью вместо нормального отбоя начнут чай варить, стучать, греметь и т.д. Начинаешь им делать замечание, другие возмущаются, что спать не даем, и жалобу потом на сотрудника еще напишут, - говорит Савватимов. – Если находящиеся в камере днем лягут, как смотрящий поймет: спит он или лежит с закрытыми глазами. С этой же целью после отбоя запрещено передвижение по камере".
 
Кстати, а запрет ночью передвигаться по камере не слишком жесток?
 
"Освещение ночью - очень слабое, лампочки горят мощностью в 40 Вт. Контролер (тот, который дежурит в коридоре и каждые 15 минут смотрит в глазок камер), который следит за порядком, арестованных в глазок почти не видит и, к примеру, если в камере много человек, ему за ними трудно уследить", - говорит Д. Савватимов.
 
При этом стоит заметить, что если отбывающие пожизненное заключение содержатся по 3-4 человека в камере, то подследственные – по 8-12 человек. Мы поинтересовались, сколько всего сотрудников в тюрьме. 
 
Оказалось, точное количество сотрудников называть не принято. Однако можно сказать, что в среднем на 5-7 "сидельцев" приходится 1 сотрудник . В коридоре максимум – 2 контролера. Смена сотрудников длится по 12 часов. Для сравнения: в Германии на одного осужденного – минимум два контролера.
 
Стоит заметить, что у самих контролеров работа тоже не сахар. Например, они не имеют права отлучиться от своего места, и более того - сидеть могут только определенное количество времени. Кстати, удалось также узнать, что на все 1500 заключенных в тюрьме лишь 2 психолога.
 
Что же касается отличий между режимом для осужденных к пожизненному заключению и подследственных, то они все же есть, подчеркивает Савватимов.
 
Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать видео


По его словам, у подследственных строгого распорядка дня все же нет. У "пожизненников" отдельно выделяется время на просмотр телепередач днем и вечером. Например, с 21.00 до 21.40 – централизованный просмотр передачи "Панорама". По словам Д. Савватимова, администрация тюрьмы посчитала эту передачу наиболее широко освещающей все события, происходящие в стране.
 
По ту сторону решетки



Впервые о том, по какому расписанию живут в самой большой тюрьме в Беларуси, Денис Суховаров узнал, работая на ОНТ криминальным журналистом. Позже волей обстоятельств Денис побывал здесь в качестве подследственного и осужденного.
 
По его словам, в тюрьме есть "золотое" правило – неукоснительно соблюдать распоряжения администрации. "Однако никто не оценивает, насколько эти требования адекватны. Например, требование, что полотенце не может лежать на нарах. Если мы только что приняли душ всей камерой, где его сушить – непонятно. Или: лежать днем на нарах запрещено – можно только сидеть. Ноги на свою же постель закидывать тоже нельзя. Почему? Ты еще не признан преступником, однако 3 раза ляжешь – и в карцер. Представьте, что такое в 6 утра вставать - постоянно хочется спать, ведь в камере ничего не делаешь".
 
Что касается расписания, которое составлено для арестантов, то в нем в целом не так много пунктов. Однако почему они именно такие? Например, уборка по графику - 4 раза в день. Первая уборка по расписанию сразу после подъема в 6 утра, притом что последняя - перед отбоем. "Как за ночь в камере можно устроить беспорядок – вопрос риторический, учитывая, что ночью все обязаны (!) находиться в постели и любые передвижения, кроме туалета, запрещены", - говорит Суховаров.
 
По его словам, воду обычно не включают, пока утром все не заправят постель, только после этого можно умыться. До 7 утра невозможно даже заварить чай. "После завтрака поступает команда - готовиться к проверке. Мне стало просто смешно, когда я впервые увидел эту административную процедуру. 10-15 арестованных (взрослые мужики и молодые парни) выстраиваются по росту, а затем хором кричат: "Здрасьте! Вопросов нет! До свидания!". Выглядит это со стороны очень забавно".
Кстати, об охране. Есть на территории тюрьмы специальное подразделение - группа резерва. Это дежурная служба, которая призвана выдвинуться по сигналу тревоги – например, если кто-то попытался совершить суицид, подрался и т.д. При этом в случае "сработки" систем охраны часть сотрудников оперативно осматривают забор – нет ли побега. По словам Д. Суховарова, сотрудники группы резерва - всегда в масках, и нередко они работают в "профилактических целях".
 
"Если, например, в камере несколько человек что-то не поделили, то "группа резерва врывается в камеру и начинает всех "молотить", а затем по их команде каждый "сиделец" берет в руки по матрасу и начинают в качестве наказания заставлять нас бегать по коридору. Такие забеги от камеры к камере случались в мою "отсидку" до нескольких раз в неделю".
 
"Благодаря многочисленным проверкам и комиссиям, у осужденных пожизненно в каждой камере есть телевизор, тогда как подавляющее число обвиняемых этой маленькой радости лишены. Телевизор, который в принципе поставить в камере по правилам разрешено, фактически превращается в предмет многомесячных запросов,- вспоминает Денис Суховаров. - Это же касается и свежей прессы. Чтобы выписать газету, мне, как подследственному, пришлось трижды вызывать воспитателя, а затем ждать полтора месяца, прежде чем я получил свежий номер".
 
"Кружка у арестованного должна быть только одна – так называемая зэчка - алюминиевая, без каких-либо ручек. В ней невозможно пить горячий чай, потому что очень легко обжечь губы железом. Кроме того, ее нужно постоянно начищать до блеска. Если на проверке "зэчки" не начищены, просто отключается вода, выдается песок и ты сидишь ее драишь".
 
И это не считая того, что в камерах "все должны быть гладковыбритыми и ходить в помещении только в спортивном костюме".
 
"Если на улице жара и у каждого есть шорты, все равно – спортивный костюм. Вот так 3 раза шорты надел – и запросто можешь угодить в карцер, - говорит Д. Суховаров. - Кстати, при мне появился еще один запрет: запрет на курение в прогулочном дворике. Так мелкие придирки приводят, к сожалению, к глобальным конфликтам", - говорит он. Д. Савватимов, в свою очередь, отмечает, что курение в прогулочных двориках не запрещено и никогда не запрещалось.
 
Говоря о суровости персонала тюрьмы, Денис Суховаров вспоминает: "Во время проверок в камеру заходят двое – старший смены, так называемый корпусной, как правило, это прапорщик. С ним, в подавляющем большинстве случаев, юный сержант. Некоторые из них еще не вышли из подросткового периода и выглядят совсем юными пацанами. То же касается и продольных".
 
По официальной информации, продольные действительно имеют звания от рядового до прапорщика, и именуются они младшим начальствующим составом. Правда, отмечает Денис Суховаров, решающим фактором в отношении к арестованному все же является не возраст. По его словам, сам по себе закон один для всех один, просто сотрудники интерпретируют его почему-то по-разному.
 
"Например, на Володарке закон такой же, а отношение к арестованным намного лучше. В Жодино тоже есть нормальные смены, все от них зависит. Нормальный продольный поглядывает в глазок, видит, я лежу с книжкой, замечаний не делает. Понимает, что все же мы – люди. И таких смен, наверное, процентов 50Правда, тех, кто интересуется жизнью арестованных, вникает в их жалобы, – вообще единицы. Дмитрий Савватимов – чуть ли не единственный такой во всей тюрьме. После тюрьмы мало кому можно быть благодарным, а ему я благодарен".

{banner_819}{banner_825}
-20%
-10%
-20%
-35%
-20%
-60%
-40%
-10%
-35%